Последняя черта (продолжение)

Продавщица вынимает все деньги  и смотрит на Нелл, в надежде, что мы сейчас уйдём и всё
пойдёт своим чередом: менты, розыск, свидетели… Но сегодня всё будет по другому. Есть вещи
похуже чем страх - это то, когда ты боишься постоянно. Ты ненавидишь ждать? Ты боишься
неопределённости? Если - да, то ты попал куда нужно.
-Все сядьте! Куда угодно - лишь бы видели друг друга! 
Никто не задаёт вопросов. Все просто выполняют то, что приказала Нелл. Страх правит
человеком, а всё остальное - херня.
-Что ты задумала - говорю я Нелл на ухо.
-Смотри и не мешай мне, это их "чистилище".
Толстая тётка уселась на стул у лотка со сладостями. Мужик - около мороженного.
Продавщица, дети  - у выхода.
-Мы так и будем сидеть? - ой, зря он это сделал - сейчас от дядьки останется кровавое
месиво…Но нет - Нелл не стреляет, а спокойно отвечает, что сейчас она задаст им несколько
вопросов.
 - Знайте, что сейчас это ваши последние минуты. Запомните их. Запомните как вы
выглядите, во что одеты. Запомните, что вы чувствуете. Запомните все детали. Запомните
всё, что кажется сейчас вам значимым. Ведь эти минуты самые важные в жизни. Я же хочу
узнать ваши имена. Представьтесь.
Толстая тётка сказала, что её зовут Клэр, мужик - Дэн, продавщица - Ванда. А имена детей
- Натали и Рейми.
-Все ваши имена через несколько минут не будут значить ничего, так как вы превратитесь
  в месиво крови и мяса.
-Девушка, - продавщица сейчас заплачет, - отпустите детей, они то в чём виноваты?
-Это будет им урок.
Жестоко? Нет, интересно!
Дети плачут, Ванда гладит их по головам и что-то шепчет. Наверное, она молится.
Обстановка безысходности и отчаяния. Если мы захотим, мы убьём всех.
-Все ваши должности и заслуги уйдут в небытиё, когда вас не станет…
Нелл давит на всех. Она накаляет обстановку. Она вводит всех в ступор.
Нелл спрашивает о том, что бы хотела сделать продавщица, если бы знала, что через
несколько минут она умрёт.
-Я, - она всхлипывает и вытирает слёзы, текущие ручьями с её молодых щёк, - я бы сказала
Девиду, как сильно я его люблю.
-Девид, очевидно, твой парень, Ванда?
Она кивает и вновь заливается слезами в ответ.
-Так почему же ты раньше не могла ему сказать об этом?
-Я боялась, - всхлип, - что сделаю что-то не так, а потом мы поссорились.
-Ясно, а ты, Клэр, что бы ты сделала?
-Я бы помолилась бы и пошла бы на исповедь. - в её глазах мелькает какая-то грусть.
Это её "бы" просто выводит меня из себя.
-А что же ты такое сделала?
-Я…Я предала своего мужа - ушла от него, когда он перестал много зарабатывать.
-И где же он сейчас Клэр?
-Он…Он умер. - она ещё не плачет, но я вижу, что ей сейчас очень хреново.
Нелл подходит ближе к Клэр - та отстраняется от неё, но Нелл вместо того чтобы
прострелить ей голову - обнимает её. Она ей говорит, чтобы та поплакала - ведь больше у
неё этого шанса не будет. Она ей говорит так ей станет легче. Она ей говорит о том, что
слёзы - это хорошо, но главное, чтобы они были искренними. На нижних веках Клэр уже
скопилась влага и…
В это время продавщица, Дэн, Рейми, Натали - смотрят на Нелл и Клэр. Они запоминают всё.
Они знают как это важно - ведь это - последнее, что они видят.
…и Клэр заплакала. После она сквозь слёзы рассказала длинную историю своей жизни. Она
рассказала о том, как они познакомились с Тимом (так звали мужа Клэр). Она рассказала о
своей свадьбе. О семейной жизни. О детях (у неё было двое детей)… Она рассказала обо всём.
Наверное, до этого момента никто не слышал таких откровений от неё. 
Нелл отходит от рыдающей, но почему-то улыбающейся Клэр и идёт к Дэну.
-А какие твои планы на последние минуты своей жизни?
-Я бы трахнулся.
-А почему именно это?
-Я ещё ни разу ни с кем, ну понимаете?
На недоумённый взгляд остальных Дэн говорит, что в школе - не сложилось, в институте -
был слишком занят учёбой, потом - карьера…
Пожалуй Дэн из нашей компании "смертников" - самый несчастный. Даже я в свои пятнадцать
лет был уже с женщиной. Я смотрю на Нелл и думаю: "Интересно, а она уже с кем-нибудь
спала?" Следом за этой мыслью подлетает другая. Странно, может быть… Нет, это глупо, это
не возможно.
Нелл в это время подходит к Дэну и что-то шепчет ему на ухо. После этого, он как будто
уходит в себя. Подумать только! В последние моменты своей жизни человек становится таким
внимательным - он запоминает всё, а самое главное он - ценит то, что видит.
Остались только дети. Она подходит к ним и задаёт тот же вопрос, только в немного иной
форме.
-Кем хотите стать когда вырастите?
-Я хочу быть строителем, как мой папа. Тётя, а это игра такая ведь правда? А то Натали не
верит мне и начинает ныть. Скажите, что это игра.
-Нет Рейми, скоро ты больше не увидишь своих родителей и Натали тоже не увидит.
Маленький мальчик понимает, что всё кончено и он проиграл.
-А ты Натали кем хочешь быть?
-Я хочу лечить животных. Пожалуйста отпустите нас! - умоляет девочка хлюпая носом.
-Нет, вы все умрёте.


ИИСУС пришёл к вам.

Мы решаем жить вам или умереть. Мы решаем вашу судьбу. Мы мессии. Мы маньяки - убийцы. Мы
террористы - смертники.
Я смотрю на всех, кто пришёл в этот магазин сегодня, даже не подозревая, что с ними тут
может произойти. Ни кто не смог предугадать свою судьбу, все думали, что всё будет как
раньше, но теперь - как раньше не будет. Все превратилось в большой мыльный пузырь,
наполненный до краёв человеческими эмоциями. Возможно до этого момента они бы никому не
сказали, что творится у них внутри. Теперь же поздно. Ванда молится - это хорошо  - она
верит в бога, ей есть во что верить. Дети видимо всё ещё думают, что это игра, они себя
убеждают в этом как могут. Дэн думает о чём то своём и всё время трёт глаза - даже в нём
есть что-то человеческое. Клэр - плачет и плачет, но даже и этого времени ей не хватит,
чтобы она перестала плакать. Они все знают, что сейчас они умрут.
Все - без исключений. Мы убьём даже детей. В мире  так много жестокости, а этой небольшой
потери никто и не заметит.
Нелл становится так, чтобы её видели все.
-Сначала я буду стрелять в Дэна, затем я выстрелю в тебя, Клэр, потом в Ванду и закончу
на Рейми и Натали.
-Я просто хочу, чтобы вы знали, что произойдёт.
Теперь же плачут почти все.
-Я досчитаю до трёх и сделаю первый выстрел, все остальные четыре пули я выпущу из пушки
за доли секунд, так что у вас больше не будет времени на то, чтобы испугаться.
-Я начинаю считать. Дэн ты готов быть первым?
Дэн заплакал.
-Нет, я не хочу, я хочу жить, как любой из нас.
-Что ж я думаю, что ты готов.
Нелл открывает им ворота в Ад. Все порочны. Все нечисты. Даже дети и те - врут.
-Один.
Она правда собралась это делать?
-Два.
Дэн закрывает глаза, которые залиты слезами.
-Три…
Я рванул к Дэну и толкнул его в сторону.
Раздался оглушительный выстрел.
Жизнь. Она такая маленькая, что может поместится в моей голове. Она такая короткая, что я
могу вспомнить все её моменты в одну секунду. Она такая прекрасная, что я не могу смирится
с тем, что я уже умираю. Она такая жестокая, раз дала мне с этим смириться.
Но я не умер. И никто не умер. Всё так и было задумано. Все прошли через это -  все мы
были  на границе между жизнью и смертью. Все мы знали, что сейчас мы умрём. Все, кроме
Нелл, разумеется.
-Вот и нашёлся герой. - Сказала Нелл, посмотрев на меня.
-Всё концерт окончен - идите по домам, больше в вашей жизни такого не будет. Идите и
осуществите то, о чём вы мне только что тут рассказали.
Все разошлись, ещё не до конца понимая, что с ними произошло. Но однозначно после этого -
их жизнь измениться. Они будут ценить каждый её момент, ведь мысль об этом дне их теперь
не оставит.
-А зачем всё это было то Нелл?
-Затем, что теперь каждый из них будет стремится к тому, что мог бы потерять навсегда в
этот день. Ванда - помирится с Девидом. Клэр - исповедуется и обретёт душевный покой. Дэн
- трахнется с тёлкой. Детишки станут теми, кем хотят. Мы открыли им глаза на то, что они
могут умереть в любой момент. И сейчас они это знают. Они начнут меняться. Они начнут
стремиться к тому, чего у них не было раньше. Мы изменили их жизнь - они теперь многого
добьются. Слышишь, Майк, многого!
 
