300 рублей в час, или как я агитировала за Собянина

СМИ / Газеты   Сергей.
Пол-лета москвичей терроризировали молодые люди в белой форме с надписями «Собянин мой мэр». Среди этих назойливых агитаторов была и я, корреспондент «МБХ медиа»..
Внедрение

О своем участии в выборах мэра Москвы Сергей Собянин официально объявил26 мая, сама избирательная кампания стартовала 2 июня, но мобилизация платных агитаторов началась заранее — как минимум в начале мая, когда я узнала о поиске желающих. По счастливой случайности, с моей будущей старшей, назову ее Мариной, у меня оказался общий парикмахер. Марина разослала друзьям «ВКонтакте» сообщение о том, что нужны пикетчики от 18 до 30 лет, только граждане России, платить обещали по 400 рублей в час. Речь шла о двух сменах по четыре часа, за полный день можно было заработать 3200 рублей — по договору, официально через управу ВАО и московский ЦИК. Я откликнулась, и по запросу Марины отправила ей размер одежды, номера паспорта, ИНН, СНИЛС, адрес прописки и прочее, и о работе мы не общались до июля. Были только приглашения на концерты и встречи от администрации или в штабе, и об одном из таких мероприятий я написала репортаж — под псевдонимом, потому что хотела увидеть агитаторскую кухню изнутри.

Первая часть кампании проходила с 14 по 24 июня: волонтеры и платные агитаторы собирали подписи за Собянина по восемь часов в день. В начале июля Марина написала, что ставка сократилась до 300 рублей в час.

10 июля пошла на собеседование в Перове в офисе «Молодой гвардии Единой России» ВАО. Потенциальными агитаторами были пятеро студентов, двое на тот момент работали волонтерами на Чемпионате мира по футболу, в политике, по их словам, ориентировались слабо, и их, скорее, интересовали деньги, что понятно. Собеседовали нас руководитель местного отделения МГЕР Никита Донцов и его заместитель Артур Моряков, в мэрской кампании — бригадиры, политтехнологи по образованию, с опытом работы на выборах. Сказали, что на президентских МГЕР работала среди тех же волонтеров и основной задачей было повышение явки.

Никита Донцов пообещал мне карьеру в журналистике, ведь устроиться студенту сложно, а МГЕР может помочь «с карьерным ростом». «Нам нужны активные, жизнерадостные, с искренней верой в то, что Сергей Семенович — молодец, а обучение покажет, в чем он молодец», — сказал Донцов. Платных агитаторов, по его словам, три тысячи человек. От волонтеров из штаба нас отличает то, что мы работаем за деньги — а значит, для «системы, порядка и ответственности«. Штабные, естественно, об этом знать не должны. «О деньгах знают только в МГЕРе, руководство кампании эту тему не любит, и о ништяках не нужно никому знать: ни мамам-папам, ни парням-девушкам, ни котикам-собачкам», — предупредил Никита.

С оплатой есть один нюанс.

— Мы будем вас со счета кандидата рассчитывать, но некоторых людей, которые работают у нас на других позициях, мы не можем так рассчитать, потому что их нет на выборах. Это проверка, я и Артур, другие бригадиры, нас в этой структуре просто нет. Мы можем их рассчитать только как пикетчиков. Вы заработаете сумму Х, условно, 300 рублей в час, сто часов отработаете, получите 30 тысяч рублей. Вы с пониманием отнесетесь, если к этой сумме мы еще чуть-чуть добавим со счета кандидата, чтобы заплатить нашим ребятам? Вы заработаете 30 тысяч, а мы еще пять тысяч вам добавим, вы сдадите их Марине, и я оплачу работу других ребят, а вы меньше не получите. Это маленькая хитрость, которую мы проворачиваем со штабом Сергея Семеновича, потому что с одной стороны есть закон, а с другой стороны мы понимаем, что законы принимались 30 лет назад, и у нас есть сотрудники, которых нужно рассчитывать.

— В договоре прописана сумма?

— Нет. Но в конце, когда будете получать деньги, будет акт.

— Вы сначала говорили 400, а сейчас стало 300, вдруг потом станет 200? — беспокоилась одна из студенток.

