Как я занимался своей родословной

Каждый человек время от времени задумывается о своих корнях. Кто были его предки? Как их звали?

Проще тем, у кого предки были крупными государственными деятелями или видными военачальниками. Тогда наверняка в семье хранятся какие-то документы, фотографии или хотя бы воспоминания. А если особых заслуг у предков перед страной нет? Но ведь для конкретного человека главная заслуга предков состоит в том, что он появился на свет. Человеку положено знать своих предков до 7-го колена, а ты знаешь только имя прадеда, да и то только благодаря отчеству деда.

Примерно так я думал.

Поначалу и не знаешь, как к этому вопросу и подступиться, а знать свои корни хочется. 

Что я имел в начале.

Что по маминой линии мой дедушка родился в Тамбовской губернии, а бабушка – в Воронежской. Для меня, всю жизнь прожившего в г. Долгопрудный, это было далековато.
В то же время я знал, что по папиной линии мой дедушка Панипартов Сергей Степанович родился в 1900 году в деревне Капустино (в настоящее время относится к сельскому поселению Федоскинское) Мытищинского района Московской области, а бабушка – Панипартова (в девичестве Курносова) Марфа Павловна родилась в 1901 году в деревне Хлебниково (в настоящее время входит в состав г. Долгопрудного). Знал я также, что дедушкину маму звали Аграфена Степановна и что родилась она в 1873 году.
Вот такими сведениями я обладал к началу поиска.
Я знал, что до Октябрьской революции рождения детей регистрировались в церкви, но к какой церкви относились деревни Капустино и Хлебниково, к той, которая в Виноградове или к той, которая в Троицком, а может к другой? Сохранились ли книги регистрации и где их искать, да и дадут ли их посмотреть? Вопрос интересовал, а зайти в церкви и спросить про книги регистрации все как-то не получалось.

И вот однажды в 2006 году я случайно узнал, что есть такой Центральный исторический архив Москвы (ЦИАМ), расположенный на улице Профсоюзная д. 80 (рядом с метро «Калужская»), в котором вроде как эти книги регистрации и должны храниться. Я позвонил в этот архив узнать, можно ли попасть в этот архив и что для этого нужно? Оказалось, что попасть туда просто, достаточно подьехать в рабочее время с паспортом и выписать пропуск в читальный зал, а там можно заказать и через несколько дней получить на руки для ознакомления в читальном зале эти самые книги регистрации.

И вот я приехал в ЦИАМ, выписал пропуск и попал в читальный зал. Сотрудники читального зала ознакомили меня с порядком работы в читальном зале, подсказали в каких фондах искать книги регистрации и как оформить заявку на их получение. Оказалось, называется эта книга регистрации – «Метрическая книга данная из Московской духовной Консистории для записи родившихся, браком сочетавшихся и умерших, на такой-то год, такой-то, такого-то села, церкви, такого-то уезда, такого-то благочиннического округа». К тому времени я уже от старожилов узнал, что Капустино и Хлебниково относились к церкви села Троицкого. Но как оказалось в Московском уезде село Троицкое было не одно, а были: Троицкое-Карнарджи, Троицкое-Лыково, Троицкое-Сельцы, Троицкое-Черемушки и Троицкое-Шереметево. Так какое выбрать? Сейчас это не вопрос, а тогда – задача. Я заказал фонда 203 опись 780 т.3 ч.1 дело 2689, в котором хранились метрические книги за 1900 год всех этих сел Троицких. Беспроигрышный ход, в метрической книге церкви какого-то из сел Троицких я упоминание Капустино и Хлебниково найду, и станет ясно, с метрическими книгами церкви какого из сел Троицких дальше работать. Приехав через несколько дней в архив, я получил свою заявку назад с пометкой «Требует реставрации».

Больше дел, в которых метрические книги церквей всех сел Троицких Московского уезда находились бы вместе, не было и я, ткнув пальцем в небо, выбрал дело с метрической книгой церкви села Троицкое-Лыково за 1901 год и сделал заявку. Через несколько дней я получил свою заявку назад с пометкой «Требует реставрации». Тогда я заказал дело с метрической книгой церкви села Троицкое-Лыково за 1898 год (год рождения брата моего дедушки) и опять получил заявку назад с пометкой «Требует реставрации». Создавалось впечатление, что в архиве все дела требуют реставрации.

