Участники демонстрации в Петербурге: «Администрация Беглова врет, задержания начались до остановки шествия»

Администрация Петербурга опубликовала свою версию событий 1 мая, закончившегося массовыми задержаниями людей на праздничном шествии. По мнению властей города, «хорошему настроению петербуржцев» помешали «провокаторы», которые, дойдя до станции метро «Маяковская», якобы убедили граждан остановиться и не продолжать шествие, чтобы организовать незаконный митинг. «Это привело к тому, что идущие сзади законопослушные граждане не смогли продолжить праздничную демонстрацию. В течение часа организаторы шествия просили участников продолжить движение и не поддаваться на провокацию. Но некоторые лидеры колонн, перегородив всю проезжую часть, отказались выполнять свои обязанности организаторов по обеспечению правопорядка и соблюдению условий проведения мероприятия. Полиции пришлось задержать нескольких зачинщиков, но особо активным удалось избежать задержания, и теперь поддавшиеся на провокацию граждане могут провести майские праздники в заключении, в то время как основные организаторы беспорядков продолжат свою „работу“», — говорится в комментарии властей города.

The Insider спросил у участников первомайской демонстрации, насколько достоверна такая версия событий.

Максим Резник, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга:

Администрация врет, потому что задержания начались сразу: схватили человека с карикатурой на Путина, затем атаковали растяжку, потом начали выхватывать людей с мегафонами, сначала одного, потом второго, третьего. Стали задерживать людей с барабанами. Мы, конечно, были поражены — все это было вопиющим беззаконием. И вот только после начала задержаний мы остановились и начали совещаться, что делать. Кто-то предлагал сесть на дороге в знак протеста, но мы решили, что это может лишь спровоцировать новое винтилово, как на Болотной, и двинулись дальше. И вот в этот момент, когда мы уже шли, схватили меня и других организаторов.

Меня через какое-то время замначальника отделения отпустил. Было, конечно, забавно выслушивать его извинения, будучи в одном ботинке и в майке. А по Шуршеву и Пивоварову уже есть обвинительное решение, и мы не только будем это обжаловать, но и обращаться в следственные органы по поводу незаконного разгона согласованного шествия — эти действия властей являются уголовным преступлением.

В интернете есть видео (с места событий), все доступно. Очевидно, что конфликт был вызван тем, что власти совершенно безапелляционно и нагло действовали в отношении ни в чем не повинных людей, чья вина заключалась только в том, что у них в руках были мегафоны либо барабаны. Да, понятно, что власти не нравилась речевка «Питер без Беглова». А нам не нравится Беглов. Мы не нравимся власти, а власть не нравится нам, это нормально. В цивилизованном обществе это нужно терпеть. Но власти Петербурга терпеть это не намерены, и отсюда взялись все эти безумные решения, включая арест Пивоварова и Шуршева.

У господина Беглова и всех, кто принимает решения, на все один ответ — в виде дубинки. Они других аргументов не знают. Ну, еще могут дискредитировать — по следам моим и моих родственников бросать троллей с видеокамерами. Можно меня обвинять в чем угодно, говорить, что Резник плохой человек, алкоголик и наркоман, но это же не повод выбирать Беглова губернатором лучшего города на Земле.

Эти люди могут либо клеветать, либо бить. Такие аргументы они применили на Первомае. Нам показали будущую власть Беглова в Петербурге. Для меня ничего нового не случилось, просто я надеюсь, что у очень многих людей наконец-то спали шоры. Если кто-то за этим немного наблюдал, то, мне кажется, двух мнений по поводу того, что произошло, просто быть не может.

Артём Владимиров, член «Открытой России» (организация учреждена 24 февраля 2019 года в Москве, не имеет отношения к нежелательной):

Вчера шествие должно было начаться в 11:30. Полицейские специально задерживали шествие где-то до 11:40–45. Около 11:40, когда шествие еще не пошло, мы стояли у БКЗ «Октябрьский». Я стоял в самой середине растяжки, держал растяжку и свой плакат. Ко мне подошел полковник и начал требовать убрать плакат с надписью «Сказочный президент. Зачем его из КГБ выпустили?» и карикатурой на Путина в стиле Ёлкина.

Участники демонстрации в Петербурге: «Администрация Беглова врет, задержания начались до остановки шествия»

Фото предоставлено проектом «Объединенные демократы»

Пришел полковник, говорит, что у меня плакат не соответствует заявленной цели мероприятия, и сейчас меня задержат. Там рядом стояли Андрей Пивоваров и Саша Шуршев. Мы втроем в принципе объяснили полковнику, что плакат соответствует заявленной теме митинга, и он ушел. Минут через десять подбежали четыре бойца Росгвардии, схватили меня, начали тащить вперед, перетащили через растяжку, уронили на землю.

