Глава из книги О.Ф.Громыко "Мечты и разочарования"

Противоракета

Создание противоракетной обороны страны (ПРО) для перехвата головных частей баллистических ракет с атомными зарядами было важнейшей оборонной задачей, ибо против этих ракет страна была беззащитна. В 1950 годы была создана ракетная противовоздушная оборона (ПВО) для борьбы с самолетами противника, с помощью которой в 1960г. под Свердловском впервые и в последний раз над территорией СССР был сбит американский самолет-разведчик У-2, который до тех пор безнаказанно вел разведывательные полеты над территорией страны, привозя в США богатейшую информацию об оборонных предприятиях страны. Последний раз потому, что они больше не рисковали появляться над территорией страны. 

Разработка системы противоракетной обороны страны была невиданно сложной научно-технической задачей. По образному выражению главы государства тех лет Н.С.Хрущева, противоракетой надо было попасть в небе в комара. И даже сложнее, т.к. головка баллистической ракеты с ядерным зарядом мчится с огромной скоростью - несколько километров в секунду. Предстояло создать не только саму противоракету со скоростью примерно такой же, как у баллистической головки, но и две радиолокационных системы: систему обнаружения и слежения за целью и систему наведения противоракеты на цель. Когда впервые я присутствовал на полигоне на пуске нашей противоракеты, я наблюдал не из бункера, а с поверхности земли. Я напряженно вглядывался в пусковую установку, на которой стояла противоракета, боясь пропустить момент схода ее с установки. И тем не менее я не увидел этот момент, т.к. противоракета сорвалась с такой бешеной скоростью, что человеческий глаз не смог его зафиксировать. Только шлейф от выхлопных газов стартового двигателя обозначил след противоракеты.

На первом этапе была создана и испытана экспериментальная (не боевая, а для отработки научно- технических проблем) противоракета В-1000. Работы проходили очень сложно и напряженно, но тем не менее, уже в 1961 году был достигнут первый крупный успех, который подтвердил правильность принятых основных решений: на полигоне Сары-Шаган( в районе озера Балхаш) впервые в мире осколочно-боевой частью противоракеты на высоте 25 километров была уничтожена боеголовка баллистической ракеты большой дальности. Это была большая победа советских ученых и разработчиков новых конструкций и технологий в области ракетной техники. Такая работа в США будет выполнена только в 1984г.

После этого наступил второй этап работы – создание боевой противоракеты А-350Ж, которая имела более высокие тактико-технические характеристики (дальность и скорость полета). Для реализации этих требований потребовалось решить ряд принципиально новых научно-технических проблем, не имевших ранее аналогов, в частности, применение газодинамического принципа управления ракетой и разработка способа управления ее продольным движением.

Созданная в ОКБ-2 противоракета А-350Ж была двухступенчатой. Первая ступень представляла собой связку из четырех твердотопливных двигателей, которые отделялись после окончания работы с помощью пиротехнических устройств. На первой ступени было установлено четыре стабилизатора, которые при нахождении противоракеты в пусковом контейнере были в сложенном состоянии, а после старта раскрывались с помощью газогенераторов. Общая длина ракеты составляла примерно 20 метров. Вторая ступень оснащалась жидкостным реактивным двигателем, состоявшим из одной основной камеры и четырех рулевых камер, управлявших полетом ракеты в заатмосферном пространстве. Наведение противоракеты на цель и выдача команды на подрыв боевой части осуществлялись с земли радиолокационными средствами.

ДМЗ было поручено производство обеих ступеней. Коллективу пришлось преодолеть очень тяжелый период освоения совсем «сырой» конструкции. Результаты первых пусков ракет А-350Ж были весьма неутешительны: то не проходили какие-то команды управления ракетой, то в полете срывались наружные обтекатели, прикрывающие жгуты и трубопроводы по всей длине корпуса, то не срабатывала расцепка ступеней, то прогорало теплозащитное покрытие. Обстановка была очень напряженная и нервная. По результатам неудачных пусков ОКБ-2 выпускало множество изменений в конструкции ракеты, и весь задел их на заводе приходилось дорабатывать в аварийном порядке. Я делил свое рабочее время между ДМЗ и ОКБ-2, чтобы лучше и быстрее войти в курс всех изменений и довести их до завода.

Тем не менее, возникавшие трудности не помешали коллективу завода выполнить правительственное задание — противоракета А-350Ж успешно прошла летные испытания и была принята на вооружение Советской армии. В результате вокруг Москвы было создано кольцо противоракетной обороны. Серийное производство А-350Ж было поручено другому заводу.
С 1969 года по решению правительства завод осваивал еще одну противоракету, разработанную в ОКБ "Факел", — В-825. Однако межгосударственные решения СССР и США от 1972 года ограничили применение системы по одному объекту для страны, СССР выбрал Москву, США – базу баллистических ракет.

 

Запомнился мне один неприятный случай, который в определенной степени характеризует непростые, подчас очень напряженные отношения между участниками данного проекта. На ДМЗ были изготовлены 1-я и 2-я ступени противоракеты А-350Ж, но стыковочный стапель и проверочная аппаратура для их соединения и отработки имелись только в ОКБ-2, так было решено сделать с целью экономии финансовых средств.

