Мифы и вранье о повышении пенсионного возраста

СМИ / Газеты   Сергей.

— Алексей, на вашем канале уже три ролика подряд посвящены повышению пенсионного возраста. Долго ещё собираетесь говорить об этом?

— Да. Собираюсь долго и не я один, а все члены нашей команды. То, что сейчас делают Путин и «Единая Россия», — грабеж и дискредитация самой мечты о нормальной пенсионной системе, которая когда-нибудь должна появиться в нашей стране.

Они хотят доказать, что лучшее и единственное возможное сейчас — просто платить пенсионерам на триллион рублей в год меньше. К этому же сводится повышение пенсионного возраста. Оставим всё как есть, но пенсионерам дадим на триллион меньше.
И телевизор заливается о том, как это правильно. И Владимир Познер поёт песню о счастливом долголетии. И молчат даже те, кому положено кричать. 
Профсоюзы молчат. Ну, то есть бормочут что-то невнятное и до сих пор ни одного более-менее крупного митинга не провели.

Разнообразные чуваки, обожавшие объявлять себя «левыми центристами», молчат.
И так далее, и так далее.

Боязно говорить — рейтинг Путина на этой теме падает, значит, за её продвижение сделают атата.

И вот вам объяснение, для чего стране нужна оппозиция. Мы не молчим. Организовали самые массовые на этот момент акции протеста, собрали почти 200 тысяч подписей под «проектом мести» — базой консолидированного голосования против тех, кто выступает за повышение пенсионного возраста. И ведём кропотливую разъяснительную работу. Почему это работает против людей средних лет. Почему от этого страдают женщиныГде взять деньги на пенсии.

Сегодня мы громим ту методичку, разосланную Кремлём, по которой чешут наши пропагандисты.

Посмотрите сами, чтобы иметь аргументы в дискуссии о пенсионном возрасте, и покажите другим.1. «Другого пути увеличить пенсии нет»
Это самый распространенный аргумент сторонников повышения пенсионного возраста (наряду с сопоставлениями возрастов выхода на пенсию в разных странах — об этом чуть ниже), и он не выдерживает никакой критики, потому что опирается исключительно на нынешнюю систему финансирования пенсий — через страховые взносы на фонд оплаты труда. Это безнадежный анахронизм, и если искать средства на пенсии только здесь, то конечно вы никогда ничего не сбалансируете. В России низкие зарплаты (по данным Росстата, почти половина работающих получает менее 25 тысяч рублей в месяц, более 80% — менее 50 тысяч), уже сейчас страховые взносы в ФОТ покрывают лишь менее 52% годовых расходов Пенсионного фонда (данные Росказначейства за 2017 год).

При этом страховые взносы в ФОТ являются мощнейшим фактором, сдерживающим рост оплаты труда и доходов россиян, создание новых рабочих мест. По данным ежегодного обзора PwC «Paying Taxes», Россия входит в десятку худших экономик мира по уровню налоговой нагрузки на фонд оплаты труда. В последние годы об этой проблеме заговорили и в правительстве: после прихода на должность министра экономического развития Максима Орешкина он начал ставить вопрос о снижении страховых взносов на ФОТ, правда, пока безрезультатно.

Поэтому когда сторонники повышения пенсионного возраста говорят вам, что «альтернативы сбалансировать пенсионную систему нет», они недоговаривают. Правильно сказать «альтернативы нет, если цепляться за изжившую себя систему финансирования пенсий через начисления на зарплаты». От высоких страховых взносов на ФОТ необходимо как можно скорее отказываться и искать принципиально иной механизм финансирования пенсий.

Каким такой механизм может быть, многократно говорилось: это трансформация Пенсионного фонда из распределительного механизма (собирающего взносы с действующих работников и перераспределяющего их на выплаты действующим пенсионерам) в капитализированный фонд-инвестор, владеющий активами и зарабатывающий на доходах от них. Аналогия — норвежский Глобальный пенсионный фонд, являющийся крупнейшим инвестором в мире с активами более 1 триллиона долларов, владеющий более 1% мирового акционерного капитала.

Россия могла бы достаточно быстро сформировать такой фонд за счет внесения в его капитал акций госкомпаний, доходов от приватизации, остатков Фонда национального благосостояния, а также если начала бы юридически взыскивать по всему миру незаконно выведенные из России коррупционные капиталы (в будущей постпутинской России этим непременно надо будет заняться). Последующая реструктуризация госмонополий позволит резко увеличить акционерную стоимость совокупных пакетов акций этих компаний (даже если они будут приватизироваться, Пенсионный фонд сможет сохранить миноритарные пакеты и получать по ним дивиденды, а получаемые от приватизации средства вкладывать в новые активы). Сегодня государство владеет имуществом потенциальной стоимостью минимум в сотни миллиардов долларов, но получает от него смехотворный доход — в федеральный бюджет поступают дивиденды по принадлежащим государству долям в компаниях лишь на сумму порядка 250 млрд рублей в год (при хорошем управлении только от десятка крупнейших госкомпаний можно получать триллион, если дивиденды платились бы по рыночным ставкам, как в частных компаниях в этих же секторах).

Преобразование Пенсионного фонда из распределительного в инвестиционный стало бы мощным источником пополнения пенсионной системы деньгамиЕсли преобразовать Пенсионный фонд из распределительного в инвестиционный, то можно будет создать мощный источник пополнения пенсионной системы деньгами, а страховые взносы на фонд оплаты труда в ПФР снизить с нынешних 30% до 5-10%. Это, в свою очередь, даст мощный толчок развитию экономики, созданию рабочих мест, увеличению зарплат.

И это мы даже еще не касались внутренних резервов, скрытых в пенсионной системе. У нас очевидно избыточные затраты на сам Пенсионный фонд, где работают более 100 тысяч человек, а роскошные дворцы ПФР заполонили всю страну (при том что вообще-то фонд должен работать как полностью автоматизированный онлайн-механизм, и объективной потребности в такой роскошной недвижимости нет). Все эти здания можно продать. Далее, в России из 43,5 млн пенсионеров лишь 36,3 млн получают пенсию по старости — огромная нагрузка на пенсионную систему ложится из-за плохой медицины, плохой экологии, высокой аварийности, смертности, преступности, участию в агрессивных войнах за рубежом. Это ведет к большому числу получателей пенсии не по старости, а по инвалидности, потере кормильца, жертвам радиационных и техногенных катастроф. Настоящие реформы — это не повышать пенсионный возраст, а работать над улучшением качества жизни — совершенствовать медицину, улучшать экологию, повышать безопасность, снижать аварийность, не вести войны. Это позволит снизить нагрузку на Пенсионный фонд: из сегодняшнего бюджета ПФР в 8,4 трлн рублей лишь 6 трлн идут на выплаты пенсий по старости. На этом фоне говорить о «чрезмерной демографической нагрузке» просто смешно: почти 30% бюджета ПФР тратится вовсе не на выплаты пенсий по старости.

https://theins.ru/opinions/108593         navalny.com/p/5900/

 

  • Оценка: +4
    • Отобразить местоположение

Комментарии (1)

RSS свернуть / развернуть
+1
avatar
vfc2vfc +1.08
Да все правильно! Согласен с автором.Но  наши богатеи-хозяева не хотят  содержать и требуют управленцев страной повышать возраст.А то придется доходами от ресурсов с низами то делиться.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.