Кончина всероссийского духовника.

Блог им. Variag1   Variag1
Кончина всероссийского духовника  
О 

Отошел ко Господу один из наиболее почитаемых старцев Русской Православной Церкви архимандрит Кирилл (в миру – Иван Дмитриевич Павлов). Об этом сообщила сотрудница внешних церковных связей РПЦ монахиня Феодора (Лапковская).

Сообщается, что отец Кирилл скончался на 98-м году жизни после тяжелой болезни.

Иван Дмитриевич Павлов родился 8 сентября 1919 года в деревне Маковские Выселки Рязанской губернии. После окончания техникума был призван в Красную армию, служил на Дальнем Востоке. Участвовал в Великой Отечественной войне в звании лейтенанта, в частности, в обороне Сталинграда (командовал взводом), в боях у озера Балатон в Венгрии, закончил войну в Австрии. Демобилизовался в 1946 году. Иногда архимандрита Кирилла отождествляют со знаменитым сержантом Я.Ф. Павловым, также участвовавшим в Сталинградской битве и оборонявшим знаменитый «дом Павлова». Однако речь идет об однофамильце. В 1946 году Иван Дмитриевич поступил в Московскую духовную семинарию, по окончании – в Московскую духовную академию. В 1954 году принял иноческий постриг в Лавре преподобного Сергия. В 1965 году стал духовником братии. Уникальной особенностью биографии старца является то, что он был духовником трех патриархов – Алексия I, Пимена и Алексия II. 

Отца Кирилла почитали как «всероссийского духовника»; ежегодно батюшка отправлял архиереям, священникам, мирянам, духовным чадам и даже малознакомым людям до 5000 писем с поздравлениями, наставлениями и назиданиями.  В середине 2000-х годов старец перенес инсульт, который тяжело отразился на его здоровье. Последние годы он не вставал в постели.

Многие верующие знакомились с наставлениями архимандрита Кирилла как в личных беседах, так и из многочисленных книг.

Старец Кирилл написал вступительное слово к книге Марии Жуковой об отце — «Маршал Жуков — мой отец». (Москва, Издательство Сретенского монастыря, 2006). В этом вступительном слове, характеризуя маршала Победы, старец Кирилл, в частности, отметил: «Душа его христианская, печать избранничества Божьего чувствуется во всей его жизни». О Победе 1945 года старец говорил, что главная причина ее в том, что «в народе тогда еще сильна была мужская вера».

Всегда предостерегая своих духовных чад против страшного греха раскола, не благословляя их ни на какие самочинные действия, отец Кирилл при этом был бескомпромиссным противником «электронного концлагеря», тотальной оцифровки населения, считая, что добровольное принятие человеком идентификационного номера может стать началом постепенного, незаметного поначалу для самого человека отступления от веры. Батюшка всегда настойчиво  призывал к бдительности, считая, что отречение от Христа может начинаться неприметно, в рутине повседневных и ставших привычными грехов, которые сам человек склонен считать мелкими и незначительными.

Среди его духовных поучений обычно выделяют слова о любви: «Самое главное — надо любовь хранить. Не нужно никакой вражды, никаких расколов учинять. Враг боится мира. Вражда — самое испытанное его средство. Поэтому желаю вам, чтобы братство было единодушное. Снисходили бы друг к другу, прощали бы друг другу. Как апостол Павел сказал: “Возлюбленные и избранные Божии, облекитесь в милосердие, в благость, в смиренномудрие, в кротость, долготерпение, снисходя друг к другу и прощая взаимно обиды, жалобы”».

Близкие духовные чада старца поведали нам и о других, менее известных его назиданиях и поучениях. Так, в частности, известно то, что он отвечал на вопросы православных людей о близком пришествии антихриста: «Вот, ты сидишь у себя в келье и молишься. Глядь – а за окном антихрист. А ты не отчаивайся и продолжай молиться. Смотришь – и нет антихриста».

Можно с уверенностью сказать, что в лице отца Кирилла Павлова наша Церковь потеряла подвижника такой духовной высоты, каких сейчас можно встретить все реже. Даже своим излучавшим неизъяснимый мир, любовь и смирение внешним обликом он являл видимый пример истинного подвижничества, настоящего монаха, что ценой невидимых суетному мiру духовных усилий достиг высшей христианской добродетели – бесстрастия, без чего невозможно подлинное стяжание Святого Духа. На его поистине недосягаемом примере мы воочию видели правоту слов преподобного Серафима Саровского: «Стяжи дух мирен, и тысячи вокруг тебя спасутся». Про отца Кирилла говорили, что в последние годы, уже находясь на одре неизлечимой болезни, он буквально сораспинался со Христом за наши грехи. Присутствие в нашем падшем греховном мiре таких людей есть важнейшая духовная преграда на пути окончательного сползания этого мiра в пучину зла. Оно особенно важно сегодня, когда усиливаются бешеные атаки воинствующих безбожников на монашество, как духовную сердцевину Православия. Лишь один Господь ведает, какие искушения преодолевают такие подвижники, молитвенники, как они бывают атакуемы темными духовными силами. Теперь он ушел от нас и предстоит пред высшим Судией. Но мы веруем, что, потеряв духовного наставника здесь, мы приобрели молитвенника и заступника ТАМ, в обителях жизни вечной, в чем видится всегда благой и неизъяснимый Господень Промысел. 