— Я вам лично как политический деятель, член окружного политсовета партии гарантирую, что вы получите по 300 рублей в час. Это политика. Все делается кулуарно, потому что никто не заинтересован в скандалах, а это кампания основного кандидата. Договоры заключаются на каждых выборах. Выборы прошли, всех рассчитали, все нормально. Представляете, какой будет скандал, если мы обманем три тысячи человек?

После подобного разъяснения какая-то часть волонтеров отсеялась.

Обучение, или как убедить москвичей в том, что «плохо» это на самом деле «хорошо»?

Обучение началось в середине июля. Оно состояло из трех очных и одного заочного этапов. Я позвонила по номеру «для связи со стажерами» и записалась, сказав кодовую фразу «от Максима на стажировку». Никита говорил, что Максим «наш человек из штаба».

12 июля получила форму на «Проспекте мира», подписала первый договор — стандартный для волонтеров, то есть на оказание безвозмездных услуг. Старший Артем не дал мне второй экземпляр: не положено, это «временный» документ. В тот день и 14 июля задача была показать, как мы взаимодействуем с людьми. Мы стояли сначала у метро, потом у входа в Парк Горького и собирали наказы — пожелания и предложения москвичей по изменениям в городе. Отказы и раздражение прохожих воспринимались эмоционально нелегко: стоишь в идиотской форме не по размеру, с натянутой улыбкой, притворно радостно заговариваешь с людьми, которым это очевидно неинтересно, и тебе говорят: «Я не из Москвы». Но, к счастью, достучаться до кого-то все-таки удавалось и выполнить норму по количеству бумажек вышло. По большей части благодаря людям околопожилого возраста, которым внимание было очень приятно. Строителю, например, хотелось бы зарплату повыше, а врач сказала: «Просить что-то по здравоохранению у Собянина бессмысленно, пусть хотя бы не будет хуже».

Хвалили работу Собянина, по моим наблюдениям, чаще, чем ругали и возмущались. Один мужчина из района Марьино сказал: «Нам бы больше пешеходных зон, если Собянин сделает, я куплю ему пиво». В основном людям не нравилось, что в центре все благоустроено и развивается, а дальше него уже нет освещения, мусорок, лавочек, деревьев и ухоженных парков. И злосчастная плитка, конечно же, всплывала не один раз. А каким-то жителям особенно не нравились голуби и то, что москвичи плохо знают английский и их не могут понять иностранцы, которые приехали на Чемпионат мира по футболу.

Теоретическая часть проходила в штабе Собянина на Покровке, 47. Слова Никиты о том, что в штабе тему с агитаторами не любят, с этими собраниями как-то не вязались. Как, интересно, организовывались встречи на пару сотен человек незаметно от руководства?— Какая у вас основная мотивация? — в большом кабинете сидят юноши и девушки, кто-то в этом году закончил школу, кто-то учится в вузе. Все теряются: неудобно сказать, что они здесь ради денег.

— Говорите, зачем волонтерами пошли. Сергея Семеновича поддержать, правильно? Вы же все хотите, чтобы Москва развивалась? А для Москвы и москвичей никто никогда столько не делал, как он!

Женщина из штаба рассказала о нововведениях и режиме работы. В эти выборы избирательные участки будут работать с 8 до 22, а не до 20. Впервые ТИКи организованы на дачных участках, а волонтеры звали на выборы прямо в вагонах МЦК и электричек по дачным направлениям. По плану, агитировать должны были с 11 августа по 8 сентября, в день тишины — просто приглашать на выборы.

Основная задача агитатора — убедить как можно больше москвичей прийти 9 сентября и проголосовать за Собянина. Раздача агитационно-пропагандистских материалов (АПМ) планировались в несколько смен и форматов: утром у всех станций метро, вечером у 35 станций и на улицах в 125 районах старой Москвы, ярмарки выходного дня в 90 районах, информирование в электричках по выходным, ежедневная агитация в ключевых и районных парках, также у МФЦ, это около 150 точек, и у крупных торговых центров, велопробеги.