Мы святые.

 

Сотвори себе кумира!
Ты можешь думать, что ты один такой единственный и неповторимый. Ты можешь думать, что ты
- индивидуальность. Мало того, что ты можешь так думать, но кроме этого - ты даже можешь в
это верить. Ты можешь верить в это сраное дерьмо. В то, что ты - неповторим. Ты в это
веришь.
Ты веришь в то, что свой образ ты себе сам придумал. Ты думаешь, что ты один такой
"мастер - изобретатель".   Да, да, да - в это ты тоже, несомненно, веришь.
Да ладно тебе, хватит уже, ведь ты и сам прекрасно знаешь, что говно это всё. Мы любим
создавать себе идолов и кумиров. Мы хотим видеть в них всё самое лучшее. Мы стремимся
стать ими. Мы думаем, что они идеальны.
В начальной школе - это воспитательница. Она самая прекрасная. Самая умная. Самая добрая.
Именно это говорят ваши дети, когда приходят со школы. А потом вы идёте в клуб и видите,
как "самая-самая"  нажралась в жопу и трахается с каким-то парнем прямо на столе при всех
посетителях. Ну как вам такой расклад?  Мир на самом деле не так прекрасен, как он нам
кажется. Есть и другая оболочка. Она у всех есть. Все идеалы - становятся  пороками. Все
кумиры - ничтожествами. Но не все это замечают. А жаль…
Рок звёзды - конченные наркоманы. Манекенщицы - проститутки и шлюхи. Твои коллеги -
непременно алкоголики. Твои друзья - извращенцы. А теперь возьми эти все "маленькие
слабости" и сложи вместе - ну как тебе твой портрет? Все те на кого ты ровнялся - тебя
предали. Все те, кто вызывал у тебя симпатию - спят с кем попало. Все те, кто были твоими
наставниками - пропивают свои зарплаты в кабаках. А друзья?  Да, и они тоже не те, совсем
не те…
-Заходи. - из соседней комнаты голос Фреда.
-Я ненадолго, только зайду к…ну ты знаешь к кому я пришла.
Фред исчезает в неизвестном направлении.
Нелл появляется в дверном проеме и смотрит на меня. Сегодня она радостная. Она сегодня
улыбается. Я в это время занимаюсь изготовлением детонатора. Меня этому всему научил Фред.
Он  меня научил как надо проверять чистоту исходных веществ. Я теперь знаю как приготовить
диперекись ацетона двумя способами: первый - для самоубийц или психов, которым пофигу на
свою жизнь, второй - для нас, которым пофигу на жизнь других.
Она кидает свой рюкзак на пол возле меня, а сама уходит синтезировать ЛСД. Откуда она
знает как это делать? Этому её научил Фред. Конечно для этого нужно довольно дорогое
оборудование, но и оно у нас есть. У нас есть всё. Я не знаю откуда - Фред мне не говорит.
Фред знает много, но ничего лишнего он не скажет никогда. Никому. Ни за что.
Синтезировать ЛСД можно двумя способами первый - для самоубийц или психов, которым пофигу
на свою жизнь, второй - ну вы сами знаете… Сначала произведите реакцию получения амидов
лизергиновой кислоты, который позволяет провести реакцию между лизергиновой кислотой и
ангидридом трихлоруксусной кислоты, чтобы получить смесь лизергиновой и трифторуксусной
кислот, а затем провести взаимодействие смеси ангидридов с азотистыми соединениями,
имеющими не менее одной связи водород-азот. Полученный амид лизергиновой кислоты
выделяется из смеси удобным способом.
Готовим раствор смеси ангидридов лизергиновой кислоты и трифторуксусной кислоты из 2,68 г
лизергиновой кислоты и 4,4 г ангидрида трифторуксусной кислоты, растворенных в 100 мл
амилнитрила. Этот раствор следует добавить к диэтиламинэтиламину массой 6,03 г.
Реакционную смесь выдерживать при комнатной температуре в течение 1,5 часов. Амилнитрил
испаряют, а остаток обрабатывают хлороформом.
Всё просто и ясно. Нелл видимо там ещё будет долго возится. Я пока достаю вещи из её
рюкзака - мне интересно, есть ли там ещё такие письма, которые я уже когда-то видел у неё.
Это плохо. Это гадко. Это низко. Лазить по чужим вещам - однозначно нехорошо. Значит, я -
плохой. Я это принимаю. Причём без проблем. Я уже готов со всем смириться. Даже с тем,
что… Нет, это слишком. Это глупо. Пока рано об этом думать. Может быть у меня едет крыша?
Вроде нет.
 Я не ошибся на счёт писем.
 
Ты просишь жалость? Может, это твой Наркотик? А кого жалеешь ты?
Но как можно жалеть человека за то, что он сам с собой делает?
Ты просишь помощь? А следуешь ли ты советам хотя бы близких тебе людей?
Ты помнишь вещи, которые надо забыть, но забываешь те, которые могла бы помнить!
"У меня все хорошо... Все вокруг сходят с ума..."
Почему в прошлом году все было наоборот?


Как странно, такое ощущение, что это…да, блядь! Это так глупо и нелепо - такого быть не
может! Хотя? Не…Нет.

Не думаешь ли ты, что мне приятно слышать, где ты была и с кем ты была - главное не со
мной, прости мой эгоизм. Но я ведь не прошу тебя уделять мне все свое свободное время -
мне нужно гораздо меньше. Только не как сегодня. Хотя бы как вчера… Совсем чуть-чуть…
 
Возможно, я прошу много, но ведь и я могу тебе что-то дать, или я заблуждаюсь?
 
Да, у меня едет крыша и уже очень давно... Просто я тебя Люблю... Очень-Очень... Очень
давно и Очень сильно...
 
Да, я живу мечтами, но это мои мечты.
 
Все замки, когда-нибудь рушатся, далматинцы попадают в Собачий Рай, а дети становятся
взрослыми… чужие дети…
 
Вот и мой замок, построенный на облаках надежды, со стенами из веры, а башней из любви
падает с небес и рассыпается в прах.
 
