Мы знаем, кто устроил теракт в Магнитогорске. Боевики планировали серию взрывов в новогоднюю ночь

СМИ / Газеты   Сергей.

К взрыву в жилом доме 164 на Карла Маркса причастны Махмуд Джумаев, Алишер Каимов и Альмир Абитов. Эти люди около полугода готовились к терактам на Новый год.

 
Проспект Карла Маркса, 164 (фото: Reuters)

31 декабря

06:08 по местному времени — первый звонок на номер «112» об обрушении дома на Карла Маркса. Очевидец кричит, что видел легковушку, которая заехала в арку и  взорвалась. Рухнул целый подъезд. Вот как выглядит первое донесение о ЧП в Магнитогорске, которое отправляют оперативные службы в Москву:

«31.12.2018 года в 04:08 (мск) в городе Магнитогорске Челябинской области в  результате взрыва легкового авто, находящегося под аркой жилого дома по  улицеКарла Маркса, 164, произошло обрушение одного подъезда» 

Криминалисты опрашивают людей, берут смывы с бетонных плит, лежащих на поверхности завала. По  официальной версии, позже озвученной СКР, газоанализаторы не  обнаруживают следов взрывчатки. Информация о таинственной машине больше в  спецсообщения не вносится. Однако, есть важный момент: экспертам ЭКЦ МВД не дают сделать анализы на взрывчатые вещества бетонных конструкций, лежащих внизу завала. Экспертиза работает только с материалами, взятыми на поверхности. Всеми остальными исследованиями занимаются исключительно ФСБ и СК России.

Появляется новая версия.

«По состоянию на 06:40 (мск) 31.12.2018 в городе Магнитогорске произошёл хлопок газа с  последующем обрушением 7 подъезда 10-этажного жилого дома»

Ближе к 10 часам утра Следственный комитет Челябинской области возбуждает уголовное дело – по  статье «Причинение смерти по неосторожности» и определяется с версией: «Взрыв бытового газа».

Бомба на остановке

10:08 первого января, Магнитогорск, проспект Ленина. 68-летний дворник Салават подметает тротуар перед остановкой у ТЦ «Континент». Он обращает внимание на  бутылку с проводами, торчащую из урны. Салават зовет своего приятеля Сергея Демьянова, который работает неподалеку. Они заглядывают в урну и  замечают, что от бутылки провода тянутся к мобильнику. Демьянов обрадовался находке, вырвал телефон и забрал себе. Встревоженный Салават разглядывает бутылку.

«Я заметил внутри этой бутылки много черных точек, как шариков каких-то или шляпок гвоздей. Сергею сказал, что он дол…., и надо все сложить обратно. Но  он взял мобильник этот и ушел. А я позвонил в полицию».

 
Остановка возле ТЦ «Континет» (фото: Baza)

В дежурке долго не верят Салавату, считая, что это чья-то пьяная шутка, и только через полчаса отправляют наряд. Сотрудники рассматривают бутылку с безопасного расстояния, после чего докладывают по рации. Приезжает подполковник и  немедленно приказывает звонить в МЧС и ФСБ.

Салавата опрашивают, он  рассказывает, что накануне днем в урне этой бутылки не было. То есть кто-то положил её в мусорку с 10:00 31 декабря до 9:00 первого января. Параллельно начинается поиск Демьянова. Сергея находят дома: он уже вовсю празднует Новый год, телефон лежит в кармане куртки. Демьянов собирался продать мобильник и купить еще водки.

 
Дворник Салават

Прибывшие саперы осматривают бомбу. Конструкция примитивная: пластиковая ёмкость с  взрывчатым веществом белого цвета, две примотанные к ней батарейки и  дешевый кнопочный телефон, который должен был сработать по звонку как детонатор. В мобильнике установлена сим-карта «Теле-2».

