По всей стране идут обыски у сторонников Навального, активистов «Голоса» и депутата «Яблока». Почти никто не сомневается, что это месть за «умное голосование»

СМИ / Газеты   Сергей.

В четверг, 12 сентября, Следственный комитет поставил, вероятно, российский рекорд по одновременному количеству обысков. Силовики с самого утра начали приходить во все штабы политика Алексея Навального в регионах и в квартиры к активистам, а также к сотрудникам движения «Голос», которые взаимодействовали с политиком, к муниципальным депутатам и к независимому кандидату в мэры Новосибирска Сергею Бойко. Обыски, по словам руководителя штаба Навального Леонида Волкова, проходили на основании 94 постановлений Басманного суда, общее их число превысило две сотни.

По оценкам наблюдателей, в следственных мероприятиях было задействовано не менее 1000 силовиков, всего обыски прошли более чем в 40 городах.

Официально следователи ищут доказательства, которые могли бы помочь им обосновать уголовное дело об «отмывании денег в ФБК», однако ФБК и штабы Навального — это формально разные структуры. Постановления об обысках подписаны следователем Габдуллиным: человек с такой же фамилией возглавляет «московское дело» о «массовых беспорядках» после несогласованных акций перед выборами в Мосгордуму этим летом.

По словам руководителя правозащитной организации «Агора» Павла Чикова, чей телеграм-канал в четверг превратился фактически в онлайн-трансляцию происходящего по всей стране, во всех без исключения случаях изымалась любая техника. Что автоматически привело к противодействию:

например, Сергей Бойко из Новосибирска, пока силовики ломали дверь, подцепил все жесткие диски на дрон и запустил его в неизвестном направлении.

Это не первые обыски по делу об «отмывании денег»: уголовное производство было начато 4 августа по заявлению главного редактора портала «Агентство федеральных расследований» Сергея Соколова: он заявил, что Алексей Навальный и Леонид Волков «скрыли информацию о судьбе средств, поступивших на криптосчета во время избирательной кампании 2018 года». В заявлении СК о возбуждении дела говорилось о «легализации денежных средств в размере порядка 1 млрд рублей», позже эта сумма тихо была снижена до 75 миллионов. В самом ФБК любые обвинения в свой адрес опровергают, а нынешнюю волну обысков связывают с успешно проведенным в единый день выборов 8 сентября проектом «умного голосования».

«Говорил много раз и еще раз повторю: в Кремле умеют считать. Мы как раз недооцениваем свою силу, а они все понимают.

Им реально страшно и хочется все эти затеи с коллективными действиями на выборах (и не только) выжечь каленым железом»,

— говорится в публичном заявлении Алексея Навального на его сайте. В нынешних обысках, действительно, много странного: по словам Навального, им до сих пор не могут объяснить, «на каком преступлении ФБК заработал деньги, которые отмывал». Кроме того, нет никакой прямой связи участия сотрудников «Голоса» в проектах Навального и уголовного дела. В окружении координатора «Голоса» в Казани Михаила Тихонова говорят, что обвинений ему никаких не предъявляется, а сам он проходит в качестве свидетеля. При этом у него «изъяли ноутбук и кучу бумаг — каких, непонятно». И все это произошло в шесть утра.

Обыски в основном и начались в шесть утра: по мнению ФБК, это была попытка дезориентировать всю организацию и не дать ей скоординироваться для коллективных действий. Но это не единственное неоднозначное действие силовиков.

  • В Пскове они начали проверять смс-сообщения на телефонах у несовершеннолетних детей активиста штаба Навального Андрея Егорова, а у его супруги требовали показать остаток на банковской карте.
  • В Челябинске сотрудникам штаба Навального потребовалась медицинская помощь (но никого не госпитализировали).
  • В части офисов следователи отрубают кабели и камеры видеонаблюдения.
  • В Екатеринбурге к бывшему руководителю штаба Навального Юрию Кузьминых пришли, когда он повез в больницу родственницу: дома осталась только дочь, которую обманом вынудили открыть дверь, подослав соседей.
  • Дополнительная репрессивная мера наряду с обысками: активистам начали блокировать счета — у всех у них по постановлению Басманного суда остаток составляет минус 75 млн рублей. Матери псковского активиста Егорова дополнительно заблокировали счет со 100 тыс. рублей — это были все ее накопления.