Чтобы житель пришел на выборы и проголосовал за «нашего любимого мэра», нужно обязательно раскрыть ему глаза на те положительные изменения, которые произошли за пять лет последнего срока Сергея Семеновича. Преподаватель по функциональной части, а по сути по пропагандистской работе, расписал схему: приветствие, что вы хотите, аргумент/личная история. Например: «Здравствуйте, приглашаю вас прийти на выборы 9 сентября и проголосовать за лучший город на свете и лучшего мэра, который благоустроил этот и десятки других парков Москвы. Раньше молодежь гуляла неизвестно где, а теперь в этом красивом парке. Если хотите, чтобы Москва и дальше менялась в лучшую сторону, приходите и проголосуйте!».

Возражать жителям не рекомендуется, нужно соглашаться с тем, что их проблемы реальны.

«Ваша задача не решить проблему жителя, а доказать, что это плюс и заслуга Собянина. Да, может быть, вам будет неудобно, но вы привыкнете и поймете, что стало лучше. Школы пообъединяли, учителя увольняются? Да, но они увольнялись всегда, и смотрите, появился электронный дневник и другие современные сервисы, с которыми старые учителя не справляются, уходят и освобождают места для молодых учителей. Говорите: мой кандидат Сергей Собянин, я вижу, что стало лучше, вижу его конкретный результат».

По шаблону диалог с москвичом должен был проходить так:

— Здравствуйте, я приглашаю вас проголосовать за Собянина на выборах мэра!

— Здравствуйте. Не думаю, что Собянин лучший кандидат.

— Как не думаете? Вы видели все позитивные изменения?

— Да, но есть и другие кандидаты, может, они изменят Москву еще лучше.

— Как лучше? Откуда вы знаете, какая у них программа? Вот мы видим результаты работы Собянина, его программа проверена и надежна!

— Ага, сделали выделенную полосу для общественного транспорта, и пробок стало только больше.

— Да, но когда-то Москва была на первом месте в рейтинге загруженности дорог, сейчас мы на 13 месте, и дороги стали более разгруженными, именно из-за полос, развязок.

— Да? Ну, тогда я приду и проголосую за него, спасибо!

После такого блока я сама боялась, что поверю в то, какой Собянин молодец.

На предпоследнем этапе обучения, деловой игре, мы закрепляли знания о подвигах Собянина. Разделились в группы по темам, я оказалась в реновации и реконструкции. Нужно было законспектировать информацию по всем тематическим группам и коллективно ответить на вопросы теста вроде «Логотип какой муниципальной службы изображен на слайде?» и «Назовите построенные за последние пять лет станции метро и МЦК». Завершали игру сценки по группам. У нас была молодая пара, которая живет в ветхом жилье с тараканами, а потом приходит Собянин, и по взмаху импровизированной волшебной палочки появляется новая квартира, в которой нравится «даже тараканам».

В конце июля Марина сделала чат и скинула ссылку на тест — мойгородмосква. рф, где нужно было ответить на такие же вопросы, как и на деловой игре, только самостоятельно. Судя по чату из 30 с чем-то людей, которые пришли через Марину, осталось 12, нескольких из них к концу кампании уволили. В чате Марина писала о мероприятиях, на которые нам нужно пойти от МГЕР, концерты от мэрии. 27 июля пришло СМС-сообщение с ссылкой на скачивание специального приложения для этих выборов «Волонтер», где мы могли фиксировать свои смены, а начальство — следить за нами по геолокации. Все скачали, но функциональная часть приложения на тот момент еще не работала. Постепенно добавлялись требования написать посты в социальных сетях или поставить лайк чужим постам, а также предложения, например, подработки понятым при обыске УБЭП, «благодарность» — тысяча рублей за присутствие с 6 до обеда. Каждый раз, когда я на что-то не отвечала, сообщения сначала дублировались мне отдельно, а потом Марина звонила.8 августа в Доме ученых подписывали договоры. За меня договор частично заполнила Марина, так как меня на тот момент не было в городе. По ее словам, в договоре прописана сумма — 400 рублей в час, из них мне достанется только три сотни, а остальное я отдам «Молодой гвардии». Сам документ я смогу увидеть только при расчете в конце кампании, дозаполню пустые поля задним числом и получу деньги по акту выполненных услуг. Показать договор или хотя бы его фото Марина отказалась, ссылаясь на то, что документы в бухгалтерии.

«Идите вы со своим Собяниным!»

