Конец света на Дмитровке

Статья посвящена декабрьским событиям

 

Сидеть без света из-за урагана или ледяного дождя неприятно, но не обидно. Стихия, что поделаешь.

Обидно сидеть без света из-за рабочих, которые порвали кабель или опрокинули опору ЛЭП. А чаще всего так и происходит. Мы сидим без света именно из-за них.

Апокалипсис на даче: почему в поселках без конца вырубается электричество

Населенные пункты в начале Дмитровского шоссе уже несколько месяцев живут как на войне. Им без конца отключают электричество. Иногда через день. Иногда через два.

Потом включают, но никто не знает, надолго ли. Ни жители не знают, ни энергетики.

Люди негодуют. Измучились. Энергетики тоже негодуют. Тоже измучились. У них нет таких мощностей, чтоб постоянно работать в авральном режиме, днем и ночью выезжать и чинить порванные линии электропередачи.

Линии рвут строители. Не нарочно. Главное занятие у них другое. Они расширяют Дмитровское шоссе.

Кто там ездит, знают это место по пробкам. Бетонные заграждения посредине проезжей части, сужения, расширения, терриконы песка на обочинах, тракторы, грузовики — все знаки глобальных дорожных работ.

Дмитровское шоссе — федеральная трасса. Она содержится за счет средств федерального бюджета. Деньги на ее ремонт выделены федеральной структуре — Росавтодору. Несмотря на то что Дмитровское шоссе идет по территории области, подмосковные власти не имеют отношения к тому, что там происходит. Это зона ответственности федералов.

Работы ведутся от Клязьмы до поворота на Лобню. Заказчик работ — ФКУ «Центравтомагистраль», подведомственная структура Росавтодора. Но работает не она сама. Работают субподрядчики, которых наняли подрядчики, которые выиграли тендеры, объявленные ФКУ «Центравтомагистраль», которая получила на эти работы деньги от ФДА «Росавтодор», которое их получило из государственного бюджета, который мы — вы и я — наполнили кровными своими деньгами, отдав их государству в качестве налогов.

Вот такая цепочка. Но воочию мы можем увидеть только ее крайние звенья — налогоплательщиков и субподрядчиков.

Чтоб узреть налогоплательщика, достаточно посмотреть на себя в зеркало. А субподрядчиков легко наблюдать на Дмитровском шоссе. Их там сейчас сотни, если не тысячи. Это изможденные худые люди в грязной одежде, которые плохо говорят по-русски, если вообще говорят.

Именно они рвут кабели и роняют опоры. За последние пару недель они это делали шесть раз. Без электричества оставались семь крупных населенных пунктов: Новосельцево, Еремино, поселок Птицефабрика, Красная Горка, поселок Шереметьевский, микрорайон Павельцево Долгопрудного и сам Долгопрудный — больница и 19 многоквартирных домов.

Чтобы обеспечить электричеством жизненно важные объекты — больницу, детсады, школы, — в обесточенные поселки ехали 24 передвижные электростанции из разных районов Московской области. А в это время две бригады восстанавливали линии электропередачи, вылавливая порванные кабели из заполненных водой канав, нарытых строителями.

«Счастье, что до сих пор никого из них не убило», — замечает руководитель Мытищинского РЭС (район электрических сетей) Александр Колесниченко. Он проводит для меня «экскурсию» — показывает, как строители крушат электрические сети.

На днях они вытянули из земли экскаватором 15 метров кабеля, порвав линию 10 кВ. Пострадать мог не только водитель экскаватора, но и все, кто находился в радиусе восьми метров от обрыва — такова зона поражения.

Энергетики знают, где именно проходят подземные кабели, поэтому они постоянно ездят смотреть, где именно идут работы. Когда видят, что строители взялись за особо опасное место, они встают там и дежурят сутками, чтоб только строители здесь не копали.

Обороняют систему электроснабжения Мытищинского района своими телами.

* * *

Объекты электросетевого хозяйства — подстанции, опоры, воздушные и кабельные линии электропередачи — несут опасность для жизни, если с ними неправильно обращаться. Поэтому вокруг таких объектов устанавливаются охранные зоны.