Я надеюсь, на то, что люди и мир меняются. А на самом деле все останется таким, какое оно
есть, видимо, пора привыкать! Просто пора засунуть свои чувства и амбиции подальше, забить
на воспитание, стать взрослым и перестать верить в сказки, стать таким как большинство -
злым на все и вся и обвинять окружающих тебя людей в том, что это они во всем виноваты.
Нет, виноваты во всем мы. Это мы выбираем, с кем нам общаться, кого любить, кого
ненавидеть и если первое и, в какой-то мере последнее - это Осмысленный выбор, то второе,
к сожалению нет. Тут думает сердце… хотя, у кого как…
 
Целую


Я знаю, что Нелл любят. Но, что настолько сильно… Мне на самом деле, больно читать такие
письма.
Как говорил Фред сегодня утром: "Осталось шесть часов", имея ввиду взрывчатку. Так вот -
остался час. И Фред это знал. Он оставил всю работу на нас.  Он ушёл. Он оставил на нас
всю ответственность за  историю человечества.
У нас в прихожей (если, конечно, это так ещё можно назвать), висит карта штата, на
которой отмечены все музеи и дома культуры, памятники и монументы, чьи-то шедевры и
ошибки… Сто девяносто синих толстых точек. Десять - синие точки, обведённые в красные
круги. Это значит, что с ними мы уже покончили. Это значит, что наши дети больше не
увидят, как их деды сражались за наши жизни, как строилась культура, как развивалось
общество. Мы это не ценили, а они это потеряли. По-другому  нельзя.
Я переписываю адреса пяти из синих точек в записную книжку. Сегодня и они оденут красный
ореол.  Я иду на кухню (если, конечно, это так ещё можно назвать), я начинаю искать
глазами Нелл. Но её нет. Я её не вижу из-за какого-то сомнительного дыма. Я дохожу до
колбы с жидкостью тёмно-коричневого цвета и вижу Нелл. Она лежит на полу и по-моему не
дышит.
Блядь, она отравилась этим дерьмом. Хреново ЛСД!
Я тащу её в комнату. О боже, а если уже поздно? Нет, нифига, я должен успеть.
Я кладу её на кровать. Нелл, только не ты - кажется я тебя… А может и нет, но ты мне
дорога.
Я нагибаюсь к ней, чтобы сделать искусственное дыхание…
И она целует меня взасос.
Она целует МЕНЯ взасос.
Она меня целует ВЗАСОС.
И я понимаю, что это была опять её фальшивая смерть. Но, знаете, я не сопротивляюсь.
Сейчас мне так хорошо с ней. Она жива - это главное. Я знаю, что когда бывают такие
моменты, то надо наслаждаться каждой  секундой, ведь вся красота исчезнет через несколько
мгновений. И останутся только воспоминания. Вот почему так важно помнить. И вдруг я
вспоминаю об очередном письме, и вся красота пропадает. Я вспоминаю о том, что кто-то её
любит точно так же, а может и сильнее. Я думаю о том, что есть ещё кто-то…

 

  Я не знаю как признаться тебе в моей любви к тебе, может я просто боюсь.
 
Все фразы кажутся банальными, и неподходящими.
Все слова, которые приходят на ум, кажутся глупыми, тебе нужно нечто большее.
 
Ты достойна самого лучшего.
 
Я боюсь тебя обидеть, поранить, причинить тебе боль, но так получается что я это делаю.
 
Я просто хочу тебе сказать что ты самый дорогой мне человек на свете.
 
Самый-самый...
 
Я тебя очень люблю...


Я целую её в последний раз и смотрю на часы - сейчас три часа после полудня, а это
значит, что шесть часов прошли, и нам надо ехать в город. Срочно!

История - бред.
 
-Фред ещё не звонил?
-Нет.
-У него есть мобильник?
-Нет.
-Долго ещё?
-Нет.
-Блин, Майк, ты другие слова вообще знаешь?
-Прости, я задумался.
По ходу Нелл тоже волнует тот факт, что Фред бесследно пропал. Ни кто не знает где он.
Мы проезжаем здание городского управления. Мы проезжаем библиотеку. Мы проезжаем парк. И
тут Нелл кричит.
-Останови тут!
Я останавливаю машину. Она выбегает и направляется к пешеходному переходу. Она скрывается
в толпе людей. После этого я её не видел четыре дня.
Я  жду её час, но её всё нет. Тогда я отправляюсь вершить правосудие в одиночку.
Первым по списку у меня здание культуры, находящееся чуть дальше от центра города. На
самом деле это всё должен был делать Фред, но он меня киданул, грубо говоря. Я не хочу
никого убивать, я просто хочу, чтобы люди изменились. Они должны измениться, по-другому
нельзя. Дом, семья, работа - кому это нужно? Это ведь и так у каждого есть. А самое
смешное, что для многих людей эти три понятия - синонимы к слову "счастье". Счастье. Что
есть счастье? Кто это? Что это? Для кого счастье? А мне оно надо? А вам? И зачем это? Я
знаю. Вы - нет. Я убиваю людей, они убивают свои принципы, а мёртвые принципы и устои -
путь  к возрождению. Надеюсь, что хуже не будет.


Суицид.
- Почему вы решили совершить самоубийство?
 - Мне скучно жить.
 - И  вы думаете, что самоубийство может вас развеселить?

Я лежу на матраце и просто смотрю в потолок. Рядом нет ни Фреда, ни Нелл. Они потерялись.
Возможно, они сейчас подрывают здания или грабят магазины, но мне до них нет никакого
дела. Может быть, они сейчас убивают и разрушают, но мне похуй. Вероятно, Нелл с Фредом
трахаются сейчас где-нибудь, даже не вспомнив, что я ещё жив, но мне посрать. Я хочу
отдохнуть. Всё ниже изложенное я буду писать от лица Нелл, так как позже она мне это
рассказала очень подробно.


                                             ***
-Тайлер!
-Нелл?
-Подожди, можно с тобой поговорить?
Тайлер только опустил голову в знак согласия. На нём нет лица. Он, как зомби. В его
глазах уже нет больше того света и радости. Они - убиты. Он - убит.


              ***

-Знаешь, когда ты лежишь весь в крови на полу и не можешь уже ничего с этим поделать…
Когда жизнь теряет всякий смысл, и тебе больше ничего не надо от неё… Когда ты уже
попрощался со своим детством, юностью и молодостью… Вбегает твой младший брат и кричит:
"Тайлер, не умирай!". И ты не можешь в это поверить…
Тот, которого ты пиздил день ото дня. Тот,  которого ты считал мелким кретином, вбегает в
комнату и спасает тебе жизнь.
Он кричит:  "Тайлер, не умирай!". А потом он приносит бинты и перетягивает тебе руку. И
тут, ты поднимаешь глаза и видишь, что он плачет… Его глаза полны слёз. И ты… И ты тоже
плачешь…
-Зачем ты это сделал? Из-за Сары?
-А ты как думаешь? Если бы день назад мне задали два вопроса: Земля квадратная? Или Сара
меня не любит? Я бы выбрал, что земля квадратная. И теперь она ко мне подходит и говорит:
"Знаешь, Тайлер, я тебя не люблю, давай разойдёмся?"
Тайлер и я сидим на траве, вдалеке от города. Он открывает мне душу. Я ставлю себя на его
место и плачу. Он тоже плачет - ему не надо себя никуда ставить. Первый раз вижу, как
парень плачет, первый раз вижу, что я плачу из-за кого-то. Но самое смешное - это то, что
слёзы Тайлера меня не то, чтобы не пугают, а наоборот -  я вижу, что это - искренне. Ведь
это же главное? Не правда ли?
Я не нахожу ничего, кроме того, как сказать:
-Тайлер, я тебя понимаю. У тебя хорошо всё будет. Я это знаю.
-Знаешь, просто замечательно, когда находится тот человек, кто тебя сможет поддержать,
когда тебе так хуёво, что жить не хочется.
Руки Тайлера исполосованы лезвием бритвы. Его голос дрожит, когда он мне говорит всё это.
Если честно, то это первый человек, которому я хочу помочь как никому. Хотя я говорю с
Тайлером первый раз в жизни. Он - мне дорог. Уже дорог.
Тайлер, будь моим другом.
Тайлер, будь моим наставником.
Тайлер, будь моим смыслом.
Тайлер, будь со мной.