Наша работа в Измайлове началась только 9 августа, несмотря на планы. У Марины было три точки: утренняя смена у МЦК «Измайлово», дневная у МФЦ на «Первомайской», вечерняя в Измайловском парке и ярмарка выходного дня в том же районе. Приложение для волонтеров все еще не работало.

Первой моей сменой были два часа у МФЦ. На середину августа АПМ было не очень много, поэтому раздавать открытки и буклеты нужно было избирательно, тем, кто реально поддерживал. Разговоры с местными жителями проходили совсем не так, как нас готовили.

— Здравствуйте. Вы знаете, что 9 сентября выборы мэра Москвы? А вы поддерживаете Сергея Семеновича?

— Как я могу забыть, вы здесь каждый день стоите, у вас на футболке написано, я читать умею. Удачи, девочки, — бросила нам вслед молодая женщина в солнечных очках.

— Не поддерживаю, мне кажется его только вперед ногами из мэрии унесут, никакой демократии, — высказался молодой человек очень спортивного телосложения.

— Собянин не мой мэр.

— Пойду и поддержу, всегда хожу на выборы, — сказал дедушка с ямочками у глаз.

— Отвалите со своим Собяниным! — прикрикнула семейная пара с ребенком.

— Он для Измайлова ничего не делает, — пожаловалась бабушка с дорожной сумкой на колесиках, набитой продуктами, — Я понимаю, центр, там гуляют иностранцы, но мы же тоже люди. Не понимаю, зачем везде кладут плитку, у нас уже в конце сентября будет наледь, все будут ломать ноги. Москвой должен руководить москвич. Как было 30 лет назад, когда я приехала, так и осталось. В центре показуха, а вот через 20 лет, может, сделают, а я до этого и не доживу, — от нас она ушла в грустном расположении духа, колесико сумки сломалось, но бабушка так спешила на дачу к мужу, что ушла так.

— Знаю, что будут выборы и даже кто станет мэром. Зачем туда ходить? — спросил мужчина лет 30.

— Обязательно проголосую за Собянина, он хороший управленец, — сказала пожилая женщина в замысловатой шляпе и спортивных очках.

— Если будете раздавать ручки или еще что-нибудь, пойдем! — весело крикнули две женщины в домашних халатах.

По-настоящему переубедить мне никого не удалось, речевые конструкции из методички не срабатывали.

«Люди чаще за, чем против. Зависит от района и расположения. Когда мы собирали подписи, стояли, где реально все плохо, противников было больше, — говорит Марина. — Когда была президентская кампания, было то же самое, только мы просто звали на выборы, и были люди, которые против Путина, подходили навальнисты и всякие разные оппозиционеры».

Пока мы стоим на улицах и агитируем, штабные, то есть бесплатные, волонтеры работают в штабе, общаются с москвичами, обычно с бабушками, которые туда заходят, собирают наказы, выслушивают проблемы. Кроме нас, есть еще потоковые волонтеры, так называемый «самотек», они работают стихийно и бесплатно и по-настоящему поддерживают Собянина. За нами все это время могла следить проверка из штаба в гражданском, она фиксирует нарушения, подходит и задает несколько вопросов о мэре, но я с проверкой ни разу не столкнулась.

В следующий раз я работала в парке. Было очень смешно агитировать за Собянина, стоя у дороги, с которой прямо в тот момент снимали по виду достаточно новый асфальт. Наверное, вместо него скоро будет плитка. Здесь мы работали с нашей целевой аудиторией — бабушками. АПМ было уже достаточно, и можно было не жадничать.

«Бабушки разделены на коммунистов и единороссов. У них здесь бывают стычки. Недавно мы подошли к одной, она оказалась коммунистом. Оставили ей одного волонтера на съедение и ушли, — рассказала Марина. — Пока она высказывала свое мнение, подошли другие бабушки и начали его от нее оттаскивать: „Она коммунистка, ее давно к стенке надо“. Говорят: „Давайте свои открыточки, молодцы, Собянин молодец“».

Парковая группа состояла из меня, старшей и еще двух девочек, студенток факультета госслужбы. В парке проверке сложнее нас найти, поэтому мы не передвигались по нему, как полагается, а стояли на одном перекрестке и играли в слова, переключаясь на раздачу открыток и агитацию. В тот день мимо нас прошли Маринины одноклассники.

