Предпоследний позитив от ВАРЯГА .КРОМЕ УТОК. УДИВИТЕЛЬНЫЕ ФРОНТОВЫЕ БАЙКИ, КОТОРЫЕ ПОМОГЛИ НАМ ПОБЕДИТЬ.

Блог им. Variag_3   Variag_3
На войне, ясное дело, было не до шуток: вокруг свистят пули и на глазах гибнут боевые товарищи. Но лишь наступала передышка, и солдат отправляли в тыл, они начинали вспоминать забавные истории из недавней окопной жизни.

Несколько фронтовых баек, а также одну современную, но очень злободневную предлагаем сегодня вашему вниманию.

Кроме уток. Удивительные фронтовые байки, которые помогли нам победитьЛегкая добыча

41-й год. Тяжелый танк КВ-1 («Клим Ворошилов-1») заглох на нейтральной полосе. Немцы долго стучали по броне, предлагали сдаться, но экипаж отказался. (Этот неподбиваемый танк фрицам очень нравился: на трофейных машинах они рисовали кресты и воевали против нас.)

Тогда немцы зацепили КВ двумя своими легкими танками, чтобы оттащить нашего богатыря в свое расположение и там без помех вскрыть. Но когда начали буксировку, наш танк завелся (видимо, имел место «запуск с толкача») и потащил немецкие танки в наше расположение.

Немцы повыскакивали из люков, и КВ приволок добычу к нашим позициям.

Кроме уток. Удивительные фронтовые байки, которые помогли нам победитьС топором на танк

Солдат Иван Середа в августе 1941 года в районе Даугавпилса готовил обед для красноармейцев. И вдруг увидел немецкий танк Pz-38. Будучи вооружен только карабином и топором, Иван Середа укрылся за полевой кухней. Танк остановился, экипаж вылез на солнце.

В этот момент Иван Середа бросился к танку. Экипаж немедленно запрыгнул внутрь, а солдат запрыгнул на броню. Танкисты застрочили из пулемета, а Иван ударами топора согнул его ствол и куском брезента закрыл смотровые щели танка. И начал стучать обухом по броне, отдавая приказы красноармейцам, которых рядом и не было, забрасывать танк гранатами.

Экипаж сдался, а Иван под прицелом карабина заставил их связать друг другу руки. Товарищ Середа получил «Золотую Звезду», став одним из главных героев агитплакатов.

Кроме уток. Удивительные фронтовые байки, которые помогли нам победитьЗамочил из сортира

На полевом аэродроме в отдалении стоял сортир. Сидел там как-то ранним вечером авиатехник, делал свои дела. А в стенке сортира в досках были выбиты сучки. И заметил служивый медленно выходящих из леса прямо на него трех немецких разведчиков. Когда они приблизились, завалил их из своего ТТ. Немцы явно не ожидали, что из будки по ним прицельный огонь откроют.
Технику вручили медаль «За отвагу».

Кроме уток. Удивительные фронтовые байки, которые помогли нам победитьЛетят утки

«Под Ковелем случился у нас чуть ли не рыцарский турнир с немцами, — вспоминал один фронтовик. — Причина была все та же — хотелось жрать. Сидя в мокром, грязном окопе, мы увидели пролетавших над нами уток. Пулеметчик бросился к спаренному зенитному «максиму» и открыл охоту. С немецкой стороны отозвался МГ, также стрелявший по заметавшейся под перекрестным огнем дичи. Несколько крякв упали на нейтральную полосу.

Мы с пулеметчиком бросились за ними. И из немецких окопов к уткам двинулись два солдата. Подбежали мы практически одновременно и схватили по две утки. На земле между нами лежали еще несколько птиц.

 

Кроме уток. Удивительные фронтовые байки, которые помогли нам победитьЧтобы они не достались противнику, мы бросились на них. Немцы, такие же пацаны, как и мы, не струсили и ринулись нам навстречу. Завязалась битва.

 

В руках у нас ничего не было, кроме уток, которые и послужили и нам, и немцам в качестве оружия. Минут пять мы лупили друг друга пернатыми, пока не утомились. Остановившись, мы посчитали бесхозных птиц и молча разделили их с противником. В окопы вернулись облепленные перьями и измазанные утиной кровью. Вечером все ели утиный суп».