А больше я никогда его не видела.

История - бред (2).

Только я начал уже думать, что всё придётся делать мне самому, как в машину заскочил
Фред. Интересно где он был всё это время?
-Поехали!
Сегодня он выглядит совсем не так, как раньше. Я смотрю на него и вижу, что теперь уже
ничего не осталось от его раста-имиджа.
Длинные по плечи волосы, феньки, кеды, красно-жёлто-зелёные цвета в одежде - этого всего
теперь нет во Фреде. Сейчас я вижу совершенно другого человека. Вероятно, в его внутреннем
мире произошли какие-то изменения, которые отразились в его внешности. Он меняется. Фред
самый первый из всех нас начал меняться. 
Он поворачивается ко мне (я за рулём) и говорит, что дело с ганджубасом  закрыто. Он
говорит, что всё уже продано. А это значит, что мы спасли кому-то жизнь, мы дали кому-то
резервную копию его жизни. Спасибо нам. Мы лучшие доктора-маньяки в мире.
Мы подъезжаем к "Дому культуры". План действий таков: ДВЕ БОМБЫ РАСПОЛАГАЮТСЯ В
ДИАГОНАЛЬНО-ПРОТИВОПОЛОЖНЫХ КОНЦАХ ЗДАНИЯ И ПОДЫВАЮТСЯ ОДНОВРЕМЕННО, ПРИ ЭТОМ ДОСТИГАЕТСЯ
МАКСИМАЛЬНЫЙ ЭФФЕКТ РАЗРУШЕНИЯ. При этом мы каждый раз рискуем расстаться со своими
жизнями, так как 90% самопальных бомб подрываются раньше, чем нужно. При этом, вызвано это
тем, что детонатор изготовлялся каким-то долбоёбом-самоубийцей. То есть фактически мы
можем умереть в любую секунду, в любой день недели, в любом месте, при том, что у нас в
руках будет взрывчатка. Зачем рисковать? Так интересней.
Если даже во время того, как мы будем устанавливать взрывчатку, вокруг будет ходить свора
ментов  с собаками. Они всё равно не обнаружат бомбу, потому что практически все
промышленные взрывчатые вещества изготовлены на основе нитросоединений (тол, тетрил,
пикриновая кислота, пластит,  аммонал,  нитроглицерин). Именно на эти запахи и натасканы
собаки. Диперекись ацетона же пахнет ацетоном, уксусом и легко маскируется, не привлекая
внимание собаки.
 Всё продумано. Всё схвачено. Мы победим.
Картинка первая: Я сижу на корточках у этого грёбанного здания. Я не хочу чтоб это было.
Картинка вторая: Звонит мобильник.
-Три… Два… Один…
Сейчас начнётся новая история.
 Фред орёт: "ДАВАЙ!".
Картинка третья: Я уже бегу от горящего здания и вижу на его пороге. Я вижу на пороге
этого АДА маленького мальчика. Я вижу его глаза. Они хотят жить, и он тоже хочет.  Но
из-за нас это невозможно. Уже поздно. В такие моменты я готов себя убить, но уже поздно.
Мы должны выбирать, мы должны верить… Но уже поздно. Я только одного не могу понять -
почему мы так ЖЕСТОКИ?
Картинка четвёртая: Подъезжает машина. Фред кричит мне, чтобы я скорей садился.
-Так нельзя больше!
-Ты что имеешь ввиду?
-Пока ты развлекаешься, гибнут люди!
-Майк, хватит молоть всякую чушь. Мы все вместе выбирали свою судьбу. И с самого начала я
предупреждал, что если должны быть жертвы, то они будут. Ты зачем пошёл за мной? Чтобы
ныть?
Чтобы говорить: "Хватит!"
Чтобы пугать меня провалом?
Я больше ничего от тебя не хочу слышать. Ничего!
-Это глупо. Фред. Это не оправдывает…
-Что не оправдывает? Кого не оправдывает? И тебе ещё не надоело меня упрекать? Тебе ещё
не осточертело быть ребёнком, Майк?
-Пожалуйста. Перестань. Пожалуйста.
-Ты не хочешь что-то предпринимать, но и быть пассивным ты тоже боишься. Реши для себя
один раз. Только один единственный раз. А потом… Насрать, что потом. Скажи чего ты сейчас
хочешь, не смотря на страх.
-Но, Фред…
-Скажи. Мне. Сейчас.
-Я с вами ребят, только мне тяжело это принять поначалу.
-Отлично.
Мысль: Я хочу всё изменить, но уже поздно. Слишком.
Я слышу звук сирены. Это полицейская сирена. Это СИРЕНА!
-Блядь, суки!
Голос из громкоговорителя оповещает нас, что если мы не остановимся, они откроют огонь.
Наверное, мы не так далеко успели уехать от места нашего преступления.
Нас засекли.
Нас увидели.
Голос продолжает нас предупреждать, что сейчас откроют огонь.
Мы едем.
-Если вы сейчас же не остановите машину, мы откроем огонь на поражение!
Мы едем.
Голос из громкоговорителя повторяет одну и  ту же фразу.
Мы едем.
-Фред, это странно, но у меня такое ощущение, что ты, эттт…
Звук вылетевшего снаряда.
Боль.
-АААААААА!!!!!! Сволочи!!!
-Майк! Дыши! Тебе ничего жизненно-важного не задели! Пуля у тебя в ноге.
Но несмотря на то, что я ещё жив, мне ужасно больно. Мне настолько больно, что я достаю
блокнот и начинаю записывать все слова начинающиеся на букву "у".
Улитка, унитаз, униформа, улица, улей, утка, усталость, удивление, ум, устои, укрытие,
учитель, угроза…
Мне надо чем-то отвлечь своё внимание, иначе я получу болевой шок.
Умиление, упрёк, уравнение, урок, украшение, усадьба, упряжь, усы, услуга, условие,
успех, укроп, улика, укус, уксус, уверенность…
Фред, помоги.
Я не должен показывать вида, что мне больно. Фред жми на газ!
Уборка, урожай, урод, уволить, угол, уговор, убить, убийство, убийца…
Фред.
 -Какого чёрта, какого чёрта ты сюда пришёл. Уходи! Ты снова всё испортишь. Ты - дьявол.
Ты приносишь с собой только зло, ты сам -зло. Уходи, я больше никогда не хочу тебя
видеть…уходи-и-и… 
Опять этот голос. Я что теряю сознани…

Я не умер! (опять)

Пи-пи-пи-пи…
Звук прямо над моей головой.
Надо попробовать встать, если я лежу, или умереть, если я, действительно лежу. Я открываю
глаза. Да, я, действительно, лежу, но всё вокруг белое. Я что в раю? Я, и правда умер? Не,
туда бы меня точно не взяли.
Пи-пи-пи-пи…
-Доктор Митчелл, Майк Сандерс  в сознании.
Ага, значит, я в больнице. Ненавижу больницы.
-Майк, как ты себя чувствуешь?
-Мне нужно идти.
-Куда, Майк?
-Мне нужно к Фреду!
-Кто это Фред?
-Фред это… Какая к чёрту разница, мне нужно к нему!
Укол. Ненавижу больницы. Лекарство постепенно вливается в мой организм.
-Фред?
Оно захватывает каждую молекулу крови моего организма.
-Скажи мне, кто это - Фред?
Ненавижу, ненавижу, ненавижу больницы.
-Это важно, Майк.
Три.
Моя жизнь постепенно рушится. Она разлетается по частям, с каждой секундой. Я чувствую
это. А самое страшное, что я это чувствую. Чувствую.
Два.
Лучше не становится. Ничего не меняется. Если ТЫ ХОЧЕШЬ почувствовать что такое
"отчаяние", то ПОБУДЬ в моей шкуре. Мне нечего терять, всё уже потеряно.
Один.
Дело остаётся за малым - признать это.
Фред, Нелл, Я. Я, Нелл, Фред. Кто мы? Кто я? Что я? Откуда я? Зачем я сюда пришёл?  Может
"я" это мои друзья? Или они - я? Может, я уже мёртв? Может я скоро умру? Одно не понятно,
зачем они так со мной, а?
Ноль. Ноль. Ноль.
Моё терпение кончилось. Я выхватываю шприц из рук медсестры и втыкаю в шею доктора иглу.
Прямо в шею, прямо в сонную артерию. Кровь льётся очень быстро. Фонтан тёмно-алой крови
хлещет из шеи доктора Митчелла. Когда смотришь, как чья-то жизнь постепенно от него
утекает, становится даже как-то не по себе. Всё происходит так быстро, что я не успеваю
ничего сказать, как медсестра заливается визгом.