Первым делом сотрудники ФСБ проводят детализацию и биллинг этого номера. Пробиваются несколько десятков номеров, часть из них зарегистрирована на местных жителей. В  том числе и на некоего Махмуда Джумаева, 1975 года рождения. Махмуда проверяют по базам, у него есть машина – «ГАЗель», купленная еще в 2016 году. Номер – В919ТЕ 174 регион. Ориентировку на нее передают в ГИБДД.

Сотрудники ФСБ отправляются к дому №24 на Московской улице, туда, где зарегистрирован Джумаев. Дверь никто не открывает, ее срезают с петель.

В квартире никого нет. Опрашивают соседей, выясняется, что раньше Джумаев жил здесь с семьей, но в последнее время из-за частых ссор жена с детьми переехали. Самого Махмуда в последнее время здесь тоже видели нечасто.

Взорванная маршрутка

Поздним вечером 1 января сотрудники ФСБ и МВД оцепляют целый район и эвакуируют жильцов нескольких домов на пересечении проспекта Ленина и улицы Марджани. Людей рассаживают по автобусам, после чего вызывают по одному для проверки документов. Полицейские показывают жильцам четыре фотографии – чьи, не  уточняют.

Неожиданно из зоны оцепления пытается прорваться «ГАЗель» с номерами В919ТЕ. Слышны выстрелы, машина загорается и взрывается. Огонь настолько силен, что подойти невозможно.


Когда пламя погашено, полицейские пытаются подойти к машине, однако сотрудники ФСБ их не пропускают и рекомендуют заняться оцеплением, «чтобы никто не шастал».

Возле сгоревшей маршрутки находят тело человека, пострадавшее от огня, но не так сильно как еще два, оставшиеся в салоне. Опознать их уже невозможно, но у спецслужб уже есть предположения, кто это может быть.

Обожженный труп, найденный в снегу возле машины – это 43-летний Махмуд Джумаев. А в салоне, скорее всего, Алишер Каимов и 39-летний Альмир Абитов. Их  останки отправляют сначала в местный морг, а оттуда увозят в Челябинск: там находится ближайшая лаборатория, в которой проводят ДНК-экспертизы.


Людям из дома 93 разрешают вернуться к себе лишь спустя несколько часов. Возле большинства входных дверей стоят отметки фломастером – крестики. Так помечают квартиры, у жильцов которых проверены документы.

Одна из дверей в доме 93 на Ленина взломана. Это квартира №37. Крестика на стене нет.

Махмуд Джумаев

Махмуд Джумаев родился в  1975 году в Узбекистане. Мать – татарка, работала преподавателем русского языка и литературы, папа – узбек, архитектор. Семья приличная, большая – кроме Махмуда еще несколько детей. В конце 90-х Махмуд перебрался в Россию и переехал под Челябинск, в Магнитогорск. Он  устроился на стройку в поселке «Дружба», где быстро дослужился до  прораба, руководство отметило его хорошие организационные навыки и  вообще – таких называют «рукастыми». В 2000 году Джумаев познакомился с  Олесей Антоненковой, и вскоре они стали жить вместе. Олеся – православная и религию менять не стала, но Махмуда это не смущало. Через несколько лет родились двое детей, сын Рома и дочка Диана. Детям дали и  вторые, узбекские имена – Абдурахмон и Согдиана.

Махмуд неплохо зарабатывал, но денег нужно было всё больше. Он скопил небольшую сумму, арендовал машину и занялся частным извозом. Олеся работала продавщицей в  магазине недалеко от вокзала в Магнитогорске.

Из-за перебоев с работой на стройке Махмуд решил заняться чем-то одним и в 2015 году устроился в  местный таксопарк. Его определили на 31-ый маршрут, там работают в  основном приезжие из Узбекистана и Таджикистана. Именно тогда все и  началось говорит Олеся.