Теги события: Русская Православная Церковь старец Троице-Сергиева Лавра антихристэлектронный концла                     zavtra.ru/blogs/konchina_vserossijskogo_duhovnika
  • Оценка: 0

Комментарии (5)

RSS свернуть / развернуть
0
avatar
Variag1 +7.61
Русский пророк 010 501Оценить статью: 3  

19 февраля 2017 года умер Игорь Ростиславович Шафаревич.

Русский мыслитель. Крупный политический писатель и общественный деятель. Математик мирового уровня. Академик Российской Академии Наук.

Можно было бы перечислять заслуги и регалии этого человека, активно участвовавшего в русской истории на протяжении почти 100 лет, заняв ими еще пару страниц, но интересующиеся вслед за автором все равно отправятся за подробностями в Википедию. И это не страшно. Страшно, что Википедия – пока единственный широко доступный сайт, где можно прочесть весьма неполную биографию покойного. Страшно, что на портале Академии наук, например, его уже оперативно исключили из состава действующих академиков РАН, не разместив при этом и двух строк некролога. Страшно, что Президент Академии Фортов выразил свои краткие соболезнования как-то «полуофициально», в интервью стороннему информационному агентству. Грустно, что набрала воды в рот пресс-служба МГУ им. Ломоносова, в котором покойный учился сам, а позже учил многих других, и которым ныне руководит математик-ректор (маленькую заметку, пробитую сыном ученого, удалось найти лишь на факультетском сайте мехмата). Печально, что промолчали Правительство и Президент России. Каким-то сюрреалистическим бредом выглядит молчание ведущих политических партий. Добрым словом никогда не сочувствовавшего коммунизму покойного проводила только… КПРФ. Ужасно, что из крупных телеканалов о смерти Шафаревича на следующий день хоть что-то сообщили только РЕН ТВ и «Культура», из всех радиостанций – только «Радио Свобода». И просто дико, что гораздо больше российских газет и телеканалов в тот же день сочувственно обсуждали кончину председателя норвежского нобелевского комитета. К вечеру пришло известие о кончине российского представителя в ООН Виталия Чуркина, и смерть академика, как выразился один мой знакомый журналист, «стала уже неактуальной».

Современное общество вообще любит быстро списывать проблемы в архив. Кому, например, в 1970-х могла показаться актуальной проблема национализма в СССР? Музыковеду Ландсбергису? Бухгалтеру Ющенко? Летчику-офицеру Дудаеву? А вот профессор мехмата МГУ Шафаревич уже тогда расценивал национализм, не просто как проблему, но как основную угрозу самому существованию его страны.

Если признать, что судьба народа больше определяется современными действиями, его собственным мировоззрением, чем внешними факторами, то надо сделать и тот вывод, что, порвав с русским народом, этих внутренних причин не изменишь… Здесь я имею в виду лишь то, что необходимо освободиться от некоторого штампа мысли, от непроверяемого, необсуждаемого убеждения в том, что разрыв с русскими и создание собственного государства для каждого народа даст автоматическое решение всех его проблем… ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ           zavtra.ru/blogs/russkij_prorok

0
avatar
Variag1 +7.61
Судьба и крест Игоря Шафаревичапамяти великого учёного123 080Оценить статью: 17 1 

На излете советской эры существовало три великих диссидента: Сахаров, Солженицын и Шафаревич. Академик Сахаров стал непререкаемым лидером демократического направления, амулетом свободомыслия и либерализма, его именем назвали проспект, на котором  собирались наши «оранжисты».

Солженицын не сразу вернулся в Россию, выжидая чем кончится переворот августа-91-го года. Он сел на триумфальный поезд во Владивостоке, двинулся через всю Россию; его встречали хлебом-солью и венчали на пост великого писателя. И в этом качестве, почти непререкаемом, он прожил последние годы своей жизни. 

И только Игорь Ростиславович Шафаревич снискал совершенно иную долю. Он был окружён плотным облаком тьмы. Официальная пропаганда, господствующие либералы не замечали его или же именовали фашистом, так же как Распутина или Бондарева. 

Откуда эта ненависть, это неприятие? По-видимому, они возникли из-за того, что Шафаревич организовал свою интеллектуальную и духовную атаку не просто на конструкцию советского строя, не просто на неприемлемый для него коммунизм, а гораздо глубже. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ  zavtra.ru/blogs/krest_shafarevicha

