Вид на город с несуществующего колеса обозрения

Когда начал писать про город, понял, что половина его находится непонятно где, вернее, является моим вымыслом. Вроде такой маленький город, иногда без умыслу за день весь обойдешь, чего тут можно не знать… А вот какие-то части его выпадают, или же то, что помнишь с детства, само дорисовывается на сетчатке задумчивых или просто по-взрослому невнимательных глаз.

...Двор дома, в котором расположен магазин «Культтовары» - самый неизменный магазин в городе. Неизменный не только по названию, но и по внутреннему устройству, только вот радиоотдел переместился недавно в другую часть помещения. Раньше этот магазин служил мне если не музеем, то выставкой - ходил сюда почти даже без мечты (не говоря уж о желании) что-то купить, просто смотрел на вещи навроде лыж Фишер за 120 рублей (зарплата инженера) или лунохода с программным управлением за 27 рублей.

Так вот, двор этого самого дома, лето, или что-то еще без снега и с ярким солнцем. В руках у меня пластмассовая шпага. Рядом качели. Кажется, старший брат и его приятели просят у меня шпагу. Соображалка подсказывает, что, раз я стою лицом к дому, слева должны выситься гаражи - они стояли на горке такой высоты, что я и в более старшем возрасте боялся съезжать с нее на велике. Но в памяти только яркое солнце и ничего не нависает. Мне года 4, наверно.

До переезда в другой дом помню только еще один уличный эпизод - поездку на санках в детский сад. Дом, в который мы переехали, совсем рядом с детским садом. Наверно, ездить туда на санках было незачем - проще было тащить меня подмышкой. На торце дома под самой крышей большие цифры - год постройки. Живу в нем лет 20 с гаком, а вот сейчас не могу назвать год, который там написан... Перед домом овальный газон, вокруг которого учился ездить на велосипеде. «Дай кружок проехать», - просит кто-то, но проезжает обычно 2 или больше. На весь газон 2-3 машины. Сквозь стекло смотрим на спидометр: «О, а эта 160 ездит!»

Гулять одного меня отпускали еще в детском саду. Нравилось лазить по траншеям, когда ремонтировали трубы, и по хитрым железобетонным блокам, из которых строили музыкальную школу. Школа из хитрых блоков тоже получилась хитрая - с круглыми окнами и скругленным углами. Вроде ничего удивительного, но долго привлекало внимание.

Еще нравился бурьян за детским садом. На углу сада снаружи забора лежало стопкой несколько бетонных плит. А детский сад назывался «Детский комбинат № 23». Мне всегда хотелось называть его мясокомбинатом, хотя воспитательницы были добрые. С одной стороны сад соседствовал с зубной поликлиникой. Одним из развлечений было собирать гипсовые слепки с челюстей (как они попадали за пределы поликлиники, не знаю) и использовать их в качестве мелков.

Иногда над детским садом пролетали самолеты-кукрузники и вертолеты Ми-8. Почему-то во время пролета их непосредственно надо головой мы всегда орали всей группой «Ура!». Это было обязательным делом.

Самолеты и вертолеты, которые мы приветствовали, взлетали с Летного поля. Летное поле было видно с нашей лоджии, пока не построили еще один дом (хотя к тому времени самолеты уже перестали взлетать). Поле имело Г-образную форму, поэтому вертолеты попадали в поле зрения уже в небе, а вот кукурузники иногда выезжали из-за поворота, вернее, из-за рощи. В посадки, окружавшие поле, люди ходили на пикники или просто за грибами, а школьники начальных классов - в «походы». Все рощи были лиственные, за исключением одной сосновой, но она сгорела до того, как я успел ее запомнить, только одна сосна еще долго торчала где-то в районе нынешнего коттеджного городка и автомобильной стоянки. Или она до сих пор там стоит? В голове точно до сих пор растет.

Вообще, половина города - она в голове жителей. Например, в 2-х шагах от дома есть парк, раньше там аттракционы были. Среди прочего высилось колесо обозрения. Все позакрывалось, поломалось, долго стояло мертвым, потихоньку исчезая или превращяась в торговые павильоны. И вот забавно - сейчас, хоть и всего метров 400 до парка, не могу сказать, стоит это колесо или спилили его… Потому что в голове оно все равно высится и даже крутится иногда.