«Он изменился. Стал часто говорить о религии. Сначала просто так, между делом. Потом все чаще – и даже предложил мне сменить веру и принять ислам. Я  внимательно слушала, что он до меня доносил там, пыталась читать Коран, но у меня совсем не пошло. В итоге сказала, что не хочу, тогда он  переключился на детей, и там тоже встретил мое сопротивление».

Отношения в семье стали быстро портиться. Начиная с 2015 года Махмуд все глубже уходил в  религию, это отмечала не только жена Олеся, но и друзья семьи. Если в  2011-ом Джумаев с детьми в обнимку позирует возле наряженной елки, то  уже в 2016-ом заявляет супруге, что не будет отмечать этот «нечестивый» праздник.


«Потом он стал смотреть какие-то ролики, мне их уже не показывал, да я и не понимаю их  язык. Он все время сидел в телефоне, в мессенджерах, общался с этими друзьями, дружил с этими маршруточниками, их там несколько у него было, но домой никогда не приводил. Стал что-то слушать, купил наушники и мог часами в них сидеть, уйдя в себя, даже засыпал так».

Махмуд перестал ходить и  в городскую мечеть: ему не нравилось, как проповедовал имам. Джумаев говорил, что нашел другую, куда и ходил с приятелями.

Про одного из друзей Махмуда, Альмира Абитова, Олеся узнала случайно. С женой Альмира – Валентиной – она глупо поругалась, решив, что Джумаев гуляет с ней налево. Оказалось, что у Альмира просто не было своего телефона, и он постоянно звонил Валентине с номера Махмуда.

Окончательный разлад в  семье произошел летом 2018 года. Олеся устроила очередной скандал. В  ответ Махмуд спокойно заявил, что «больше не хочет жить с неверной», собрал вещи и ушел из дома. Через несколько месяцев Олеся оформила ипотеку и в ноябре переехала с детьми на новую квартиру. Общение с мужем почти прекратилось, а про детей он будто забыл.

«Последний раз Махмуд пришел к нам в гости 30 декабря, вот за день до взрыва. Он увидел наряженную ёлку, разозлился, стал читать нотации детям, что это неправильный праздник. Я спросила, принес ли он деньги на детей. Мы  опять поссорились, я поставила ультиматум: если ты нам не помогаешь, ты  можешь вообще больше не приходить. Он сказал, что придет завтра и  принесет деньги. Больше я его не видела».

Позже, во время обыска в  квартире Олеси, сотрудники ФСБ найдут несколько экстремистских книг, запрещенных в России. Олеся говорит, что видит их в первый раз. Она считает, что их мог оставить только Махмуд. У сына Ромы берут образец крови для экспертизы ДНК.

Альмир Абитов

Вечером 31 декабря в  квартире Абитовых звонит телефон. Дома в этот момент только 13-летняя Вика. Звонит мужчина, представляется полицейским и просит позвать папу к  телефону. Вика говорит, что сейчас она за старшую, а взрослые будут позже. Мужчина вежливо прощается и вешает трубку.

Когда мама Вики — Валентина возвращается домой, дочка рассказывает ей о странном звонке. Валя пожимает плечами, у Альмира сейчас спросить невозможно, у него же  нет мобильника, а в дни, когда у него смена на работе, он домой не  приходит, остается на ночь у своего друга Махмуда.

На самом деле Валентина – прежнее имя женщины. Теперь она Хадиджа. Поменяла имя четыре года назад, когда приняла ислам: муж предложил вместе сменить религию. Альмир так хотел спастись от алкоголизма, он пил часто и много, регулярно уходил в длительные запои. В семье двое детей, надо было что-то менять.

Хадиджа вспоминает, что на работе Альмир случайно встретил «человека». Тот объяснил ему, что спасение надо искать в боге, который укажет дорогу. Это сработало, Альмир принял ислам и с тех пор к алкоголю не прикасался. Хадиджа была счастлива. Через год у них родилась дочка, назвали Аидой. А летом 2018 на свет появилась маленькая Ева.