Пи-пи-пи-пи…

Секунда, ещё секунда, а потом я бью её по голове. Не помню чем именно, я схватил первое,
что попалось мне под руку. Я не хочу никого убивать. Я не хочу делать кому-то больно. Я не
хочу!
-Тогда зачем?
-Что?
-Тогда зачем ты это делаешь?
-Что?
-Почему ты убиваешь тех, кто хочет тебе помочь?
-Мне не нужна помощь!
-Нужна!
-Нет!
-Да!
-Нет, я не хочу больше ничего слышать!!!
-Тогда почему ты убиваешь тех, кто хочет тебя спасти?
-Я никого не убиваю.
-Убиваешь.
-Я их не убил!
-А откуда ты знаешь, может, и убил!
-Замолчи! Они не хотели пускать меня к Фреду!
-И поэтому ты их убил?
-Если бы я этого не сделал, то Фреду было бы не кому помочь!
-И поэтому, ты их убил?
-Да, но у меня не было другого выбора.
-Ты их убил.
-Молчи!
-Нет, я не могу этого сделать.
-Почему?
-Потому что я - это ты.
-Как это?
-Я твоё подсознание.
-Ты не можешь быть мной!
-Могу.
-Как ты можешь быть мной, если я знаю, что я - есть я?
-Просто я живу у тебя в голове. Только и всего.
-Я не сумасшедший!
-Но тогда почему ты убиваешь тех, кто хочет тебе помочь?
-Я сумасшедший?
-Я не знаю.
-А я знаю?
-Я, не знаю.
-А кто знает?
-Никто, кроме тебя.
-А кто ты?
-Я - это ты, а ты - это я.
-Тогда почему ты меня не остановил, когда я их убивал?
-Потому что ты хотел убить.
-Но это неправильно, так ведь?
-Этого я не знаю.
-Это неправильно!!!
-Этого я не знаю.

-Помоги мне!
-Спаси меня!
-Улыбнись мне!
-Поверь в меня!

Пи-пи-пи-пи…
                                                                    ***
Вам знакомо такое чувство, когда те, с кем ты общался долгие годы отворачиваются от тебя?
 У тебя был друг? Старый верный друг? У меня был.
Вы общаетесь. Делитесь. Ссоритесь. Миритесь.
А в один день вы просто перестаёте разговаривать. Просто. Из-за денег. Из-за
недопонимания. Из-за любви. Из-за ревности. Из-за обид. Из-за тебя. Из-за него. Из-за вас.
Какая в принципе разница? Ведь в один день вы просто больше не разговариваете. Никогда.
Неважно, что было раньше.
И вот проходит пять лет, ты едешь в автобусе. Уже ночь. Уже почти никого нет на улицах,
кроме бомжей и шлюх. В автобусе кроме тебя ещё сидит пара гопников. И ты уже собираешься
выходить, как среди них ты узнаёшь своего друга. Время как будто замедляется, и в одно
мгновение ты видишь всё своё детство, и этого друга. И этого обсоса, который сидит в двух
метрах от тебя. Но только фишка в том, что ты выходишь -  и всё. Вы даже не здороваетесь.
Вы смотрите только друг на друга, и вспоминаете вдвоём детство. Вы знаете его имя,
фамилию, его характер. Вы, может, даже и хотели бы с ним поговорить, но что-то вас держит.
Это гордость? Упрямство? Или же то самое чувство, которое заставляет таких же как вы
проходить мимо знакомых людей, смотреть им в глаза, но всё же проходит мимо?


Не я.

-Слышишь?
-Уже нет.
-Ты должен слышать!
- Нет.
-Майк, чёрт тебя подери, ты должен слышать свой внутренний голос. Только он знает, что
тебе нужно.
-Он меня угнетает.
-Это ты себя угнетаешь, грёбанный ты неудачник!
-Я не неудачник!
-Тогда кто, как не ты, смог в один день убить двух человек, сбежать из больницы, при этом
повторяя, что тебе нужно ко мне?
-Я не неудачник!
-Ты ничего умнее не мог придумать, Майк? Ты бы ещё рассказал всему городу про меня, Нелл
и про то, чем мы собственно занимаемся. Ты чего совсем глупый?
-Я не глупый! Я не виноват! Я не неудачник!
-Ладно, хватит, я больше не хочу тратить на тебя своё время!
-Я не пустая трата времени, я - человек! Я - твой друг!
-Ты - ничтожество.

Пи-пи-пи-пи…

-Слышишь?
-Уже нет.
-Ты должен слышать!
- Нет.
-Но тогда, мы не сможем быть вместе.
-Что слышать? Что я должен слышать?
-Своё сердце, Майк, и только его.
-Но тогда зачем ты от меня ушла?
-Я не уходила.
-Уходила!
-Ты меня оставил, Майк…
-Это всё глупые отмазки. Скажи мне, зачем ты это сделала?
-Потому ты перестал быть со мной.
-И всё?
-Всё.
-Но мне больно.
-И мне больно
-Ты виновата?
-Да. Но ты тоже.

Пи-пи-пи-пи…

-Слышишь?
-Уже нет.
-Ты должен слышать!
- Нет.
-Тогда я заберу её у тебя, если ты не услышишь.
-Не услышу что? Кого? Что или кого я не услышу, а?
-Душу.
-Душу?
-Да, душу.
-А зачем она мне?
-Чтобы слышать.
-А зачем я ей?
-Чтобы говорить.
-Так что ты у меня заберёшь?
-Её.
-Её?
-Ты знаешь.
-Нелл?
-Да, Нелл.
-А я не отдам.
-А я заберу, если ты не услышишь.
-Я услышу.
-Посмотрим.


Пи-пи-пи-пи…

-Слышишь?
-Уже нет.
-Ты должен слышать!
- Нет.
-Тогда я брошу тебя.
-Почему ты бросишь меня?
-Если ты не будешь слышать, то я брошу тебя.
-Что?
-Совесть, Майк. Зачем ты напился?
-Так вышло. Я сам себя не контролировал.
-Мне ли не знать.
-Я же сказал!
-Ты что не отвечаешь за свои поступки?
-Отвечаю!
-Ты не отвечаешь за свои поступки.
-Нет, это неправда, я отвечаю!
-Тогда зачем ты ужрался?
-Я отвечаю!
-Ты хуже чем ничтожество. Ты врёшь.

Пи-пи-пи-пи…

-Слышишь?
-Да, я слышу!
-Ты должен слышать!
-Я слышу!
-А что ты слышишь?
-Себя.
-Это как?
-Я не знаю, но я слышу и чувствую.
-Ты всё правильно делаешь?
-Да.
-Ты точно всё правильно делаешь?
-Да. А разве что-то не так?
-Я не знаю.
-Что не так?
-Я этого тебе не скажу.
-Почему?
-Потому что ты ещё спишь.
-Это сон?
-Нет, это - твоя жизнь.
-Проснись!
-Проснись!
-Проснись!

Пи-пи-пи-пи…

-ПРОСНИСЬ!

В одной постели. 