Рядом с нашим двором сплетение труб в бетонном корпусе - котельная. Раньше я слышал ее шипящие звуки. Теперь только вижу безмолвный дым из трубы. Либо технология сменилась, либо в городе стало шумно, либо я состарился и оглох. Кстати, ведь раньше от шума самолетов, делавших свои дела в аэропорту Шереметьево, иногда в шкафу дрожало стекло. Если и не дрожало, то сам звук производил впечатление, схожее с началом токкаты ре-минор (или мажор, той которую в «Очевидном-невероятном крутили) Баха. Теперь не слышу. Рамы в окнах все те же, никаких стеклопакетов. Странно это - те вещи, которых в городе уже нет, навроде колеса обозрения, как будто остались, а те, которые остались на самом деле (самолетов стало даже больше) - как будто исчезли. Вот еще одно такое дело.

В школу ходить надо было через железнодорожную ветку. Ветка вела на Гранитный завод и в связи с этим была украшена по мере возможности гранитными глыбами. Попросту говоря, глыбы были навалены вдоль рельсов. По ним было очень интересно лазить, хотя рассказывали порой байки о том, как какого-то мальчика завалило и его глаз тоскливо смотрел через щель между похоронившими его камнями. Снова загадка - лежат ли хоть на части пути эти камни или убрали уже все?

Напротив школы стоял магазин «Маяк», в чем-то уникальное сооружение. На самом деле «Маяком» назывался дом культуры, который размещался в этом здании. Под одной крышей находились ДК, продуктовый, «Детский мир» и кафетерий с молочными коктейлями по 10 копеек. Мое общение с «Маяком» ограничивалось продуктовым и коктейлями. Кафетерий, кстати, был одним из немногих мест, где в городе продавалось мороженное. Сейчас даже в ночном магазине можно увидеть в одной морозилке креветок, капусту брокколи и пломбир, а тогда магазины были все больше «профильные», в лучшем случае, состояли из отделов, и почему-то мороженное ни в какой отдел не попадало, а продавалось в кафетериях или палатках. До одной из палаток надо было идти по довольно примечательной дороге. Дорога эта была чем-то сродни гранитной железнодорожной ветке, только украсили ее попроще - бетоном. Хотя, нет, попроще был только материал, а форма были и повеселее - опоры мостов, лестничные пролеты. Всегда думал, что это творение нашего местного комбината строительных изделий, а сегодня сказали, что там одно из городских предприятий хотело дома строить, но не сумело договориться с другим. Снова получается, что мой город для меня - город-легенда, город-призрак, где настоящее безболезненно заменяется придуманным.

Как бы оно ни было, вместо дороги мы часто шли не по дороге, а по этим самым строительным изделиям, прыгая с одной конструкции на другую. Строительная дорога упиралась в край летного поля. Виднелись самолеты и вертолеты, стоящие на стоянки, а также два почивших фюзеляжа от каких-то истребителей местного производства. Над самолетами смотрит вдаль и ввысь профиль Ленина - через дорогу от аэродрома виден ангар, на торце которого лицо вождя и слова о бессмертии. О том, что в ангаре строились дирижабли, я узнал только тогда, когда у него стала проваливаться крыша.

Еще один портрет висел в коридоре школе, напротив кабинета, где мы занимались в течении трех лет начальной школы. Три года я глядел на него, читал текст рядом, который рассказывал о поселке Дирижабльстрой, но в моей голове осталась только лысая безымянная (для меня) голова с портрета. Почему-то она не требовала себе имени, хотя и осталась в памяти прочно.

Было и наоборот. Недалеко от дома росло нечто вроде сада. Один из приятелей называл его дунькой - «пойдем в дуньку». Приятель жил на целый дом ближе к этому растительному образованию, и я без вопросов принял это название, даже особенно не удивляясь, почему кучу деревьев назвали женским именем в единственном числе. Почему так, узнал только прошлом году из мультимедийной энциклопедии Долгопрудного. Эта самая дунька сейчас - один из немногих пустырей нашего города, который до сих пор не застроен. Возможно, сказывается близость котельной (той самой, которая раньше шипела) - если построить высотку, то будет вровень с трубой, а на коттеджи мест маловато.