«В охранных зонах в целях обеспечения безопасных условий эксплуатации и исключения возможности повреждения линий электропередачи и иных объектов электросетевого хозяйства устанавливаются особые условия использования территорий», — записано в постановлении правительства №160 от 2009 года, которое как раз и регламентирует эти «особые условия».

Дорожные работы должны быть согласованы с энергосетевой компанией, чьи объекты находятся на участке запланированных работ.

Энергетики выдают строителям технические условия, которые должны быть выполнены прежде, чем начнутся дорожные работы. Куда перенести воздушные сети и переставить опоры, как поступить с подземными кабелями — можно их оставить там, где они проложены, или тоже надо переносить.

«Пакет техусловий — что надо сделать, куда что вынести-перенести, — мы выдали еще на начальной стадии проекта, — говорит Александр Колесниченко. — Но они не выполнены. Там, где ведутся дорожные работы, у нас проходят две «воздушки» и четыре кабельные линии. Мало того что рабочие их бесконечно рвут. Они еще закатывают кабельные линии под асфальт. Не переносят их, а асфальтируют сверху. Это значит, потом асфальт придется долбить и класть снова. Иначе до кабелей невозможно будет добраться».

* * *

Если где-то ведутся строительные работы и какая-то часть этих работ проводится в охранных зонах без разрешения энергетиков, энергетики не могут прекратить все работы целиком и полностью. Все, что они могут, — это выдать конкретному рабочему предписание, запрещающее работать в данном конкретном месте, потому что оно находится в охранной зоне.

Но на Дмитровке выдавать предписания без толку. «Мы выдаем запрет водителю экскаватора, — рассказывает Колесниченко. — А на следующий день он опять копает. Мы возмущаемся: «Вам же выдали вчера предписание!» «А это не мне, это другому», — говорит он. И продолжает работать».

Строителей на Дмитровке сейчас бессчетное количество. Они как муравьи в муравейнике. Невозможно каждому выдать предписание.

«А вот давайте спросим, почему они здесь копают, — говорит Колесниченко, показывая на троих замызганных мужчин, ковыряющихся в глубокой яме с водой. — Есть у вас разрешение на работы?» — «Какое разрешение, — грустно говорит старший, безнадежно глядя в мутную воду. — Нам тут провод вчера порвали. Вот пытаемся искать обрыв».

Они, оказывается, не строители. И не имеют никакого отношения к расширению Дмитровки. Они сотрудники компании, которая поставляет интернет-услуги.

Безумные дорожники и им тут все перерубили. Не только энергетикам.

* * *

Энергетики вправе требовать от строительных организаций возмещения ущерба — порванных проводов, опрокинутых опор, стоимости солярки, которой приходится заправлять передвижные станции, чтобы не оставлять без света больницы и детсады.

Возмещения ущерба Мытищинская РЭС требует постоянно и иногда даже его получает.

На Дмитровке работают 16 субподрядных строительных организаций. ООО «ТК Руслан‑1» уже выплатило больше 258 тысяч рублей за те беды, что принесло электросетям. ООО «ТеплоЦентрстрой» — 191 тысячу. Иски также предъявлены ООО «Связьэнергомонтаж» и АО «Стройтрансгаз».

Но это все частные компании, которые в любой момент могут объявить себя банкротами и раствориться без следа, чтобы тут же снова материализоваться свободными от долгов «русланом‑2», «русланом‑3» или «русланом‑33».

И только ФКУ «Центравтомагистраль» не может раствориться, поскольку это госучреждение, нанявшее коммерсантов-субподрядчиков и отдавшее им бюджетные деньги, выделенные из госказны Росавтодору.

ФКУ «Центравтомагистраль», однако, за аварии не отвечает и за ущерб не платит. У ФКУ надежная позиция: я не я и лошадь не моя. Кто порвал кабели, с тех и спрашивайте.

* * *

Одно лечим, другое калечим.