И тут в Интернете на сайте dolgopa.org я увидел работы Е.Тюфтяковой «Долгопрудный. Из прошлого в настоящее.»- Большое историческое исследование окрестностей Долгопрудного начиная с XVI века.» и В.А. Пешехонова «Далекое и близкое». Из этих работ я узнал много полезного для моих дальнейших поисков и, помимо прочего, что деревни Капустино и Хлебниково относились к церкви села Троицкое-Шереметево. Я заказал, наугад, фонда 203 опись 780 том 3 часть 1 дело 2628, в котором содержалась Метрическая книга, данная в Троицкую, села Троицкое-Шереметево, церковь за 1895 год и, к моей радости, мне это дело выдали. Там я нашел не только подтверждение того, что деревни Капустино и Хлебниково относились к церкви села Троицкое-Шереметево, но и запись о том, что 16 апреля 1895 года состоялось бракосочетание живущего в деревни Хлебникова Конно-артиллеристской батареи бомбардира-наводчика Павла Семенова Курносова, 30 лет, с Московского уезда Озерецкой волости деревни Воскресенок крестьянской девицей Дарьей Андреевой Лобачевой, т.е. моего прадеда с моей прабабушкой. Таким образом, из одной записи я узнал отчество своего прадеда, примерный год, когда он родился, имя и отчество моей прабабушки и название деревни, откуда она приехала в Хлебниково. Нашел я в этом деле и другие интересные для меня сведения. Это меня обрадовало и воодушевило.

После этого я заказал фонда 2132 опись 1 дело 297, содержащее копии метрических книг Троицкой церкви села Троицкое-Шереметево за 1899-1901 гг. и также его получил. Из этого дела я узнал, что 22 сентября 1900 года у деревни Капустина крестьянина-собственника Стефана Димитриева Бонипартова и законной жены его Агрипины Стефановой родился сын Сергий, а 27 июня 1901 года у деревни Хлебникова рядового солдата Павла Симеонова Курносова и законной жены его Дарии Андреевой родилась дочь Марфа. Так я нашел записи о рождении моих дедушки и бабушки и узнал имя моего прапрадеде по дедушкиной линии. Тут уж радости моей не было предела. Это было сродни радости рыбака, поймавшего крупную рыбу, помноженную на осознание того, что ты возвращаешь из небытия имена своих предков.

Я решил «перелопатить» все дела с метрическими книгами Троицкой, села Троицкое-Шереметево, церкви из фонда 203 и копии этих книг из фонда 2132. Работа оказалась кропотливой, часто получал свои заявки назад с пометкой «требует реставрации», приходилось работать и с микроформами – это когда тебе выдают не дело, а фотопленку со слайдами листов дела, т.к. само дело рассыпалось от ветхости его переплета. Эти фотопленки надо было просматривать на специальном аппарате.

Поиски осложнялись тем, что крестьяне довольно поздно получили фамилии, а часто их записывали в метрических книгах без фамилии. Так, например, в метрических книгах у Панипартовых самую раннию запись с фамилией, я нашел за 1891 год, а у Курносовых – за 1879 год. Из-за отсутствия фамилий, при установлении родственных связей, приходилось опираться на имена и отчества, возраст, место жительства, а также имена и отчества поручителей при бракосочетании и восприемников – при рождении.

Когда работа с метрическими книгами и их копиями уже подходила к завершению, я обратил внимание на то, что некоторые посетители читального зала работают с очень толстыми делами. Выяснилось, что это ревизские сказки.