Вообще-то наш город называется Долгопрудный. Пруды помню - помню ногами илистое дно, значит, там можно было купаться, а не только смотреть на отражение проезжающих автомобилей. По дороге на пруды, в роще за железной дорогой был парк аттракционов. Ныне уцелел только бетонный пол площадки и сортир. Не работает. Впрочем, теперь это город Москва, а Долгопрудный без прудов.

Нет, есть еще другие пруды, тоже долгие, но безымянные. Начинаются с родника неподалеку от Летного поля, и делят город пополам, кончаясь в Котовском заливе. Два верхних пруда служили кладбищем для старых шин - рядом гаражи. Пруды не сдавались - постоянно подмывали пешеходную дорожку, проходящую между ними, опять же, даже страшно было иногда на велике ездить. Сейчас почему-то не подмывают. То ли трубу нормальную положили, то ли мусорить в них перестали. И рыбу тоже теперь не ловят, а раньше ловили. И утки в них, верхних прудах, тоже почти перестали плавать. А может, я там гулять днем перестал.

Зато на гербе города теперь появился лебедь. Лебедь вызывает у меня одно воспоминание (впрочем, оно пока не тянет на звание «воспоминания, так как дело уже 90-х годов). На главной улице города (демонстрации на 1 мая были тут, значит, главная) стоят старые двухэтажные дома, одни из самых старых, ажно без душей, кажется. Перед таким домом один из жителей врыл в землю чугунную ванную и пускает в нее плавать гуся. В отсутствие гуся ванна закрывалась дверью (хотя, возможно, про дверь - это часть города, стоящая в голове). На гуся и его частный пруд смотрит через дорогу один из первых ночных клубов в городе.

С гербом связана еще легенда - один из художников, рисовавших старый герб города, преподавал труд у нас в школе, а также занимался изготовлением афиш для построенного на одном из красивых пустырей города кинотеатра. Первая афиша запомнилась мне огромной, чуть ли не во весь кинотеатр, уж не знаю, кто именно ее рисовал. Кинотеатр назывался «Полет», имя это ему шло - хотя здание типовое, но в пустырь он вписался как-то очень гордо.

Но о том, что герб рисовал наш учитель труда, я тоже узнал только в этом году. Как-то слишком много правды о прошлом высыпается, когда в ней уже нет смысла, кроме разве что очаровывания глазастых школьников. Узнаешь как на самом деле было то, чего уже нет, и что, в общем-то, ничему уже не научит. Может, все-таки назвать текст «Вид с существующего колеса обозрения на город-призрак?»

  • Оценка: 0

Комментарии (15)