Самый боевой заголовок

Во время советско-финской войны после успешно проведенной атаки на одном из участков фронта оказавшийся на передовой корреспондент отправил в свою фронтовую газету бойкий репортаж.

Для очередного номера многотиражки редактор придумал фанфарную шапку: «Наши красноармейцы выибли до батальона белофиннов!» Никто и не заметил, что в третьем слове наборщик случайно поменял местами две средние буквы.

В таком виде был отпечатан весь тираж. Редактора от тюрьмы спасло чудо. «Криминальный» номер попался на глаза маршалу Буденному. Семен Михайлович, прочитав шапку, остался доволен: «Очень боевой заголовок газеты!» Потом, чуть задумавшись, добавил:
— Только слово это, по-моему, пишется через «е»…

Кроме уток. Удивительные фронтовые байки, которые помогли нам победитьГлупые фрицы

Сочи, Мацеста. Подъезжает к корпусу автобус с туристами. Как выясняется — немцы, почти все пенсионеры. Туристы вываливают из автобуса и, на ходу расчехляя фотоаппараты, спешат на территорию Мацесты. Но есть одно «но»!

Думаю, вы видели автоматические ворота: обычно они ездят по металлическому уголку, который торчит на пару сантиметров из дороги. Так вот немцы доходят до этого уголка, спотыкаются и падают, прямо плашмя (наши люди так не падают), — реакции у следующих друг за другом никакой, продолжают падать.
Один упал, второй, третий.

Переводчик-гид, видя это гиблое дело, останавливает группу и говорит:
— Ахтунг, ахтунг! Здесь препятствие!

Группа остановилась, все дисциплинированно посмотрели и спокойно прошли, никто больше не упал. Мой товарищ, глядя на это, откомментировал:

— Не пойму, и как они в 41-м по Советскому Союзу столько прошли…

Источник: Eg.ru

 Источник →       bazaistoria.ru/blog/43683976204/Krome-utok.-Udivitelnyie-frontovyie-bayki,-kotoryie-pomogli-nam-
  • Оценка: +4

Комментарии (2)