Расширяем шоссе, чтоб побыстрее ездить, и одновременно крушим к чертям коммуникации, без которых на расширяемом шоссе невозможно жить.

Чтоб коммуникации снова наладить, надо будет их перекладывать. Чтоб их переложить, надо будет сломать новый асфальт, который сейчас заливают рабочие.

Оплачивать весь этот бред будут простые люди. Поставщики повысят им цену на электричество, Интернет и другие услуги, которые поставляются по разрушаемым сейчас строителями коммуникациям.

Это притом что затраты на перенос коммуникаций были включены в общий объем средств, выделенных из госказны на расширение Дмитровского шоссе. Но по ходу процесса участники, очевидно, их раздербанили, как у нас принято.

Фантастический идиотизм всей этой картины не укладывается в голове. Каждый день налогоплательщики ходят и ездят мимо пылающего костра, куда лопатами забрасывают их кровные денежки, и в ус не дуют. Только удивляются: а почему это в нашем дурдоме так часто выключают свет? Надо пожаловаться главврачу, пусть разберется.

* * *

Принимая постановление №160 от 2009 года «О порядке установления охранных зон объектов электросетевого хозяйства и особых условиях использования земельных участков, расположенных в границах таких зон», правительство исходило из того, что в целом люди не дураки, у них есть мозги, они знают, что с высоким напряжением шутить нельзя, и будут соблюдать изложенные в постановлении правила хотя бы из инстинкта самосохранения.

Но это был неверный посыл. Дорожные работы на Дмитровском шоссе — только один пример того, что мозгов нет и инстинкта самосохранения нет тоже. Судя по великому множеству других примеров, которые мы получили от пресс-службы ПАО «МОЭСК», их нет нигде.

✔ Сначала немного статистики. За 2017 год в Москве энергетики зафиксировали 644 (!) механических повреждения кабельных линий, с нарушителей взыскано 95,2 миллиона рублей. Воздушные линии страдали реже. Строители рвали их всего 24 раза.

Теперь истории.

✔ В Москве есть подстанция «Чагино» — ключевой узел передачи и распределения электроэнергии на юго-востоке Москвы. Этим летом энергетики проводили там плановый осмотр ЛЭП и обнаружили, что возле подстанции ведутся раскопка и отсыпка грунта. Копают экскаваторы непосредственно под опорами. Еще немного — и опоры упадут. Люблино будет обесточено, а во что превратятся экскаваторы — подумать страшно. Работы велись в ночное время, на технике не было опознавательных знаков. То есть копатели прекрасно понимали, что занимаются незаконными делами. Их нашли. Главным оказался гражданин Армении, которого заключили под стражу за «покушение на приведение в негодность объектов жизнеобеспечения». На самом деле он ни о чем таком не думал, когда отправлял своих работников копать котлованы под опорами ЛЭП. Просто ему нужен был грунт, чтоб где-то продать или что-то подсыпать. 

✔ 15 ноября в Некрасовке, где строится новый жилой комплекс «Люберцы‑2015», строители вели не согласованные с энергетиками работы в охранной зоне высоковольтной линии 110 кВ Некрасовка — Кучино. Задели опору. Опора упала в котлован и оборвала провода. Чудом никто не пострадал. И даже жители не остались без света, потому что дома мгновенно перекинули на резервную схему электроснабжения. Но все могло закончиться очень печально.

✔ В июле близ деревни Карьково Чеховского района несанкционированные работы в охранной зоне именно так и закончились. Водитель автокрана устанавливал рекламный баннер. Кран зацепил стрелой провод высоковольтной линии 10 кВ. Машина загорелась, водитель пытался ее спасти и попал под напряжение. Его доставили в ожоговый центр Подольска в крайне тяжелом состоянии.

✔ А в Орловской области погибли разом четыре строителя. Ремонтировали кровлю двухэтажного частного дома. Переносили металлические леса с одной стены на другую. Дом возле ЛЭП. Леса коснулись нижнего провода — и все, всем конец. 

