Многодетную семью Героя России оставили без половины пенсии: «Это что же, они будут 120 тыс. получать?!»

СМИ / Газеты   Сергей.

В Татарстане, по меньшей мере, сотня членов семей ветеранов боевых действий не получают положенные повышенные выплаты, говорят в фонде «Право матери», добавляя: цифры приводят в военкомате, не понимая, что нарушают закон. Среди не досчитавшихся половины пенсии оказались и родные погибшего в Сирии Марата Ахметшина.

 

Марат Ахметшин – один шести участников сирийской операции, посмертно удостоенных звания Героя России. Память увековечена в Атабаево, Лаишево, Осиново… В Казани установлены бюст, кроме того, родной школе №113 присвоено его имя. Но, вероятно, никто и подумать не мог, что один из самых титулованных Героев России последних лет будет упомянут еще и в судебной хронике.

Как оказалось, семье погибшего при отражении атаки боевиков не доплачивают пенсию. И разрыв составляет половину положенной суммы. Слушать дело начали в конце ноября в Советском районном суде. И тут же взяли месячную паузу, поскольку представители Военного комиссариата Татарстана не принесли на заседание главный документ – пенсионное дело Марата Ахметшина. Но самое интересное, в ходе процесса военные признали: в республике, по меньшей мере, сотне семей ветеранов боевых действий не выплачивают положенные надбавки. Причем, совершенно сознательно, считают в фонде «Право матери», который сегодня представляет в суде интересы вдовы Героя России Гузель Ахметшиной, и троих детей пары – Зарины, Амира и Ралины.

Отцу положено, матери, супруге, а детям… ничего не положено

Гузель Ахметшина совсем недавно выяснила, что выплаты ей производятся не в полном объеме. Пенсию по потере кормильца и она, и дети получают. Однако, как выяснилось, Военный комиссариат Республики Татарстан отказал семье в законном увеличении размера выплат по случаю потери кормильца — на 32% за статус погибшего «ветеран боевых действий», и на 100% за звание «Героя РФ». Именно эту позицию и отстаивала в суде юрист фонда Татьяна Сладкова. Со своими оппонентами – начальником центра социального обеспечения Игорем Скороходом и помощником начальника того же центра Валентином Буряковым, она увиделась не первый раз. В прошлом Сладкова уже выигрывала дела по подобным спорам в Татарстане, и каждый раз слушания получались эмоциональными из-за бурной реакции… военных. Вот и на этот раз Игорь Скороход надежды оправдал.

«Вот сейчас Ахметшины получают пенсию по случаю потери кормильца на каждого человека 15 тысяч рублей. Это что же после того, как мы увеличим им размер пенсии, они будут 120 тысяч рублей на семью получать?! – так Скороход представил на суде позицию комиссариата, цитируют его представители фонда. – Вот, представим себе семью погибшего Героя России. У него отец – ветеран ВОВ. Вот ему положено. А мать – Ветеран Труда. И ей положено по другому основанию. А вот супруга у него – олимпийская чемпионка, например. И ей тоже положено по своим основаниям. А еще дети… Нет, детям, получается, в такой ситуации ничего не положено».

Татьяна Сладкова объяснила, что положено, поскольку пенсия по потере кормильца выплачивается всем членам семьи, в том числе, детям до их совершеннолетия. И Ахметшиным должны начислять ровно столько, сколько положено по закону.

Возражения комиссариата были изложены на пяти листах. Если коротко: платить военкомат не хочет. Причем, как в случае с Ахметшиным, так и в других подобных ситуациях. Как сообщил сам Игорь Скороход, в Татарстане около 100 членов семей ветеранов боевых действий не получают повышенные пенсии. На фоне этой информации представители фонда «Право матери» призывают:

«Дорогие матери, отцы, вдовы из Татарстана, обращайтесь, мы выиграем вам все суды!»

Забавно, что, не забыв возражения на пяти листах, представители комиссариата оставили в кабинетах пенсионное дело Ахметшиной. В результате судья Анфиса Шайдуллина перенесла заседание на 23 декабря.

«Я много лет выигрываю суды, а вы только деньги зарабатываете»

В декабре прошлого года Татьяна Сладкова отстояла право на повышенные выплаты для Елены Пучининой, чей сын погиб в ходе контртеррористической операции в Чечне в 2005-м. Валерий Пучинин подорвался на самодельном взрывном устройстве, прикрывая отход личного состава. Позицию военных тогда снова представляли те же сотрудники центра социального обеспечения. Во время оглашения кассационного определения Валентин Буряков засмеялся, получив замечание председательствующего судьи Марата Хайруллина – «ничего смешного в этом нет, если вы не согласны, есть шесть месяцев на обжалование». А после представитель военкомата подошел к юристу фонда и заявил:

«Вы законов не знаете, ни одного суда не выиграли, а я много лет выигрываю суды, а вы только деньги зарабатываете».