На видеозаписи видно, что меня несколько раз ударили по спине и то ли уронили на что-то (там конусы были), то ли в живот еще ударили — я не понял, потому что у меня сбили очки с лица. Судя по следу, меня ударили ногой, как сказали врачи. После этого меня закинули в автозак, мне стало очень плохо, меня начало резко тошнить. Моя жена, которая стояла у автозака, попыталась вызвать мне скорую, но скорая отказалась приезжать к автозаку — только в отделение. После этого нас часа три с половиной катали по городу по жаре, не открывали окна, мне было очень плохо. Когда нас привезли в 28-й отдел полиции и начали выгружать из автозака, из отдела выходил какой-то сотрудник полиции с велосипедом, который пришел пообщаться с коллегами. Полицейские попросили меня подержать ему дверь. Я вышел, и пока продолжалась вся эта неразбериха, очень быстрым шагом ушел оттуда. Пошел в травмпункт. Там мне врач сразу же вызвал скорую, потому что было подозрение на разрыв внутренних органов. В больнице меня осмотрели, у меня ушиб ребер, ушиб брюшной полости и кровоподтек на животе от удара —гематома, местами наполненная кровью.

Участники демонстрации в Петербурге: «Администрация Беглова врет, задержания начались до остановки шествия»Участники демонстрации в Петербурге: «Администрация Беглова врет, задержания начались до остановки шествия»

Там же со мной был журналист Георгий Марков — его затолкали в автозак, потому что он бросился снимать, как меня задерживают. Из больницы в отдел полиции сообщили об избиении двух активистов полицейскими.

После этого я отправился домой. В 19:40 мне позвонили из отдела полиции и сказали явиться к ним для дачи объяснений по поводу моего избиения. При этом женщина, которая мне звонила, начала допытываться, где я нахожусь. Я сказал, что не буду ей сообщать эту информацию. Она спросила, почему я самовольно ушел из отдела полиции, начала отчитывать меня и заявила, что по этому поводу со мной тоже побеседуют, когда я явлюсь на дачу объяснений.

Мой адвокат посоветовал не ходить к ним, на все звонки отвечать, что это не их подследственность и чтобы они передавали дело в Следственный комитет. По факту того, что меня избили, я планирую писать заявление в СК. А сейчас, буквально полчаса назад, Георгию Маркову, который в той же самой больнице, позвонили, чтобы он явился для дачи объяснений в отдел полиции, и сейчас пришли к нему домой. Я поэтому сижу и ожидаю, что ко мне тоже приедут.

Георгий Марков, фотокорреспондент mr7.ru:

Позиция администрации города, Смольного, — это позиция наглых лжецов, козлов и сволочей, беспардонных мразей и садистов. Ситуация была такая: я пришел, стою, смотрю — огромная основная колонна. Единороссы вместе с Бегловым нормально прошли, какие-то фигуры, барабанщики, никто им не слова не говорит. Вторая колонна была — «Монстрация» и другие группы, тоже нормально все. Третья колонна, демократическо-оппозиционная, стояла поодаль от всех, и именно вокруг нее сгруппировался почти весь ОМОН, вся полиция, специально все заблокировала и взяла людей в круг по периметру. Когда начались задержки в движении, толпа начала скандировать: «Пропускай!» и другие лозунги. Полицейские сказали прекратить это говорить, так как это уже превращается в митинг, а это несогласованное действие.

В какой-то момент по чуть-чуть люди начали двигаться, с огромной задержкой в 30–40 минут. Впереди идут барабанщики перед огромным баннером, и их начинают выхватывать. Сначала задержали моего знакомого Артема за то, что у него какой-то якобы плакат несответствующий, потом выхватили Петра, тоже моего товарища. Он был барабанщиком. Когда он отбарабанил, то поднял руки и сказал «Все!», и в этот же момент к нему подходит ОМОН и начинает заламывать. Этот момент начал снимать уже я. Я специально, зная, как работает полиция, ОМОН, отошел на 15 шагов вперед и на три шага в сторону, чтобы вообще никак не столкнуться с ними. Они пробегают, я снимаю этот момент, и прибегает сотрудник полиции с мегафоном и просто пинает меня, сталкивает. Подбегает ОМОН, начинает меня отталкивать. Я спрашиваю у омоновца: «Почему ваши сотрудники ведут себя по-свински?» Поскольку там был мужчина с чинами, обратился к нему, спросил, нормально ли, что его сотрудники так себя ведут и избивают прессу, требовал ответа от него, кричал это все на эмоциях. Он говорит: «Чего он на меня орет? Пакуйте его, потом разберемся». Меня по асфальту потащили, начали задерживать. В это же время толпа людей начала меня отбивать. Во время этой перепалки меня поваляли по земле. Пока меня тащили, несколько омоновцев меня и по ребрам побили, и по затылку несколько раз ударили, и пока засовывали в автозак, тоже очень неприятно постучали мной о стенки. Через решетку автозака я видел, как полицейский напрыгнул на Александра Шуршева, и в этот момент наш автозак, набитый не полностью — там было где-то 10–12 человек, очень резко, быстро уехал под сирены.