— Наверняка заметили. Не, ну, главное, что я тут стою за деньги.

— Тише говори! Это можно говорить только в очень узком кругу, — пошутила одна из девочек

— Как нельзя произносить вслух «Волдеморт».

Кроме того, что вместо ожидаемых 400 рублей в час, у нас осталось только 300, смены посокращали: дневная минус человек, третью убрали вообще до последних дней кампании. Приложение заработало только 21 августа.24-го всех свободных агитаторов согнали на праздник в штабе на Покровке. Нас вместе с волонтерами поблагодарили за работу, особо отличившимся вручили грамоты, своего давнего товарища, Собянина, поддержал выступлением Лев Лещенко. На шведском столе, казалось, бабушки были готовы разорвать за бутерброд с овощами и сыром от Сергея Семеновича. В тот же день от нас потребовали прислать анкету и фотографию для сайта Собянина во вкладку «Мой штаб». Не могу сказать, сколько волонтеров на сайте на зарплате, но знакомые лица с обучения агитаторов я точно видела.В выходные я работала на ярмарке. Это четырехчасовая смена. К концу месяца люди реагировали на нас уже достаточно агрессивно, а жителей надо было отлавливать по максимуму. Нашего агитатора, первокурсника Васю (имя изменено), накануне чуть не избили. А мне одна бабушка сказала: «Тоже приехала, приглашает на выборы, я тебя сейчас прогоню отсюда, я тебе сейчас покажу». На все это нужно было реагировать с улыбкой и желать хорошего дня. Эта бабушка злобно смотрела на меня еще минут 20, пока не приехал ее трамвай.27 августа все свободные руки собрали в конно-спортивном центре в Измайлове. Артур из МГЕР рассказал, что мы будем работать на окружном форуме «Единой России» ВАО, куда приедут все «випы», включая депутатов Госдумы (орган государственной власти, оправдывающий сексуальные домогательства), Мосгордумы, главы управ, в общем, весь «бомонд» округа со своими семьями и детьми. А мы должны будем их развлекать.

«Основная технологическая цель этого мероприятия — мобилизация перед выборами. У нас на Востоке единороссы дружат семьями, все между собой общаются, поэтому у нас он будет проходить в семейном формате, чтобы было интересно всем членам семьи, — объяснил Никита Донцов. — Это мероприятие „Единой России“, но мы, конечно, партии как старшему товарищу помогаем и принимаем активное участие».

Под моим контролем была точка с белым полотнищем и гуашью — гости оставляли разноцветные отпечатки своих ладоней. Рядом со мной симпатичные дети единороссов стояли в очереди за аквагримом: кто-то хотел флаг России, кто-то бабочку. На форуме мы бесплатно отработали около пяти часов, хотя я не помню, чтобы все мы вступили в МГЕР и «Единая Россия» стала именно нашим старшим товарищем.31 августа я отработала свою последнюю смену — у МЦК «Измайлово». К тому времени москвичи, казалось, раздражались еще больше, тем более с утра и в будний день. Но многие подходили за открытками для коллекции. Для споров и разговоров на таких точках у прохожих совсем нет времени, поэтому единственный эксцесс был с очень пьяным мужчиной, который раскидал наши материалы по тротуару и ругался матом.

Основная часть кампании закончилась 4 сентября, так как большая часть актива пошла на учебу. На следующий день Марина написала, что можно удалить приложение, и пообещала, что в пятницу в бухгалтерии Московского городского регионального отделения «Единой России» нашей бригаде заплатят деньги. Но меня и еще десять человек, по словам Марины, должны рассчитать отдельным переводом из-за того, что мы мало работали или поздно присоединились к кампании. Вместо моего договора, с прописанным или не прописанным окладом, мне предложили грамоту или благодарность. В общей сложности я проработала 10 часов (не считая бесплатных «ладошек»), поэтому от «Единой России», помогавшей самовыдвиженцу Собянину, я жду три тысячи рублей.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.   mbk.sobchakprotivvseh.ru/suzhet/300-rublej-v-chas/

  • Оценка: +5
    • Отобразить местоположение

Комментарии (0)

RSS
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.