RSS свернуть / развернуть
0
avatar
Навеяло множество воспоминаний и ощущений. Читая, я как будто перенесся в те сейчас уже далекие годы, тем более что и 23 комбинат и школа № 10 для меня также единственные и родные. Также сидит прочно в памяти день, когда в летние каникулы пришел в Культтовары покупать пистоны для нового пистолетика, но пришел рано и ждал десяти – время открытия магазина.
Я полностью согласен с призрачными воспоминаниями. Мне также до сих пор кажется, что вдоль железной дороги навалено куча камней, а порой я готов чуть ли не с пеной у рта доказывать, что они там лежат. И это притом, что чуть ли не каждый день там хожу и вижу, что нет камней.
Эх! Как я Вас понимаю…
0
avatar
Очень трогательно! :cry:
0
avatar
Seva +15.86
Ну-у-у, ребятки, завели разговор. Припомнишь и душу греет. Ни о чем засранцы не думали. Как ни странно, но наверное для многих из нашего поколения все это глубоко осталось в памяти - и "Культы", и гранитная дорожка, и плиты на "Летном поле", и как в 20-ти градусные морозы мы катаемся на коньках на стадионе, и ходим в "Полет" на один и тот же фильм по несколько раз, и "дай пожевать жевачку", и "пойдем пробки собирать" (кто из того поколения, тот помнит игру в пробки и фантики). Многое можно вспомнить. А иногда и нужно.
Не за то ли мы любим нашу Долгопу, что оставила в нас все это!
ЗЫ: Еще у одинокой сосны на поле был небольшой прудик, фюзеляжи от Мигов после войны остались, за "линией" тацплощадка и туалет все-же в стороне от бывших аттракционов находились. Все-же именно детали особенно сохраняются в памяти.
0
avatar
Насчет завалов камней. А еще было весьма познавательно, забравшись по камням, старательно прячась от людей, обнаружить плиту с мавзолея, на которой написано "Ленин Сталин". До сих пор очень сильно жалею, что не сфотографировал ее, пока была возможность. Потом ходил - куда-то исчезла. То ли на памятники распилили, то ли срятали получше. А еще там, среди завалов, около магазина "На Камушках" в тупичке стояла старая платформа, которая была весьма притягательным местом для игр.
0
avatar
Sirin +2790.99
СубЭдитор, черт проклятый! Как хорошо, как славно написал! Я плакаль…
Можно ждать продолжения?
Я тоже хочу внести свою лепту в воспоминания о ныне несуществующем. Хотя почему обязательно «несуществующем»? В Шереметьевском пока много чего осталось.
0
avatar
Seva +15.86
"Ленин - Сталин" вроде на территорию МКК перенесли как историческую ценность.
0
avatar
ШУХ +2.40
Хоть я и рос уже в переиод перестройки в нашей стране но всё что описано выше было ещё и в моём детсве.... И Культовары как музей роскаши... и котлаваны (1 раз даже бул ошпарен кипятком)...конечно гранит по пути на МКК...самолёты помню а вот верталётов не о чёнь... тока как металолом.. А у меня рядом с Детским садом Ж/Д на VRR была и когда мимо проезжял поезд мы с друзьями собирались у забора и кричали : "Поезд, Поез увези нас домой!!!"...
Эх какие были времена... Может и у наших детей будут такие же воспоминания?!
P.S А Колесо обозрение спелили ничего там не осталось только забор... Эх какие атракционы были...!!
Красивые воспоминания всегда полезны...
0
avatar
SubEditor +461.29
Ммм... На самом деле это меня мама как-то c полгода назад попросила на какой-то областной конкурс что-то написать про город. Я написал, отдал и забыл. О судьбе конкурса ничего не знаю, а тут летом стал хлам на компе разгребать, нашел, думаю, чего пылиться будет, выложу на сайт.
Так что специального продолжения не будет.
0
avatar
Rook +75.80
"...Двор дома, в котором расположен магазин «Культтовары» - самый неизменный магазин в городе."
Нэ так все было, нэ так! И.Сталин о фильме "Ленин в 1919 году".
Не было, не было у Культтоваров никакого двора, а было одноэтажное здание желто-коричневого цвета на Московском шоссе, сзади - железная дорога, спереди - палатка с горой пустых ящиков высотой метров 5.
Потом Культики, конечно, переехали, здание наполовину разрушили (оно оказалось глинобитным!), и развалины долго служили местом для детских игр и отправления естественных надобностей.
А палатка осталась и еще долго существовала (уж не знаю продавали там что-то, или просто стеклотару принимали) пока однажды зимой не сгорела вместе со всей горой ящиков.
Вот это был костер!!!
0
avatar
SubEditor +461.29
Рук, из существующих на сегодня промтоварных магазинов Культики - самый устойчивый, как по местоположению, так и по ассортименту (хотя без перемен не обошлось).
Как продавались в левой части 20 лет назад велосипеды, так они там и продаются.
0
avatar
Rook +75.80
А музыкальные инструменты переехали к велосипедам, а былы в противоположной стороне.
Так что все меняется...
0
avatar
Sub, у меня нет слов...
Как в розовый детский сон окунулся: никаких забот, живы родители, а впереди - целая жизнь!
А когда "проснулся" - стало немного больно и грустно. Старею, однако!
Хочу поместить твое произведение в "Энциклопедию", если ты не против. :?
0
avatar
SubEditor +461.29
Помещай, конечно.
0
avatar
Неплохо, совсем неплохо!
Продолжайте, ждем с нетерпением Ваших произведений!
С уважением,
АБ
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.