 Мне нужны твои глаза, чтобы тебя спросить об одной вещи.
Мне нужны глаза, чтобы сказать тебе одну вещь.


-ПРОСНИСЬ!
-Нелл?
-Да, Майк, с добрым утром.
Я в одной постели с Нелл? Мы что спали? Мы трахались? Я и Нелл?
-Нелл, мы спали? - говорю ей. И эти глаза… Я люблю её глаза, так сильно…
-Ты что? Совсем уже своей дури обкурился?
-Так да или нет?
-Майк, лечись.
-Нелл, стой. Я должен знать.
Она меня целует и уходит и больше ничего.
Мне очень тяжело отпускать её, когда я знаю, куда она идёт. А это - снова смерь. Это
опять её одноразовая смерть. Но в любую минуту, всё может обернуться иначе. Я могу
потерять её.
Я могу потерять её.
Я могу потерять её.
Нет, наверное, я слишком много на себя беру.
Но почему она уходит каждый раз? У нас ведь много денег и без того?
Нелл, я не хочу тебя отпускать…
Я пытаюсь встать с кровати, но нога невыносимо болит. Почему? Почему так больно?
Ах да, Фред, я, та авария… Хорошо, что я жив. Спасибо Фреду. Он спасает меня уже второй
раз.
Нелл, она мне нужна. Я сползаю с кровати. Нога болит, в голове всё трещит и ноет.
Невыносимо. Я подхожу к двери и выхожу в коридор. Ужасно больно… Я боюсь, что она уже
ушла. Без меня. Я иду к двери на улицу, хотя следовало бы говорить не "иду", а "ползу".  Я
выхожу на улицу и набираю как можно больше воздуха в лёгкие.
Я выхожу на улицу и кричу из-за всех сил.
-НЕЛЛ!!!
-НЕЛЛ!!!
-НЕЛЛ!!!
Я что не успел?
Она уехала, а меня не взяла?
-Что, Майк? - равнодушно и спокойно.
-Ты… ты куда?
-Пошли со мной.
-Куда?
-Увидишь.

                                                          ***

Ночь.
Мы в каком-то поместье. Весь двор полыхает. Когда смотришь из окна на улицу, кажется, что
там поселился сам чёрт.
Вокруг ходит Нелл, она одета в длинное тёмное платье. Это чёрный шёлк. Это невесомые
лоскуты шифона. Это изящный корсет. Это блеск алмазного ожерелья, блистающего у неё на
шее. Она великолепна. Это облегающие всю её фигуру миллионы долларов. Это красота и
богатство.
В это время огонь добирается до двери. Вся усадьба напичкана взрывчаткой и залита
бензином. А я сижу внутри, я жду, пока она меня позовёт.  Рядом лежит мёртвая Каролина.
Она ещё тёплая. Она ещё такая же красивая, как и всегда.
Во всём доме ужасно воняет бензином.  Всё им пропитано. Пол, стены, воздух.
Ещё несколько минут и всего этого не будет. Мы даём вам надежду. Цените это. Мы
возвращаем вам цель жизни. Берегите это. Мы делаем вас свободными. Гордитесь этим.
Из открытого окна пахнет палёным. Слышен хруст веток, поедаемых огнём. И среди этого
безумия - тихое и спокойное пение Нелл. Скорее не пение, а некое мычание. Но всё равно её
приятно слушать... Она королева этого "Чёрного бала". Она поджигает палку и идёт ко мне.
Она подходит к дому. В одной руке - горящая ветка, в другой - пистолет.
Мы - те, кто изменит вашу жизнь раз и навсегда. Я хочу, чтобы так было. Мне уже нечего
терять. А вам?
Нелл уже у двери, ручка двери поворачивается и…
 

       ***

Вёрнемся в тот момент, когда Нелл пригласила меня ехать с Ней.
-Через десять минут мы заедем в магазин и ты выберешь себе одежду.
-Какую? Зачем?
-Какую хочешь. - Нелл это сказала настолько равнодушно, что свой второй вопрос, я
повторять не стал.
-Куда мы едем, Нелл?
-В гости. - Равнодушно. Непонятно.

 Проходит два часа и мы, уже одетые, как настоящие мажоры, стоим на пороге огромного
особняка.
Динь-динь.
Звонок в дверь.
За дверью слышаться приближающиеся шаги. Пока ещё есть время, я спрашиваю.
-Нелл, зачем мы это делаем?
-Потому что ты это хочешь сделать. И я тоже.
Дверь открывается - перед нами появляется женщина. Она нас приветствует и мы,
представившись её двоюродными племянниками, заходим в дом.
Как странно люди друг друга настолько не знают, что можно представиться кем угодно, и
войти в их жизнь. А самое страшное, что они тебя примут. Ты можешь быть в этом мире кем
хочешь - только играй свою роль. Извращённое поколение.
-Смерть моей тёти была так неожиданна. - Она слишком грустная и уставшая.
-Да, конечно,  для нас это событие тоже было очень шокирующим. - Говорит Нелл.
-Проходите в зал.
Она садиться рядом с нами. Она так красива и молода. Её вьющиеся волосы чуть прикрывают
лицо. Брюнетка. Красотка.
У неё в руках старый альбом с фотографиями.
-Это альбом моей тёти.
Она листает страницы и рассказывает нам о своём детстве.  Она почти счастлива. Она
листает страницы с фотографиями и рассказывает нам о той жизни, которую она хочет видеть.
И это и есть вся твоя жизнь, разложенная по картинкам. Заснятая на плёнку и больше -
ничего. Фотографии - это твоя история жизни, расписанная по кадрам. Ты можешь рассказать
её так, как хочешь ты. Обычно фотографируют только счастливые моменты жизни, поэтому,
когда ты смотришь альбом, тебе кажется, что она была не так уж и плоха. Фотографии -
лучший выход из депрессии. Фотографии - самый лучший выход из депрессии.
У неё в доме  красиво.  Так красиво, что кажется, будто ты в замке из детских сказок.
Хрусталь, дерево, много света. Но мы должны от всего этого избавиться.
По середине зала стоит статуя какой-то древнегреческой богини. У неё есть крылья. Она
может летать. Но мы всё равно её уничтожим.
Лестница сделана вручную из красного дерева. А мне похер из чего она сделана - этого не
будет. И очень скоро.
Искусство и история - в одном помещении. Это прекрасно. Но ничто не вечно.

***

Вечер.
Нелл стоит передо мной. Что-то ищет у себя в сумке. Она даже не смотрит на меня. Она
опять не хочет видеть меня частью своей жизни… Меня это бесит. И тут на меня что-то
находит.
-Каролина?
-Да.
-Тебе нравится твоя жизнь.
-Да, конечно.
-Тебе нравится то, как ты живёшь, пусть даже и не так как ты себе это представляешь?
-Да.
-Ты хотела бы что-то изменить в своей жизни?
-Что за глупые вопросы,  Майк?
-Ты хотела бы изменить свою жизнь?
-Майк, ты говоришь такие странные вещи…
-Каролина, ты можешь просто ответить?
-Хорошо.
-Хочешь?
-НЕТ.
Нет, нет, нет…
Это "нет" эхом отдаётся в моём сознании. А потом … выстрел. Разрывающийся воздух. А потом
- просто выстрел и просто конец. И всё. Одной жизни нет. Достаточно всего одного выстрела.
Это Нелл. Она всё это время стояла у окна и ждала развязки нашего разговора. Той самой
развязки на которую я сам настроил Каролину.
Пуля - прямо в голову. В эту маленькую аккуратную головку Каролины. Стальная пуля - прямо
в мозг. Ей теперь уже пофигу на свою жизнь. Совсем пофигу.
-Я больше не могу терпеть, я больше не могу так жить…
-Что?
Что сказала Нелл?  Или мне показалось?
Почему так выходит? Уже какой раз, я делаю то, что не хочу? Во мне как будто живут два
человека. Один - с потерянным прошлым, несостоявшимся настоящим и пустым будущим.  Второй
- всё тот же правильный мальчик, который не любит насилия и всего того, что связано с ним.
-Я не хочу всего этого.
-Майк!
-Я не хочу всего этого.
-Майк, ты меня слышишь?
-Я не хочу…
-Майк, я, кажется, с тобой разговариваю?
-Что?!
-Пошли покурим.
Облом.