✔ В Алтайском крае тракторист с утра пораньше заехал в охранную зону и сбил плугом промежуточную опору ЛЭП. За ней упали две анкерные опоры. Сработала автоматика, линия была обесточена. Энергетики до двух ночи ликвидировали разрушения, которые походя организовал один человек. А полторы тысячи человек в это время сидели без света. 

✔ На Северном Кавказе в охранных зонах строители уже поработали. Охранные зоны там теперь застроены торговыми центрами, магазинами, рынками, жилыми домами, коровниками, хозпостройками. Люди считают: участки под ЛЭП ничейные (ну раз там никто не живет), поэтому их захватывают (кто первый встал, того и тапки) и строят — кому что хочется. Потом обносят «свои» опоры ЛЭП заборами и даже пристраивают к ним дома, делают из них венцы крыш. Энергетикам, которые эксплуатируют ЛЭП, свободного доступа туда уже нет. Горнолыжные курорты Кабардино-Балкарии «Эльбрус», «Нейтрино», «Терскол» не исключение, если кто собирается туда ехать. Гостиницы, беседки, базы отдыха, беспорядочные навалы стройматериалов в охранных зонах ЛЭП — обычное дело. 

✔ То же самое в Северной Осетии. Жилые дома, кафе, парки отдыха и даже детские площадки размещаются прямо под ЛЭП. Опоры высоковольтных линий становятся «элементами» частных домов, врастают в заборы, украшают дворы.

✔ Тысячи нарушений в Дагестане. Под высоковольтными линиями расположен, например, крупнейший городской рынок Махачкалы — Цумадинский. 

А на улице Газопроводной под воздушной линией 110 кВ в пролете опор построен десятиэтажный жилой дом. Провода протянуты между балконами. Минимальная зона поражения током — 3 метра. Это значит, попытка развесить мокрое белье на балконе рано или поздно обернется летальным исходом.

* * *

Подобных историй тысячи, но и приведенных достаточно, чтоб убедиться в противоречии между законом и практикой. 

Охранные зоны объектов энергетики не имеют в общественном сознании того статуса неприкосновенности, который они должны иметь в соответствии с постановлением правительства №160. И нет никаких рычагов, чтоб в общественное сознание этот статус внедрить.

По мнению энергетиков, изменить ситуацию поможет ужесточение административной ответственности.

В борьбе с нарушителями охранных зон они тесно взаимодействуют и с руководством местных администраций, и со специалистами Ростехнадзора. Но справиться с нерадивыми подрядчиками пока не удается.

Нарушители побеждают — как на Дмитровском шоссе сейчас, например.

P.S. Самая большая охранная зона установлена для воздушных линий класса 500 киловольт — 30 метров по обе стороны линии электропередачи от крайних проводов. Для 220 кВ — 25 метров. На линиях 110 кВ — 20 метров. Для 35 кВ — 15 метров. Для 10 кВ — 10 метров. Для линий с самонесущими или изолированными проводами, размещенных в границах населенных пунктов, — 5 метров. Для линий, от которых непосредственно питаются частные дома и уличное освещение (0,4 киловольта), тоже установлена охранная зона — 2 метра от крайних проводов.

Для кабельных линий 6–10 кВ, которые уложены в земле, охранная зона — 1 метр вправо и влево.

Работать в охранной зоне опасно! Все проводимые работы должны быть в обязательном порядке согласованы с владельцем линии.

Юлия Калинина

www.mk.ru/mosobl/2017/12/19/apokalipsis-na-dache-pochemu-v-poselkakh-bez-konca-vyrubaetsya-elektrichestvo.html

 

  • Оценка: +11
    • Отобразить местоположение

Комментарии (3)

RSS свернуть / развернуть
+1
avatar
zanoza +46.10
Ужасный ужас!
А самое печальное, что такой бардак везде!
0
avatar
Sirin +2753.06
Сейчас, вроде, ситуация стабилизировалась. Статью здесь разместила просто для информации, чтобы люди знали.
0
avatar
krasnova +4.19
Нужно ставить ветрогенераторы. Но их нет в продаже. Мы тоже мучаемся с перебоями электричества. Есть умельцы кто сам делал?
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.