Как оказалось, в России проводилось 10 ревизий крестьян. Первая – в 1710 году, последняя 10-тая – в 1858 году. А так как из метрических книг следовало, что Панипартовы и Курносовы, после отмены крепостного права в 1861 году, были временнообязанными графа Шереметева, естественно было предположить, что до отмены крепостного права они были крепостными Шереметевых и, следовательно, должны были попасть в ревизские сказки. Так оно и оказалось. Заказав фонда 51 опись 8 дело 864, я получил для ознакомления результаты 10 ревизии крестьян деревень Капустино и Хлебниково, где была запись о семьях Панипартовых и Курносовых, с указанием фимилий, имен, возраста и родства. Данные ревизской сказки подтвердили родственные схемы, сделанные на основе данных из метрических книг. Кроме того, удалось получить дела с результатами 9-ой – проводилась в 1850 году, 8-ой – проводилась в 1834 году, 7-ой – проводилась в 1816 году и 6-ой – проводилась в 1811 году, ревизий крестьян. Как следовало из результатов ревизий, ко времени проведения 6-ой ревизии Панипартовы и Курносовы уже проживали в Капустино и Хлебниково соответственно. Причем, Панипартовы с фамилией Бонипартовы уже указаны в результатах 10 ревизии, а Курносовы со своей фамилией указаны в результатах 7-ой ревизии. Результаты 4 и 5 ревизий мне, к сожалению, найти не удалось, а результаты 1, 2 и 3 ревизий, как я узнал, хранились в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА), расположенном в г. Москве на ул. Большая Пироговская, д.17.

Таким образом, после работы с ревизскими сказками, я знал имена и возраст своих предков в 1811 году, правда, только мужского пола, женщины были перечислены в ревизских сказках наравне с мужчинами только в сказках 7-ой ревизии в 1816 году.

Но кроме метрических книг, в церквях ежегодно велись исповедные росписи или ведомости, заглавие одной из которых, взятое в фонде 203 опись 747 дело 2029 лист 34, я привожу ниже.

«Ведомость Учиненная былой Воскресенской а ныне Московской округи села Осташкова церкви Рождества Христова священником Иваном Петровым с причтом обретающимся при оной церкви в приходе нижеявленных чинов людем соизьявлением против коего ж до имени о бытии их в Святую Четыредесятницу и по ней следующие Петров и Успенские посты на исповеди и святаго причастие, также кто исповедался токмо, а не причащался, и кто не исповедался, сего 1802 года, а именно…».

В такие росписи (ведомости) включались все прихожане церкви с определенного возраста, указывались их имена, возраст, родство и место жительства, а так как в ЦИАМ я мог запросить такие ведомости вплоть до 1738 года и, следовательно, еще что-то узнать о своих предках, то это меня заинтересовало. И я стал работать с исповедными росписями (ведомостями).

Работа эта оказалась непростая. Приходилось выяснять к какой округе или десятине, или церкви относились деревни Капустино и Хлебниково в тот или иной год. Например, в 1786 году они относились уже к Троицкой церкви села Троицкое-Шереметево, а в 1779 году – еще к церкви Николая Чудотворца села Никольского.

Работая с исповедными росписями, я обнаружил, что в 1776 году мои предки уже указаны как живущие в деревне Капустино, а в 1773 году – еще нет. Значит, они переехали, а точнее были переведены, в деревню Капустино из какой-то другой деревни или села. И я стал выяснять из какой. Так как они были в те годы крепостными графа Петра Борисовича Шереметева, то, естественно, в первую очередь было предположить, что переведены они были из какой-то другой графской деревни. И действительно, оказалось, что в исповедной росписи за 1774 год церкви Рождества Христова села Осташкова они значатся как поселяне деревни Старогорья (это место в районе пансионата Клязьминское водохранилище).

Так я узнал, что мои предки приехали в деревню Капустино из деревни Старогорье в 1774-1776 годах.
Запросив все возможные дела с интересующими меня исповедными росписями (ведомостями), я остановился на исповедных росписях за 1748 год, в которых указывались крестьяне деревень Капустино и Хлебниково и исповедных росписях за 1740 год, в которой указывались крестьяне деревни Старогорье.

Как следовало из этих росписей, мои предки в 1740 и 1748 годах жили соответственно в деревнях Старогорье и Хлебниково.

Дела с более ранними исповедными росписями, в которых бы указывались крестьяне деревень Капустино, Хлебниково и Старогорье, мне получить не удалось из-за «требует реставрации».