        ***
Поздний вечер.
-Да, ты хоть знаешь, что мы сейчас сделаем, Майк?
Моё тупое молчание в ответ.
Она достаёт деньги и отдаёт их служащему автозаправки. 
-Вот идиоты, продают нам свою жизнь за копейки.
-Ты собираешься поджечь дом?
-Да.
-Зачем тебе это?
-Затем, что если я этого не сделаю, то все эти вещи достанутся кому-то другому.
Вот представь себе, Майк. Кто-то учиться, работает, занимается музыкой… Он делает всё
это, потому что у него ничего нет. А если бы было? А если бы было, Майк? Ты думаешь, если
бы у него было всё, о чём он мечтает, он бы стал посвящать себя чему-либо? У нас сейчас
такое дурацкое восприятие жизни. Мы учимся ради вещей, работаем ради вещей, любим ради
вещей, умираем ради вещей, а самое страшное, что кроме них - у нас нет ничего. Ничего. Это
какая-то "вещемания". Всех воспитывают не на духовных ценностях - а на материальных. Куда
мы катимся? К чертям.
Мы уже у двери. Нелл бьёт дверь ногой.
И вот перед нами её замок. Замок Каролины. А посередине всего этого великолепия -
окровавленное тело хозяйки. Всё так, как есть.
Я захожу и теперь я должен разместить взрывчатку по всему дому. Так, как учил Фред, так,
как он это делал. Диагональ - на диагональ. Максимальный эффект. Полное уничтожение. Нелл
остаётся  на улице. Она занята. Она не хочет, чтобы мы делали всё вместе. Каждый должен
внести в наш проект по перевоспитанию человечества что-то своё.
 Весь двор полыхает. Когда смотришь из окна на улицу, кажется, что там поселился сам чёрт.
Вокруг ходит Нелл, она одета в длинное тёмное платье. Это чёрный шёлк. Это невесомые
лоскуты шифона. Это изящный корсет. Это блеск алмазного ожерелья, блистающего у неё на
шее. Она великолепна. Это облегающие всю её фигуру миллионы долларов. Это красота и
богатство.
В это время огонь добирается до двери. Вся усадьба напичкана взрывчаткой и залита
бензином. А я сижу внутри, я жду, пока она меня позовёт.  Рядом лежит мёртвая Каролина.
Она ещё тёплая. Она ещё такая же красивая, как и всегда.
Во всём доме ужасно воняет бензином.  Всё им пропитано. Пол, стены, воздух.
Ещё несколько минут и всего этого не будет. Мы даём вам надежду. Цените это. Мы
возвращаем вам цель жизни. Берегите это. Мы делаем вас свободными. Гордитесь этим.
Из открытого окна пахнет палёным. Слышен хруст веток, поедаемых огнём. И среди этого
безумия - тихое и спокойное пение Нелл. Скорее не пение, а некое мычание. Но всё равно её
приятно слушать.. Она королева этого "Чёрного бала". Она поджигает палку и идёт ко мне.
Она подходит к дому. В одной руке - горящая ветка, в другой - пистолет.
Мы - те, кто изменит вашу жизнь раз и навсегда. Я хочу, чтобы так было. Мне уже нечего
терять. А вам?
Нелл уже у двери, ручка двери поворачивается, и она кричит.
-Сейчас рванёт!!!
Всё происходит так быстро. Опять мы сделали что-то плохое.
Её блестящие глаза… Её самые красивые глаза… Только они передо мной, а больше - ничего.
Она хватает меня за руку и мы бежим. Мы бежим со всех ног, взявшись за руки. Они у неё
такие маленькие и мягкие. Так приятно. А потом - бах, и взрыв… И я бегу, смотрю на Нелл и
всё думаю о том, что мы снова так сделаем. Мы в очередной раз взорвём что-нибудь… Будем
бежать с места преступления, взявшись за руки… А когда ударная волна нас настигнет, мы
упадём на зелёную травку. Я поправлю её волосы, скажу ей, что кроме неё у меня нет никого.
Так же как и сейчас… Мы будем лежать с ней на мягком газоне и разговаривать… И смотреть
друг на друга… А потом я поцелую её в губки…
-Каждый раз, как последний, - говорю я Нелл.
А она молчит и улыбается своими маленькими губками и большими сияющими глазами.
Мне больше ничего и не нужно, только её глаза…

Я не такая.


-Я не такая.
-Как же...
-Я, правда, не такая.
-А что тогда всё это значит?
-Ничего!
-Для кого?
-Для меня.
-А ещё?
-Не скажу!
-Но?
-Я не обязана об этом говорить!
-Но тебе же хочется?
-Конечно!
-Так почему нет?
-Потому что нельзя!
-А что будет?
-Будет нехорошо…
-Почему?
-Потому что мне было бы нехорошо.
-И что теперь делать?
-Я не знаю.
-Ты всё же такая, какая есть и тебе этого не скрыть.
-Нет!
-Тебе не спрятаться.
-Я не такая!
-Такая.
-Ты обо мне ничего не знаешь!
-А, по-моему, я знаю больше чем нужно.
-Нет!
-Я ошибаюсь?
-Да!
-Это бред.
-Это не бред, это говорю тебе я!
-Но почему же ты так убеждена в своей правоте?
-Потому что я это знаю.
-А, по-моему, это не так.
-Мне всё равно.
-Совсем?
-Нет.
-Тогда почему так получается?
-Я не знаю. Я не хочу так больше. Это не я.
-Ты.
                                                            ***
Облака. Такие красивые! Иногда в них можно увидеть всю свою жизнь. Говорят, что если ты
плачешь и не можешь успокоиться, стоит посмотреть на небо, и всё пройдёт. 
Может быть, поэтому люди совершают самоубийства? Просто, чтобы стать ближе к небу.
Просто, чтобы попасть на облако. Если бы мне пришлось выбирать того, кого бы я взял с
собой на небо, я бы выбрал Нелл. Как-то я задал ей вопрос: "Хочешь, чтобы мы умерли в один
день?" На что она мне ответила: "Это невозможно". Вот так и началось.
                                                              ***
-Зачем ты это всё?
-Я тебя не понимаю, Майк.
-Почему ты всё время от меня прячешься?
-Я не от тебя прячусь…
-А от кого?
-Я не могу тебе сказать.
-Нелл, понимаешь, ты самое дорогое, что есть у меня в этой жизни. Я хочу знать, что у
тебя внутри. Для меня  это важно.
-Я сама не знаю.
Я так ненавижу, когда Нелл так делает. "Я сама не знаю" - самая действенная отмазка.
После неё тебе не придётся ничего больше говорить. Единственная хорошая отмазка,
завершающая разговор. Всё. Конец.
-Ты же прекрасно все знаешь. Ведь так ведь?
-Что ты от меня хочешь?! - Нелл начинает плакать.  - Ты хочешь чтобы мне было плохо? Ты
хочешь узнать что я чувствую внутри? Так только я сама не знаю! - она уже рыдает.
Прозрачные хрусталики катятся по щекам. - Майк, чего ты хочешь от меня? - она одевает
куртку и уже почти выходит за дверь.
-Просто поцеловать. Мне больше ничего не надо.
Люблю её.

Правда.