На том же заседании Игорь Скороход говорил о 270 семьях вдов и родителей в Татарстане, из которых лишь двое получают надбавку, поскольку сами были участниками Великой Отечественной войны – «остальным мы не платим». Сравнивая сказанное с сегодняшними цифрами, можно предположить два варианта: или представители военкомата не владеют ситуацией – ведь в 2019 году обделенных выплатами назвали лишь сотню, или же была проведена большая работа над ошибками. Выяснить позицию, в любом случае, не удастся, поскольку в комиссариате воздерживаются от дополнительных комментариев. Мы же крутим «ленту» дальше…

В 2012 году фонд спорил с комиссариатом, защищая интересы вдовы командира танкового взвода Сергея Чигашова, погибшего на «первой» войне в Чечне. Тогда представитель республиканского военкомата Эдуард Салахов в ходе прений вынужден был признать верность позиций фонда, однако до последнего пытался снизить сумму долга, набежавшего с момента назначения пенсии вдове героя – Наталье Чигашовой. К слову, супруга женщина потеряла, когда ей было лишь 20 лет.

В 2013 году с участием фонда слушалось еще одно татарстанское дело, однако тогда ответственность делили представители МВД РТ и МВД Марий Эл. Громких нот в этом процессе было меньше. Представитель МВД по РТ Рамиль Хисамов заявил, что «вне зависимости от споров с истицей, министерство испытывает безграничное уважение к ней, детям и памяти погибшего супруга и всегда готово прийти к ней на помощь» и попросил… в иске отказать. В результате выплачивать задолженность обязали марийских коллег.

В картотеке фонда множество подобных дел об отказах начислять повышенные пенсии, и споры возникают в разных регионах России. И каждый раз интересы заявителей фонд представляет бесплатно – без гонорара или процентов с отсуженных выплат, о чем Татьяна Сладкова напоминала и по итогам татарстанских заседаний, отвечая на обвинения в зарабатывании денег.

«Ваш муж, начальник разведки штаба… был тяжело ранен»

Марат Ахметшин погиб 3 июня 2016 года. В извещении представители Министерства обороны сухо сообщали:

«Ваш муж, начальник разведки штаба гаубичного самоходно-артиллерийского дивизиона капитан Ахметшин Марат Радикович, выполняя боевое задание 02.06.2016 г., верный военной присяге, был тяжело ранен в брюшную полость и от полученного ранения умер около 1 ч. 00 мин. 03.06.2016 г. Смерть капитана Ахметшина М. Р. связана с исполнением обязанностей военной службы». Из справки о смерти: «Острая кровопотеря. Огнестрельное пулевое сквозное сочетанное ранение груди, живота и таза с повреждением внутренних органов».

Только спустя несколько месяцев смерть Марата Ахметшина была подтверждена Министерством обороны. К этому моменту посмертно ему успели присвоить звание Героя России. А затем появились и подробности последнего боя военного. Во время атаки около двух сотен террористов Марат Ахметшин руководил огнем артиллерийской батареи. В одиночку он прикрывал отход своих бойцов. Располагая лишь тремя пушками, автоматом и гранатами, подбил несколько танков и бронетранспортеров противника, но и сам получил тяжелые ранения в грудь, живот и ногу. Когда к месту боя подоспела подмога, нападение было отбито. Марат Ахметшин был еще жив – израненный, он держал в руке гранату на случай, если боевики подойдут слишком близко. Спустя сутки в госпитале Марат Ахметшин скончался в военном госпитале города Пальмира от большой кровопотери.

В январе 2017 года журналисты писали, что Ахметшин стал, как минимум, 24-м погибшим военнослужащим России в Сирии. На конец сентября 2019 года, по данным официальных публикаций минобороны и представителей российских региональных властей, в результате боевых действий в Сирии погиб 61 российский военнослужащий. Кроме того, зафиксированы небоевые потери — 50 человек, где 49 стали жертвами авиакатастрофа и один покончил с собой. Причины гибели еще четырех военнослужащих официально не назывались.

Регина Алендеева. kazanreporter.ru/post/3985_mnogodetnuu-semu-geroa-rossii-ostavili-bez-poloviny-pensii-eto-cto-ze-oni-budut-120-tys-polucat

 
  • Оценка: ?
    • Отобразить местоположение

Комментарии (1)

RSS свернуть / развернуть
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.