Закончив с исповедными росписями (ведомостями), я отправился в РГАДА, чтобы ознакомиться с результатами 1, 2 и 3 ревизий крестьян и, по возможности, найти что-то для себя интересное. В РГАДА мне удалось ознакомиться с фонда 350 опись 1 делом 252, в котором были результаты 1-ой ревизии крестьян деревень Капустино, Хлебниково и Старогорье, проводившейся в 1710 году и с фонда 350 опись 2 делом 1796, в котором были результаты 2-ой ревизии крестьян деревень Капустино и Хлебниково, проводившейся в 1719 году. Из этих дел следовало, что в 1710 году предки Панипартовых проживали в деревне Старогорье, а предки Курносовых – в деревне Хлебниково. Сами же эти деревни в том году являлись вотчиной боярина князя Михаила Яковлевича Черкасского.

На этом поиски своих корней мне пришлось прервать, т.к. я уже не знал в каких источниках искать дальше.

Завершая рассказ, я хочу подытожить тем, что, работая над родословной, я узнал, что мои предки с папиной стороны по дедушкиной линии проживают в Капустино с 1774-1776 годов, а ранее они проживали в деревне Старогорье, а по бабушкиной линии предки уже в 1710 году проживали в деревне Хлебниково. Кроме того, если до начала работы над своей родословной я знал имена только 17 своих предков, то к завершению уже 124. В том числе я узнал, что моего прапрапрапрапрапрапрапрадеда по мужской линии звали Михаил.

Теперь жду случая, чтобы лучше узнать свои корни по маминой линии.

 

 

И.С. Панипартов

P.S.

Работая над своей родословной, я узнал много интересных дополнительных сведений. Например, в Капустино живут две линии с фамилией Панипартовы, но мой отец говорил, что мы не родственники, а однофамильцы. Оказалось, что мы все-таки родственники и мой прапрапрадед и их предок – родные братья, и наша линия «старшая». Жаль, что мне не удалось узнать о происхождении нашей фамилии, но выяснилось, что фамилии моих земляков Кузьмин, Макеев, Селиверстов произошли от имен конкретных крестьян, что у меня есть родственные корни со многими земляками, что у некоторых крестьян было одновременно две фамилии, а некоторые носили сначала одну фамилию, а затем – другую, что рядом с деревнями Капустино и Хлебниково находилось село Никольское, деревни Подосинки, Кашин враг, которые исчезли еще до Октябрьской революции.

В ходе работы над родословной, мне приходилось запрашивать в ЦИАМ много дел с метрическими книгами, ревизскими сказками, исповедными ведомостями и др. Какие-то дел мне выдавали, в выдаче других отказывали с формулировкой «требует реставрации». Возможно кто-то из прочитавших мой рассказ, занимается своей родословной или хотел бы заняться, но не знает где и что искать. Тогда информация о том, какие дела в ЦИАМ можно получить, а какие требуют реставрации будет им полезна, особенно тем, у кого корни в деревнях Капустино, Хлебниково и близлежащих, чтобы «вхолостую» не ездить в архив. Хочу заметить, что в ЦИАМ можно запрашивать сразу до 5 дел и все их получить одновременно при условии, что они не будут превышать установленного суммарного листажа и не будут выданы кому-то другому. Хочу сказать также, что в ЦИАМ есть План Московского уезда 1895 года (фонд 184 опись 16 дело 1836), а также есть издание В.С. Кусов «Земли Московской губернии в XVIII веке». Москва. 2004 г., в которое входят карты уездов, составленные в 1760-70 гг. Эти работы могут помочь сориентироваться в том, церкви какого села были прихожанами крестьяне той или иной деревни в те времена. Поэтому хочу предложить вниманию читателей соответствующую информацию. Предлагаю также для ознакомления списки крестьян деревень Капустино и Хлебниково по результатам 10-той ревизии 1858 года и другие сведения, которые могут быть интересны тем, кто занимается родословными и краеведением.

  • Оценка: 0

Комментарии (3)

RSS свернуть / развернуть
0
avatar
SubEditor +461.29
Сурово, вызывает уважение!
А в будущее с какими мыслями смотрите?
0
avatar
UB +27.48
Очень серьёзная работа.
Вы -молодец.
0
avatar
Ю +15.52
Молодец. Уважаю.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.