Надо сказать, что противоракета после стыковки двух ступеней представляла весьма громоздкое сооружение длиной примерно 20 метров, а первая ступень состояла из четырех состыкованных между собой и рядом расположенных пороховых реактивных двигателей. Для выполнения данных работ в ОКБ-2 была послана бригада слесарей высшей категории из цеха 15. Еще работая начальником этого цеха я руководил налаживанием производства этих двигателей. И вот теперь в другой должности мне поручили готовить противоракету к летным испытаниям. Стыковка пороховиков, как мы упрощенно называли двигатели, со второй ступенью шла успешно и была близка к завершению, хотя, может быть не так споро, как бы хотелось руководству ОКБ-2. Возникало, как всегда это бывает при изготовлении первых образцов новой техники, множество трудностей, в том числе и по вине сотрудников ОКБ. Они преодолевались, но на это уходило время, которое в планах заранее предусмотреть было невозможно. Руководство в такой ситуации нервничало, оказать реальную помощь для решения рутинных вопросов оно не было в состоянии, а вот «снять стружку» с конкретных исполнителей и создать нервозную обстановку оно могло.

В один из дней на сборочном участке появился заместитель Генерального конструктора по летным испытаниям генерал Бондзик. Не разобравшись в существе происходящего, он обратился с обвинениями и даже бранью в адрес ДМЗ и лично мой, как ответственного представителя завода, на плохую организацию работ. Очевидно, ему всыпал Генеральный конструктор за отставание работ от графика. Я не привык к такому обращению, но терпеливо пытался объяснить состояние дел, возникших проблемах и принятых мерах, Но куда там! От злобы и ярости он потерял способность воспринять обстановку, а к возражениям со стороны стоявших ниже его по должности генерал не привык. Пожалуй, это был единственный случай такого хамского отношения ко мне на производстве.

На следующий день меня вызвал директор завода М.А.Ильин, расспросил о ходе работ и сказал, что хотя у него ко мне претензий нет, но звонили из ОКБ-2 и потребовали отозвать меня с работ по монтажу противоракеты. Для нормализации отношения с головным разработчиком он вынужден пойти на этот шаг, но за мной по-прежнему остаются все обязанности ведущего конструктора по противоракете и представителя завода в ОКБ-2. Эти обязанности я выполнял до 1969г.,когда эта тема была закрыта.

Генерал Бондзик относился к той не лучшей части руководителей, которых мало интересовала сущность работ, вырабатывать какие-либо решения в силу своей слабой научно-технической подготовки они не могли, руководство их сводилось к отдаче приказов, а потом требовать выполнения подчас невыполнимого. Он был полной противоположностью Генерального конструктора П.Д.Грушина, человека глубоких знаний в области проектирования и производства летательных аппаратов, необыкновенно творческого и целеустремленного. Именно наличие в стране таких кадров позволило в кратчайшие сроки создать ракетную противовоздушную и противоракетную оборону. К счастью, в ракетной программе страны таких бондзиков было мало. А вот когда я занялся решением проблемы применения вычислительной техники в системах управления предприятиями и отраслями, то там таких людей оказалось великое множество, в результате чего эта проблема по сути дела, решена не была.

Это была моя вторая встреча с Бондзиком. Первая произошла несколькими годами ранее, когда мы с ним оказались в одной чрезвычайной комиссии по разбору причин взрыва противосамолетной ракеты во время сходе ее с пусковой установки в воинской части при контрольных стрельбах, которые производились от каждой заводской партии ракет. Об этом я уже упоминал выше. Хочется только добавить о существе участия Бондзика в этой комиссии. Я был представителем завода-изготовителя – ДМЗ, он – ОКБ-2 - разработчика.

Бондзик приходил всегда с опозданием, вел себя весьма нагло, как хозяин положения, покрикивал на членов комиссии, не выражая своего мнения и гипотез по- существу аварийного пуска ракеты. Т.к.вины ДМЗ не было обнаружено, я твердо отстаивал интересы завода, что ему явно не нравилось: надо было найти виновника. Тогда удалось отстоять честь и интересы завода, и этот случай не имел каких-либо серьезных последствий. Может быть Бондзик запомнил мою настырность и упрямство с тех пор?

  • Оценка: 0

Комментарии (5)

RSS свернуть / развернуть
0
avatar
Спасибо Редактору за оформление текста!
0
avatar
UB +27.48
Подтверждаю.
Ракеты были созданы в самом начале шестидесятых.
Испытывали их в четырёх местах.
Сначала - Балхаш.

Потом - Капаустин Яр.

Потом -Тюратам,

Потом Эмба.

Никакой военной тайны не открываю.
Кому нужно - и так всё знает уже.
Мой отец провёл ЖИЗНЬ в этих командировках
0
avatar
UB +27.48
Эмба - это Полигон номр11.
И находился он выше и южнее и западнее от Полигон№5
Байконур.
Я ездил к отцу в гости.
Всего-то 12 часов метнуться
по железной ветке на северо-восток.


Я видел и это тоже.
0
avatar
UB +27.48
А что касается Статистики:
У америков тоже самое.
Каждый Десятый.
Это техническая Статистика.
И не вина производителя.

Мы именно для того и существуем, что бы пытать раз за разом,
Пока не придёт в Совершенство.

А потом - на Вооружение.
0
avatar
UB +27.48
Что касается скорости....
Есть понятие соотношения массы и тяги...
У Союза она 1,3, если больше, - космонавтам будет совсем уж некомфортно.
Один и семь - у семдясят седьмой.
Журналюги обозвали её - Зенит.
А боевых машин, -
Три.
А у ракеты-перехватчика - 4,7.
Она так быстро уходит за горизонт, что не уследить.
И когда Буш начинает сладко петь про ПРО,
Мне смешно.
Всё это давно построено.
Да только не у вас.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.