Он принял ислам, я увидела, как на него это хорошо повлияло. Он предложил и мне, ну, чтобы муж и жена вместе были. Я согласилась, нет разницы, какая религия, если это делается ради мира».

Но из-за новой религии проблемы возникли у детей Альмира. Валентина/Хадиджа предложила мужу перевести их на домашнее обучение.

«Одноклассники стали травить старших детей из-за того, что они читали Коран, а дочка ходила в хиджабе. Нам даже пришлось забрать их из школы, чтобы дома учились».

С «человеком» Альмир познакомился на работе в автосервисе, там же, где и со своим другом Махмудом. Альмир занимался ремонтом «ГАЗелей», поэтому в его мастерскую приезжали в основном маршрутки. Махмуд и Альмир быстро нашли общие темы для разговоров.

А летом 2018 года отношения между Хадиджей и Альмиром внезапно обострились. Альмира словно подменили, он стал где-то пропадать, перестал приносить деньги домой, не обращал внимания на детей. Супруги поругались, и Альмир, как он  сказал, переехал к своей маме. Потом все же вернулся и пообещал, что это не повторится. И правда, денег прибавилось, он стал регулярно ночевать дома. Только все время жаловался, что тяжело до работы ездить по утрам, долго: живут они в пригороде. Супруги договорились, что в дни рабочих смен Альмир будет оставаться у Махмуда.

«А вот в  последний месяц он переехал снова к маме, что-то там у нее случилось. К  нам он почти не приезжал. Только вот 30-го декабря забежал, мы поболтали про дочку, он шутил, такой веселый был. Утром первого января к нам пришли полицейские и сказали, что Альмир мог оказаться под завалами того дома на улице Карла Маркса. Я не знаю, как он мог там оказаться, никогда от него не слышала про этот дом.

На следующий день Хадиджа с детьми отправилась к свекрови. Неожиданно туда же приехали полицейские и теперь забрали всю семью в отдел.

«Мне рассказали, что взорвалась маршрутка, там был Махмуд. Пока неточно, но  там же и Альмир мог быть. Я тоже так подумала, они с Махмудом все время вместе проводили, на такси его ездили по делам куда-то. Полицейский меня спросил: «Ты где хочешь, чтобы твой муж был, под завалами или в  маршрутке?».

Квартира №37

Ночью первого января сотрудники ФСБ продолжают работать в доме 93 на проспекте Ленина. Они выламывают дверь в квартиру №37 – её снимал Алишер Каимов. Часто здесь ночевали друзья–«маршруточники» Махмуд Джумаев и Альмир Абитов. Начинается обыск, соседку Светлану привлекают понятой.

Она рассказывает, что видела молодых людей, которые заходили в эту квартиру. Жильцы запомнились ей тем, что шумели.

«Жили в  квартире двое мужчин. К ним часто по ночам приходили другие в гости, шумно разговаривали на своём, хлопали дверьми, будили меня. Я ругалась, угрожала, что вызову полицию. Они меня пытались успокоить, говорили, мол, мама, прекрати, мама, больше не будем. Какая я им мама?!».

Последний раз она видела их 30 декабря в районе 18 часов вечера, – парни зачем-то несли с собой в квартиру газовый баллон.

«У них с собой был такой баллон с газом, небольшой, его в руках удобно носить. Я  спросила, зачем вам, мол, газ, у вас же электричество есть, готовьте на  плитке. Они ответили мне, что так удобнее, плитка долго разогревается, а  здесь огонь, быстро. Ну, у всех свои причуды».

Светлане показывают три фотографии, женщина опознает двоих жильцов, но их имен не знает.

«Они под окнами еще держали «ГАЗель» свою белую эту вонючую. Тарахтит все время. Куда потом делась – не знаю, несколько дней ее уже не видела»......    echo.msk.ru/blog/echomsk/2354353-echo/

 

  • Оценка: 0
    • Отобразить местоположение

Комментарии (0)

RSS
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.