Когда нас привезли в 28-й отдел полиции, у меня немного адреналин спал. Я сидел в отделе уже несколько часов, и боль начала возвращаться. Я попросил вызвать себе скорую. Приехали фельдшеры, сделали укол прямо в отделе и сказали: мы забираем его в больницу, он здесь не останется. Полицейские переписали данные наряда скорой помощи, и меня увезли. Никто при этом меня не конвоировал. Провели полное обследование. Я попросил, чтобы мне зафиксировали побои от сотрудников полиции и ОМОНа. Они сначала отказывались, но с горем пополам дали справку, где были зафиксированы побои.

Телефонограмма была передана в 76-й отдел полиции. Сегодня, пока я был в редакции, мне позвонил мой арендодатель и сказал, что у меня дома полиция. То есть они вломились ко мне домой, кто-то из соседей открыл им дверь. Я сказал: «Какого черта вы тут делаете? Пошли вон из моей квартиры. У вас ни ордера, ни повестки нет». Ответили, что хотят взять объяснение. Я сказал: «Повесткой вызывайте». Они ушли, через 10–15 минут мне звонит врио начальника 76-го отдела полиции и говорит: «Давай, приезжай сюда, либо мы тебя найдем и сами к тебе приедем». И это все на повышенных тонах. Я ответил: «Я к вам не пойду, и без адвоката тем более. Мой адвокат говорит мне к вам не идти, потому что по подследственности все это уйдет в Следственный комитет, и жалобу я буду оставлять уже там на действия ваших сотрудников, сотрудников ОМОНа, других отделов и батальонов». Уже я положил трубку, и вот он мне названивает время от времени, спрашивает, не надумал ли я к ним прийти. Говорит: «Мы к тебе подъедем на 15 минут, тебе что, жалко?» Я говорю: нет, у меня есть свои дела. Он на это ответил: «Как разберешься, набери». Разговаривает со мной, как будто я какой-то преступник и быдло.

Есть шанс, что если я приду, они просто проведут задержание и составят на меня протокол. Лично я думаю, что это будет 19.3, а это арестная статья за сопротивление сотруднику полиции.

Пётр Трофимов, член «Открытой России»:

Меня завинтили еще на Лиговском. Администрация будет говорить что угодно, но провокационные задержания начались еще до начала движения колонны. Есть много видео на YouTube, где очевидно, что провокации начали делать полицейские.

Участники демонстрации в Петербурге: «Администрация Беглова врет, задержания начались до остановки шествия»

Фото предоставлено проектом «Объединенные демократы»

Меня задержали именно из-за барабана. Это совсем непонятно, так как у колонн «Единой России» тоже были барабаны. Может, потому, что там были молодые девушки, а я взрослый мужчина, я не знаю. В протоколе о задержании вообще написано другое. Только что был в травмпункте, где по результатам вчерашнего задержания диагностировали ушибы и синяки.

Участники демонстрации в Петербурге: «Администрация Беглова врет, задержания начались до остановки шествия»Участники демонстрации в Петербурге: «Администрация Беглова врет, задержания начались до остановки шествия»

Олег Насонов, фотокорреспондент:

Я могу описать только то, что происходило на Лиговском проспекте в первые полчаса шествия. Там полиция встала в шеренгу перед колонной, не давая ей пройти. Задерживали сначала активных людей (с барабанами, например), а потом начали тащить всех без особого разбора (меня с Георгием Марковым, уже позже к нам в автозак завели депутата Резника). Дальше я шествие наблюдал из заднего окна автозака.

Михаил Борисов, сотрудник штаба Навального в Санкт-Петербурге:

Полиция долгое время не пускала колонны, которые формировались на Лиговском проспекте, а также не пропускала плакаты и баннеры с упоминанием врио губернатора Беглова и «Единой России». В частности, не был пущен баннер, которым планировалось обозначить колонну активистов штаба Навального в Петербурге.

Не знаю, какой логикой руководствовались полицейские и росгвардейцы, когда они задерживали людей. Но то, что они применяли подчас грубую силу к Александру Шуршеву, журналисту Георгию Маркову, Наталье Бариновой (которую потом из отдела полиции увезли в больницу, ей там наложили гипс) и многим другим участникам законного шествия, я расцениваю как произвол и преступление против обычных и безоружных людей, свидетелями которого были петербуржцы, гости города и, благодаря СМИ, вся Россия. Если такой жесткий разгон законного шествия координировался из Смольного, то это самое главное, что нам надо знать и понимать про Александра Беглова и его команду.    theins.ru/news/154816

  • Оценка: +4
    • Отобразить местоположение

Комментарии (0)

RSS
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.