Развал «Союза». Старт регулярного рейса американского корабля Dragon к МКС резко ухудшил перспективы нашей пилотируемой космонавтики

СМИ / Газеты   Сергей.

В минувшее воскресенье корабль Crew Dragon компании SpaceX стартовал с четырьмя космонавтами к Международной космической станции (МКС) в рамках первой регулярной пилотируемой миссии. Для специалистов это не новость, США последовательно шли к созданию своего пилотируемого корабля на замену дорогим и ненадежным шаттлам с начала 2000-х годов. И все же этот старт — веха в мировой космонавтике — заставляет осмыслить, в каком положении теперь оказалась наша пилотируемая программа.

 

С самого начала всем было понятно, что вынужденная доставка американцев на МКС нашими «Союзами» — ситуация временная. Невозможно себе представить, чтобы первая космическая держава в мире осталась без пилотируемого корабля. По планам, США должны были еще в 2016 году слетать на Луну на новом корабле, прототип которого строили сразу несколько компаний (всех обогнал, как мы уже привыкли, Илон Маск).

Все оказалось сложнее и значительно дороже, чем рассчитывали, и астронавты (начиная с 2006 года) летали на российских кораблях на несколько лет дольше запланированного. За это время Роскосмос заработал на них более трех миллиардов долларов. По информации независимого эксперта в области космической деятельности Ивана Чеберко,

в 2012 году Роскосмос закупал корабль «Союз» за 2 млрд рублей. Сегодня ракета, сам корабль на троих космонавтов и обслуживание на космодроме можно оценить в сумму, близкую к 70 млн долларов.

Дмитрий Рогозин неоднократно сетовал, что в проекте лунной программы США не хотят с нами разговаривать на равных и Россия никогда не согласится на второстепенное положение. Но стоит ли удивляться? Первоначально Россия брала с американцев 22 миллиона за одного космонавта. Но оказавшись в положении монополии, Роскосмос начал драть немилосердно, как таксист на ночном полустанке. Сегодня требуют уже почти 90 миллионов за место. И не с кого-нибудь, а с наших же стратегических партнеров по программе МКС.

И вот этого подарка судьбы больше нет. Выпадающие доходы в сумме не менее 180 миллионов долларов в год предвидели давно и в правительстве. При этом бюджет Роскосмоса, судя по происходящим событиям, еще и урежут из-за пандемии. Отдельного кошелька на пилотируемую космонавтику у Роскосмоса нет. То есть валюту она зарабатывала в огромных количествах, но что получила в ответ?

В правительстве обсуждают гигантские траты на «Сферу» и сверхтяжелый «Енисей», но о дискуссии именно о дальнейшей судьбе пилотируемой космонавтики не слышно. Ни одного нового модуля на МКС не запустили, новый корабль на смену «Союзу» пару раз переименовали, но так и не сделали. Можно было войти в совместную программу с Китаем, можно было бы предложить американцам то, в чем мы ушли дальше всех, — космический буксир с ядерной установкой, резко удешевляющий затраты на доставку грузов к Луне. В конце концов, наши корабли могли бы выступать в качестве резервной транспортной системы для лунной станции США — это важное требование безопасности. Правда, это налагает на Роскосмос и смежников очень серьезную ответственность за сроки и бюджет. У нас от такого, кажется, отвыкли.

Тем не менее в России не обсуждают никаких вариантов вообще.

Если следить за официальными документами и выступлениями, создается впечатление, что никто и не знает сегодня, что же дальше делать с пилотируемой космонавтикой.

По мнению Ивана Чеберко, в создавшихся условиях можно было бы попытаться использовать хотя бы единственный наш реальный актив в пилотируемых полетах — десятилетиями и сотнями запусков наработанную репутацию самого надежного корабля и невысокую стоимость ракеты, корабля «Союз» и стартовых услуг.

Если снизить стоимость одного места до 45 млн долларов, Роскосмос мог бы развернуть плановые запуски коммерческих и политических космических туристов. Ко вторым можно отнести космонавтов из стран, желающих выйти в космос ради политического престижа, например, Турцию, Египет, Эмираты. Это не амбициозная программа, но она не требует больших денег и усилий ради престижа. Но это было бы хоть что-то.Лунная программа США вполне может затормозиться. Исторически со времен Кеннеди и Линдона Джонсона именно вице-президент возглавляет президентский Национальный совет по космосу. Поскольку влияние и возможности человека там часто важнее самой должности, истинным мотором лунной программы был и пока остается Майкл Пенс.

Считается, что президент Трамп сделал ставку на возвращение американцев на Луну к концу своего второго срока. Но именно вице-президент Пенс во главе органа стратегического планирования по космосу сделал для программы очень много. И она теперь вышла на такую траекторию, что уже не остановится, даже если у новой фигуры во главе Национального совета по космосу США — Камалы Харрис — не найдется для нее ни времени, ни политического интереса.

Все партнеры США и России по МКС подписали с НАСА отдельные соглашения по участию в американской лунной программе «Артемида». Недавно к ней присоединилась и Украина — по сугубо политическим соображениям программа открыта к подписанию всем желающим. Наша же пилотируемая космонавтика осталась в одиночестве и полной неопределенности.   novayagazeta.ru/articles/2020/11/16/87987-razval-soyuza

  • Оценка: ?
    • Отобразить местоположение
Автор статьи запретил добавлять комментарии

Комментарии (0)

RSS
Автор статьи запретил добавлять комментарии