0
avatar
Variag1 +7.61
Русский гений Игорь ШафаревичВ 1975 году Шафаревичу пришло письмо из Италии. Автор письма — тогдашний президент итальянской академии наук «Accademia Nazionale dei Lincei». (Часто употребляемое сокращение «Accademia dei Lincei» — «Академия рысьеглазых». Академики называют себя «рысьеглазыми» (lincei) в знак особой зоркости зрения, которая необходима для научного познания. Эпитет родился из переосмысления классического оборота «Линкеевы глаза» — намёк на остроту зрения Линкея, вперёдсмотрящего аргонавтов.) В письме Шафаревичу предлагалось выехать с семьёй на веки вечные в Италию, с предоставлением академической виллы, полного пенсиона, и, главное, гарантировалась абсолютная свобода для математической и философской деятельности. Шафаревич отказался. Самое любопытное в этой истории то, что президент-академик был этническим евреем. Воистину, в тысячный раз убеждаешься в правоте знаменитой аристотелевской максимы: «Целое больше суммы частей, входящих в него» — жизнь гораздо сложнее любого человеческого представления о ней.320 390Оценить статью:   

Когда берёшься писать о великих людях, то, вольно или невольно, первое чувство, которое охватывает тебя, — это страх. Второе — следующее за ним — трепет. Чувство библейское, свойственное всякому человеческому существу, пережившему опыт соприкосновения с чем-то во много раз превосходящим его, но не зловещим, а исполненным запредельного величия. Природа страха и трепета основана на невыполнимости задачи передать с помощью слов тот опыт общения и явленного в этом опыте чувства прикосновения к гению.

Для меня Шафаревич, безусловно, является гением, то есть человеком, наделённым сверхчеловеческими способностями, хотя термин «способность» не передаёт и десятой доли того, что переживаешь от вхождения в пределы вселенной Игоря Ростиславовича. С гением надо иметь личный контакт, личный опыт общения, чтобы хоть как-то воспринять бесконечную «даль» подобной личности. Хотя «целое» через инструмент описания непередаваемо, попытаюсь рассказать хотя бы о частном…

Я познакомился с ним в 1998 году. Работая на радиостанции «Радонеж», решил записать интервью, но не знал, как к этому подступиться. Запросто позвонить и попросить об аудиенции было страшновато. Поэтому решил действовать через наместника Сретенского монастыря архимандрита Тихона (Шевкунова), который меня и представил Игорю Ростиславовичу. С тех пор прошло уже без малого семнадцать лет, и время от времени я общаюсь с Шафаревичем. Как правило, раньше это были интервью для радио, иногда очень обширные, превращавшиеся в целые циклы: «Судьба России в ХХ веке», «Русофобия», «Смерть Запада» и так далее. В последнее время по состоянию здоровья Игорь Ростиславович перестал общаться с прессой, но иногда разрешает навещать себя, чем я всякий раз с благоговением пользуюсь. Благодарю Бога за то, что Он сподобил меня снять довольно большое автобиографическое видеоинтервью. 

Надо сказать, что ХХ век был, конечно, судьбоносным для человеческой истории и для христианской цивилизации в частности. Одна из бесед, записанных с Шафаревичем, так и называется: «ХХ век — век техники». Но помимо таинственного и молниеносного вторжения в начале ХХ века в человеческий мир феномена «техники», изменившего внешнюю сторону человеческого бытия, ворвалось не менее таинственно и столь же молниеносно явление, связанное с «внутренней» стороной человеческой жизни. Это явление знаменитый испанский философ Хосе Ортега-и-Гассет обозначил как «восстание масс» и посвятил исследованию оного довольно объёмистый труд. Сам философ так трактует сущность этой катастрофы: «Чтобы ощутить массу как психологическую реальность, не требуется людских скопищ. По одному-единственному человеку можно определить, масса это или нет. Масса — всякий и каждый, кто ни в добре, ни в зле не мерит себя особой мерой, а ощущает таким же, „как и все“, и не только не удручён, но доволен собственной неотличимостью. Представим себе, что самый обычный человек, пытаясь мерить себя особой мерой — задаваясь вопросом, есть ли у него какое-то дарование, умение, достоинство, — убеждается, что нет никакого. Этот человек почувствует себя заурядностью, бездарностью, серостью, но не массой. В сообществах, чуждых массовости, совместная цель, идея или идеал служат единственной связью, что само по себе исключает многочисленность. Для создания меньшинства, какого угодно, сначала надо, чтобы каждый по причинам особым, более или менее личным, отпал от толпы. Его совпадение с теми, кто образует меньшинство, — это позднейший, вторичный результат особости каждого, и, таким образом, это во многом совпадение несовпадений».

На волне этого «восстания» в мире, увы, прежде всего в европейском мире (Россию будем рассматривать как европейскую страну), бешеной популярностью стали пользоваться «труды» двух персонажей, не принадлежащих ни телом, ни духом европейскому, христианскому цивилизованному пространству, — Маркса и Фрейда. Оба «творили» для того человеческого субстрата, который всякого рода «идеологи и демагоги» ХХ века как раз и назовут «массами», предвидя повальную одержимость человеческого общества стадным рефлексом, вектор которого направлен прежде всего на отделение земного, материального, от небесного и забвение последнего. Различие заключалось лишь в том, что российские «массы» оказались более одержимы «марксизмом», а европейские — «фрейдизмом». Хотя, разумеется, это довольно грубая оптика, непосредственная действительность была куда более сложной.ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ        zavtra.ru/blogs/russkij-genij-igor-shafarevich

0
avatar
Variag1 +7.61
                                                       
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.