Параллельно обыски прошли у кандидата в депутаты в Псковскую городскую думу — члена «Яблока» Николая Кузьмина, который не имеет никакого отношения к штабам Навального.

Николай Кузьмин. Facebook.com

«Моя версия заключается в том, что в рамках уголовного дела против ФБК, в регионах пришли домой ко всем людям, кто так или иначе участвовал в протестных акциях Навального, — сказал «Новой» депутат Лев Шлосберг. — В ситуации, когда дело возбуждено по факту, СК может приходить к кому угодно и когда угодно с любыми вопросами, и гражданин остается беззащитным. Господа дождались окончания выборов, их явно просили до 8 сентября не будоражить общество. Выборы закончились, маски сброшены, если они были, эти маски. Это в чистом виде спецоперация устрашения против гражданского общества».Другие эксперты в целом тоже согласны, что 8 сентября стало не только датой, после которой все дозволено, но и триггером из-за «умного голосования». «Поскольку выборы прошли, а до следующих еще далеко, власти решили, что теперь самое время разгромить ФБК. Протестного голосования сейчас можно не бояться, а больших уличных протестов по поводу происходящих событий Навальный, скорее всего, организовать не сможет, — говорит политолог Аббас Галлямов. — Не трогать Навального после событий этого лета власти не могут. Оппозиционер сломал главный рычаг, с помощью которого режим много лет управлял электоральным процессом: речь о недопуске оппозиционных кандидатов.

«Умное голосование» показало, что теперь даже в условиях практически полного отсутствия собственных кандидатов оппозиционеры могут нанести властям поражение».

«Голосу» досталось примерно за это же, добавляет Галлямов: это главный механизм сопротивления выборным махинациям. «Объявив войну Навальному, власти решили добить заодно и «Голос». «Принцип семь бед — один ответ», — констатирует политолог. Необходимо добавить, что движению «Голос» и его сторонникам незадолго до выборов досталось от ЦИК (Элла Памфилова открыто усомнилась в данных их наблюдений), а также от федеральных каналов и от так называемых «пригожинских СМИ», где «Голос» обвиняли в распространении «фейков» о выборах.В конечном итоге, все можно объяснить страхом властей перед любым возможным объединением гражданского общества и оппозиции, уточняет политтехнолог Алексей Макаркин, и это в чистом виде фантомные боли. «Есть воспоминания о конце 80-х годов, когда разные недовольные объединились. Они достаточно быстро разошлись, но этого времени хватило, чтобы свергнуть власть. Поэтому главная задача сейчас — не допустить каких-либо сближений, — говорит Макаркин. — «Голос» — организация, которая работает и с людьми Навального, а власть считает, что они подрывают авторитет выборов. Людьми, которые принимают решения, «Голос» и «навальновцы» сейчас воспринимаются через запятую. Возможно, будет предпринята попытка найти общее финансирование. Которое потом можно будет подвести под «отмывание».

Эксперт добавляет: налицо попытка оказать политическое давление на активистов по всей стране. Ничего, кроме раздражения, она в итоге не вызвала: ФБК уже пообещал в ближайшее время восстановить разрушенную следователями структуру, а рассчитывать на общественную поддержку в деле об «отмывании денег» обыском у волонтеров-школьников и блокировкой карт пожилых родителей активистов силовики вряд ли смогут.  www.novayagazeta.ru/articles/2019/09/12/81945-samye-umnye-chto-li

  • Оценка: ?
    • Отобразить местоположение

Комментарии (0)

RSS
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.