КАМПАНИЯ В ГОРОДЕ D (Предвыборная Сказка) 2

Блог им. Судьба   Судьба

Все персонажи настоящей истории являются вымышленными и любое совпадение с реально живущими или жившими людьми случайно

Часть вторая. Сбор меда.

Жирные коты-предприниматели были самым зашуганным классом в городе. Их постоянно трясли проверки,  инспекторы, жалобщики и прочие силы. Они привыкли мириться с поборами, как с неизбежным злом, и на всякий случай, старались откупиться от любого сколь-нибудь энергичного наезда.

Первыми жертвами Смутьяна пали мелкие торговые точки. Торговля мануфактурой давно стала хобби для жен состоятельных граждан и галантерейщики не интересовали ни кардиналов, ни искателей удачи. Основные деньги крутились в продуктовых лавчонках. В продуктовые лавочки никогда не зарастала народная тропа, но и поток к ним  проверяющих и смотрящих был неиссякаем. Смутьян сговаривался с торговцами о хабаре и обещал крышу, когда возьмет банк, точнее  здание администрации. В торговом бизнесе всегда можно найти нарушения, и предприниматели хотели жить спокойно и старались дружить со всеми,  на всякий случай. Ведь любая проверка с жырно смазанным результатом означала некоторое повышение цен на товар, за который платили жители города, и на личных доходах торговца не отражалась.

Смутьян притормозил своего одноглазого «Россинанта-камри» у относительно нового магазинчика и с черного хода вошел в святая святых: контору. Хозяин, признав на пороге нежданного гостя, спровадил погулять девиц, шуршавших у компа накладными и предложил Смутьяну рюмочку коньяку или чашечку кофе на выбор. Смутьян за рулем не употреблял горячительное, а кофе не пил: его давно одолела тучность и сердце нередко пошаливало.

Смутьян дождался, когда за девицами закрылась дверь, и перешел к делу:

— Начинаем предвыборную гонку. Старый Бугор уже всех достал, да и засиделся. Народ хочет перемен, волю народа нужно уважать.

О том, что воля народа забывалась на следующий день после выборов, он не говорил, но собеседники это понимали без слов. Ни состояние, ни воля народа их нисколько не интересовала, пока этот народ был платежеспособным. Хозяин магазинчика готов был делиться, но за это выговаривал себе у алчущих власти необходимые условия  торгового конкистадора: отсутствие дешевых сетевых магазинов-оптовиков в городе и защиту от проверок по жалобам. Смутьян обещал не допустить снижения цен и обеспечить свору борзых писателей едких ответов жалобщикам.

— У меня есть такие ребятки на примете, что жалобщик только ответ получит – так сразу инфаркт, — хвастался Смутьян.

Такие разговоры повторялись в одной лавчонке за другой. Мед капал в карманы Смутьяна.

Хозяева, привычно жалуясь на спад в делах, чтобы сбить цену, давно научились на глаз определять реальные возможности очередного вымогателя, но кидали Смутьяну на всякий случай малую толику, подстраховывая себя на будущее. А вдруг выгорит у Смутьяна? При этом кто-то оговаривал для своего человечка место в администрации, кто-то в аппарате городской Думы, кто-то выгодное размещение новой точки в жилом массиве вместо библиотеки, промтоварной лавчонки или аптеки.

Смутьян, возбужденный от неучтенных наличных в кармане, носился по городу и приговаривал:

— Делайте ваши взносы, господа.

Самой богатой добычей Смутьяна стал бывший застройщик, которого попросту  звали Васек, оказавшаяся не у дел жертва «конкурентной борьбы». Был этот  Васек старым, рыхлым и глубоко семейным человеком. Семью он любил истово и последовательно: женился non-stop, выбирая себе женщин все моложе и фактурнее. Были у него и дети: от первой жены, от секретарши-соратницы СерныМихайловны и от молоденькой женщины из Ростова-на-Дону. Он содержал их всех. Но со временем он становился старее, слабее и  все меньше интересовался бабцом, а больше своими  детьми.

В свое время он недурно наварился на строительном рынке, и, хотя жил на широкую ногу: приемы, яхты, путешествия и женщины, — но кое-что неслабо сумел припрятать, главным образом уклоняясь от оплаты долгов. Закон об ООО позволял за 10 000 рублей переложить ответственность на юрлицо, и в результате физлицо Васька еще долго могло сладко жить и мягко спать за счет своих кредиторов, просто прекратив оплачивать счета  ООО.

Единственной слабостью Васька остались его дети. В эту брешь и ломанулся Смутьян. Он окучивал Васька обещаниями светлого будущего для потомства и выцыганил жырный куш. Одно только было неудачно. Васек запросил кресло депутатское, а это не позволяло присвоить добытый налик по своему усмотрению. Если сын Васька лично войдет в команду, то придется озвучить сумму взноса. Упускать хабар тоже не хотелось, и Смутьян, скрипя сердцами, позвал Васька с его старшеньким на смотрины крыши.

Был у Васька еще один мотив. Кредитором Васька, кроме хилых частников, был муниципалитет. Причем на круглую сумму с шестью нулями в зеленых. На выборах такой груз был непосильным и грозил утопить всю команду, но Смутьян заручился поддержкой компаньонов. Взнос оправдывал риск! Васек же был щедрым, ибо смена власти избавляла его от реальной угрозы цугундера, т.к. Бугор на сговор не шел и откупные  не принимал, но и делу хода не давал. Правда, с компаньонами Смутьяну пришлось поделиться и, кроме того, предстояло объясниться с лохами и крышей. Но Смутьян привык переть танком, затыкать лохам рты, и схватки с ними не боялся.

Организовывал смотрины крыши и подгонял лохов Митрофан Балаганов. Смутьян сговорился с ним о хабаре и смотринах и расслабился, ожидая своего часа. Ему уже было все по барабану: игра была сделана. Хабар наживлен, налик по ходу собран, в карман накапало, а если еще и Бугра снести удастся, так это будет уже награда сверх плана.

Осталось только дождаться смотрин у крыши и получить свою долю хабара.

Город ждал дальнейших событий.

Продолжение следует.

  • Оценка: -2

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.