Ты, наверное, хочешь знать, что же было на самом деле? Ты хочешь знать куда делся Фред.
Ты хочешь узнать почему я не пишу то, что прояснило бы всё происходящее. Ты хочешь знать
всё, что я тебе ещё не написал. Тебе нужна определённость, загадки тебя пугают. Ты привык,
что тебе преподносят всё на блюдечке. Здорово, правда? Ты привык, что тебе все лижут зад?
Здорово, правда?  Я не буду.
Я не буду говорить тебе о том, что я сбежал из больницы и убил доктора Митчелла. Я не
скажу тебе о том, что через четыре дня к нам приехали менты и повязали Фреда. Всё из-за
того, что я - такой кретин. Всё из-за того, что я рассказал во всех подробностях про нас
медсестре. А она - сука. Она - сука, а я - кретин. Всё - проще некуда. Я тебе не скажу,
что Нелл специально позвала меня с собой, чтобы скрыться от полиции. Я не буду тебе
говорить, что сейчас у нас столько денег, сколько тебе и не снилось. И Нелл уже не надо
бросаться под машины и рисковать своей жизнью. И Фреду уже не надо торговать шмалью. А всё
потому что мы с грабим магазины, дома, музеи - мы обесцениваем всё, что только можно. Это
- инфляция благополучия. Мы уничтожаем все твои материальные блага. Мы меняем  людей. Мы
меняем их жизнь. Мы меняем их отношение к жизни. 
Я даже не скажу тебе о том, как я провёл ту ночь в том самом доме, вместе с Нелл. Ту
самую ночь… Хотя ты, наверное, уже догадываешься.  Ты знаешь обо мне больше, чем я могу
тебе сказать. Всегда так. По-другому не бывает. И если ты чего-то не поймёшь - знай, что
ты уже понял больше, чем я мог бы тебе доверить. Раз тебя это хотя бы затронуло… Вот тебе
это надо? Наша никчёмная жизнь. Наша жалкое подобие будущего. Наши маленькие макеты богов.
А может, к чёрту всё? Ну его нахрен все эти затеи. Мне всегда хочется сказать себе это,
но что-то меня всё же останавливает. Наверное, я ещё верю, что мы победим.

Почти всё.

Шутка в том, что у нас у всех один и тот же конец.

Спокойно. Тихо. И ничего не хочется… Всё так определённо, что ничего не хочется…

И мы идём  с Нелл снова вдоль улиц. Вдоль каменных лабиринтов. Вдоль набитых доверху
людскими эмоциями зданий.  У нас нет ничего. У нас ничего и не было… А казалось-то: вот
они МЫ (и наши амбиции тут же перехлыснули через край). Мы - те самые революционеры, о
которых мы сами читали в газетах. Мы - пионеры нового времени… А позже: мы - это просто мы
и даже не просто, а всего лишь…  Всё что было - мы оставили тебе на память. На долгую
память. А теперь мы шляемся без дела. Фред - в тюрьме…
А потом - картинки, в моей памяти только картинки. И ничего больше…

Картинка номер раз.

…а потом, в один день, у меня просто срывает крышу. Я стою на здании мэрии и ору всем
жителям города, собравшемся посмотреть на это зрелище. Я кричу: "Верните мне Фреда!!!" Я
кричу из-за всех сил: "Верните мне моего друга!!!"  Одной рукой я держу пистолет,
приставленный к голове пятилетнего пацана. Мне просто нужен был заложник. Всё равно кто.
Главное, чтобы мне поверили. Чтобы мне дали адрес, номер телефона, хоть что-нибудь,
говорящее о том, где они  держат Фреда, хоть что-нибудь, говорящее о том, что Фред ещё
жив.
"У меня заложник, чей-то сын, если вы не скажете, где Фред, я его убью, я убью самое
дорогое, что есть у вас!!!" - кричу я в толпу.
Мои руки - начинают потеть, главное не показывать, что я волнуюсь.
-Эй, псих, отпусти ребёнка, мы не знаем, где твой дружок - слышится из толпы.
Я смотрю вниз. Передо мной презентабельный мужчина, который вероятно занимает какой-то
важный пост у власти. Вот только похер мне на это. Я кричу ему в ответ: "Пошёл на хуй!" Я
кричу ему: "Пиздуй отсюда!" Я ору во всю глотку: "Вали на хрен!"  Я надрываюсь: "Ты вообще
кто такой?!"
-Твой отец, Фред!
" У меня нет отца!" - по прежнему громко и отчётливо я кидаю свой голос в толпу. "Мой
отец умер в автокатастрофе!"
-Фред, никто не умер, ты сам себе это в голову вбил!
"Тебя нет!" - у меня не хватает воздуха в лёгких.
-После того, как подстрелили твоего дружка Боба, ты не вернулся домой!
"Я не знаю Боба!" - я глубоко вдыхаю, и кислород потихоньку просачивается в мои лёгкие,
начинает кружиться  голова.
"Он - друг Фреда!" - голова очень кружится и я смотрю в небо.
-Фреда нет!
Я поднимаю глаза и смотрю в небо, говорят, что если ты плачешь и не можешь успокоиться,
стоит посмотреть на небо, и всё пройдёт.  Я ещё не плачу, но слёзы так и подступают.

Картинка вторая.

-Какого чёрта, какого чёрта ты сюда пришёл. Уходи! Ты снова всё испортишь. Ты - дьявол.
Ты приносишь с собой только зло, ты сам - зло. Уходи, я больше никогда не хочу тебя
видеть…уходи-и-и… 


Картинка третья (почти последняя)


…а потом я пирсую бровь.
Я перехожу дорогу только на красный свет.
Я трахаюсь с Нелл почти каждый день.
Я постоянно хапаю и обожаю бухать. И я не вижу в этом ничего аморального.
-И что дальше? - осведомился мой внутренний голос.
-А дальше: я просто не успею.
-А дальше: нет будущего.
-А дальше: Нелл меня предала.
-А дальше: всё это было ошибкой.
-А дальше: я на "Последней черте".
-А дальше: я просто родился на свет.
-А дальше…

Конец.
…а потом, одним утром, я просыпаюсь в камере. Меня посадили за поджог, взрыв,
изготовление взрывчатых веществ, ограбление магазинов, хулиганство, хранение лёгких
наркотиков,  хранение и изготовление синтетических наркотиков, разбои, угон машины,
убийства, убийства, убийства…

А потом я отнимаю у своего соседа по камере, сидящего на унитазе, бумажку, которую, как
мне кажется, он хотел использовать немного в других целях. Он начинает материться. Он
вспоминает все самые обидные и унизительные слова тюремного жаргона, какие только есть. Я
притворяюсь умственно отсталым. Как всегда, я играю свою роль: начинаю биться в
конвульсиях, издавать невнятные звуки, переходящие в вопли, я делаю всё, чтобы он от меня
отстал. Я показываю очередной приступ. Я - лучший актёр. Я - лучший псих. Он замолкает.
Как всё надоело... Достало… Заебало… И я достаю этот грёбанный кусок бумаги и пишу на нём
карандашом, который я нашёл в прошлую пятницу, изучая своё новое место обитания. Я пишу
Нелл:

Здравствуй детка.
Ну и что ты мне такое пишешь?
Почему ты на меня обижаешься?
Что же я тебе такое написал, что вывело тебя из себя...
Я просто хотел сказать тебе, что жизнь состоит не только из учебы, не только
из работы, не только из серых облаков, не только из всяких проблем, не только из
ношения маски, не только из дурацких корнегиевких улыбок и фальши, не только из
тоски и однообразия. Пусть это все будет, но на другом фоне.
Мы забыли про этот фон. Разучились, не хотели им пользоваться, но это нам
помогало.
Мы с тобой забыли одно из самых красивых слов, одно из нужных слов, которое
держало в руках.

ПАМЯТЬ....
 Можно найти то (того), что (кого) не терял, но то (того), что (кто) потерялось
(...лся).
 Я смог.....
 А теперь перечитай мое письмо. Может и по другому поймешь.
 Читай от начала и до самого конца не пропуская ни строчки.
 Будь счастлива.
 Ia suca kamu...

  • Оценка: 0

Комментарии (0)

RSS
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.