RSS свернуть / развернуть
0
avatar
Variag_3 +5.92
  ФРОНТОВЫЕ БАЙКИ  
 
Смех сквозь пули
На войне даже животные могли спасти или подвести под трибунал

     Люди, прошедшие войну, — кладезь замечательных историй, забавных и грустных, поучительных и невероятных. Лишь малая часть этих историй где-то опубликована или записана, в основном они живут лишь в памяти ветеранов, их близких и потом так и уходят вместе с ними.
     А как хочется, чтоб не уходили: ни люди, ни их истории… КАК ПЧЕЛЫ СОЛДАТ ЗАЩИТИЛИ      Рассказал полковник в отставке Виталий Мороз:
     — Это было под Смоленском, в начале войны. Немцы наступали, мы окапывались, готовясь к длительной обороне. И вдруг налетела вражеская авиация — самолетов столько, что неба не видно. Наши позиции они быстро сровняли с землей. Пришлось отступать.
     Мой вконец измученный взвод остановился на отдых в небольшой деревушке. Для ночевки выбрали крайний дом, поближе к лесу — на всякий случай. В избе было небогато, но зато нас угостили свежим медом. Один мой солдатик — деревенский паренек Вася Клюев — даже заплакал: “Прямо как дома, у деда на пасеке”.
     … Проснулись мы от стрельбы и гортанной немецкой речи. Кругом — шум, взрывы… Думаем, все: или смерть, или плен. Что делать? Мы — в окошко, да к лесу помчались. Немцы — за нами. И все стараются нас от дороги оттеснить, чтоб загнать в болото.
     Вдруг выбежали мы на поляну. Кругом — пчелиные ульи. Видно, именно с этой пасеки нас вчера медом угощали. И такое все кругом мирное: пчелы жужжат, одуванчики дрожат на ветру… Я даже подумал: “Если уж суждено умереть, то лучше здесь!”
     Но тут тот самый деревенский Вася Клюев встрепенулся и как заорет: “Уходите за ульи, быстрее, быстрее!” Мы не поняли, что он задумал, но побежали дружно. Залегли. Смотрим, наш Вася ползает между пчелиными домиками, с одних крыши сбрасывает, по другим просто винтовкой стучит и бормочет, бормочет что-то, как молитву. 
     Тут как раз на поляне немцы появились. Опять стрельба началась — от ульев только щепки полетели. “Клюев, сюда!” — кричим мы Васе. А тот залег где-то в траве и молчок. 
     И вдруг мы слышим, автоматные очереди заглушает какой-то нарастающий гул. Самолеты? Да нет вроде. И тут видим, как тучи пчел начали вылетать из каждого улья, собираясь над поляной в один огромный гудящий рой. Рой этот поколыхался немного в воздухе и вдруг с бешеным гулом ринулся к лесу. Мы прямо глазам своим не поверили: не обращая на нас никакого внимания, пчелы полетели прямо к немцам. 
     Каждый из фрицев быстро стал превращаться в гудящий черный клубок. Стрелять, конечно, никто из них уже не мог, слышались только вопли и стоны. Это зрелище так завораживало, что мы даже не сразу сообразили, что нужно скорее бежать. Некоторые из моих бойцов встали в полный рост, уставились на немцев и молча наблюдали, как наши русские пчелы расправляются с захватчиками. 
     Если бы не это “секретное оружие”, мы бы тогда ни за что не попали к своим. С тех пор я верю в могучую природную силу этих насекомых и все свои болячки только медом лечу.КАК РАССТРЕЛЯЛИ САМОЛЕТ С ПАРТБИЛЕТАМИ      Рассказал Алексей Иванович Ухачев, сержант, связист стрелкового полка:
     — Это случилось на Карельском фронте. После удачного наступления наш полк отвели с передовой, чтобы дать людям отдохнуть и принять пополнение. Разместили нас в финской деревне. После окопов и блиндажей условия почти курортные. Одна беда: расположение части разведала авиация противника и повадилась совершать налеты. Причем в одно и то же время — ранним утром. Регулярность таких “побудок” в конце концов всем страшно надоела. Мы решили проучить назойливых “гостей”.
     И вот в очередной раз на рассвете слышим привычный гул. Мы из укрытий начали яростную пальбу из всего оружия, какое у нас только было. Самолет мы подбили. Он упал на окраине деревни.
     Однако наша радость сменилась ужасом, когда выяснилось, что это… биплан “По-2”, который прислали из штаба дивизии. На нем к нам в полк летел один из дивизионных политруков, вез новые корочки партбилетов для вступающих в партию — у нас тогда многих после успешного наступления поощрить собирались...
     Что тут началось… Естественно, соответствующие органы поставили вопрос: “Кто стрелял?!” Но как там определишь, когда стреляли все, да старались еще как можно кучнее. В общем, дело завести не удалось. Правда, в полку потом долго никого в партию не принимали. Все наши меткие стрелки так и остались комсомольцами до конца войны.КАК НЕМЕЦКИЙ СПИРТ С БЕНЗИНОМ ВЫПИЛИ      Фронтовую историю своего отца рассказал капитан запаса Василий Шпачков:
     — Возвращаясь из госпиталя в расположение части, на одной забытой богом станции встретились два лейтенанта. Один — танкист, другой — пехотинец. Оба вторые сутки ожидали поезда в разбитом здании вокзала, греясь у печки-буржуйки.
     — В такую погоду хорошо бы, — пехотинец щелкнул себя пальцем по горлу, — да где ж взять? Слышал, правда, тут недалеко стоит цистерна со спиртом — немцы бросили при отступлении. Так вот ведь гады, ни себе, ни людям — залили в нее бензин. Как наши мужики ни старались, так и не смогли спирт очистить. Пропало добро!
     — А ну-ка, покажи, где эта цистерна, — оживился танкист.
     — Зачем тебе, расстройство ведь одно!
     — Плохо быть двоечником, пехота… Лучше найди ведро да воды в него налей.
     Прихватив ведро и одолжив у обходчика старенький помятый самовар, они отправились на запасные пути искать ценный груз. Когда отыскали цистерну, танкист наполнил самовар спиртом и водой и размешал жидкость сломанной веткой:
     — Подставляй-ка, лейтенант, котелок, — ухмыльнулся он, открывая кран самовара.
     — Нет уж, сам пей эту бурду!
     — Да-а, видно, с химией в школе у тебя было слабовато… Смотри: удельный вес бензина меньше, чем воды, поэтому он весь наверх и поднялся, а спирт в этой воде растворился. Значит, мы с тобой почти чистую водочку пить будем. Ну что, за Победу, пехота!КАК ДЖУЛЬБАРС ХОДИЛ  К ФРИЦАМ      Рассказал Михаил Петрушин. Во время войны — рядовой, вожатый служебных собак учебно-опытного батальона: 
     — Наш батальон готовил для фронта собак: подрывников, минно-розыскных, ездовых, санитарных, а главное — собак связи. Этих дрессировать приходилось дольше остальных, потому что использовали таких собак исключительно на передовой. 
     В мае 44-го меня отправили в Псковскую область, в распоряжение 1-й Ударной армии 3-го Прибалтийского фронта. Штаб нашего батальона стоял в маленькой рощице в трехстах метрах от переднего края. Днем ни до передовой, ни до штаба полка не добраться: открытое поле все простреливалось. Связь только по телефону. Но по кабелю ведь документ или секретную схему не передашь. Выручали собаки. Вожатый ночью проводил пса по маршруту, а тот потом в любое время пробегал по нему уже самостоятельно. 
     Поначалу пришлось доказывать, что собаки — надежные связные. Бывало, пишу пустяковую записку, даю своему псу команду: “Пост!”, и тот бежит к моему напарнику, который ждет в штабе. А потом, получив послание, читает записку моему командиру по телефону. 
     Когда нам уже стали доверять, то стали посылать с собаками любые документы. И вот однажды был очень напряженный день. Несколько раз пришлось отправлять документы с немецкой овчаркой Джульбарсом. Он по жаре весь день бегал в штаб полка и обратно. И когда в очередной раз вернулся, залез в окоп и залег на прохладную землю отдохнуть. А тут как назло приказ — еще одно секретное донесение передать: большой пакет со схемой обороны и передовых позиций батальона. 
     Ну, я иду к Джульбарсу. Он увидел меня, навстречу бежит, ласкается, а как только я пакет из-за спины достал, тут же в нору спрятался. Не хочет идти. Я его вытащил, пакет заложил во вьюк и дал команду: “Пост!”
     Пес нехотя вылез из окопа, не спеша побрел и скрылся за кустами. Через минуту — звонок с переднего края: “Джульбарс перешел траншею и пошел к немцам!” Слышу, на передовой паника, командир отделения кричит: “Стреляйте в него немедленно!” А как стрелять, его же в кустах не видно! Тут мой сержант медленно так поворачивается в мою сторону и говорит: “Ну что, собаку под трибунал не отдашь, так что готовься сам!”
     Сижу в блиндаже, грущу. Вдруг кто-то кричит: “Петрушин, Джульбарс твой вернулся!” А тот, оказывается, к немцам не дошел, в кустах походил, отдохнул и обратно крадется. Голову опустил, хвост поджал — знает, что виноват. Ну, тут уж я не выдержал: привязал его к дереву и, против всех правил дрессировки, отходил дрыном по бокам. Потом отвязал и снова даю команду: “Пост!” Джульбарс отбежал метров на двадцать, отряхнулся и опять — в те же самые кусты. Сержант мой прямо охнул от такой наглости. Все, говорит, теперь уж точно под трибунал пойдешь!
     И что вы думаете? Прошло не более двух минут — а до штаба полка километра три было, — оттуда звонок: “Донесение получено!” Так я и не понял: каким маршрутом пес доставил тот секретный пакет? Видно, путь короткий знал.
     Джульбарса потом так и прозвали — Трибунал. А часть моя, кстати, до сих пор существует. Это теперь Кинологический центр Минобороны, и питомник там есть — “Красная звезда” называется. 

Записала истории Ольга БОЖЬЕВА                 Московский Комсомолец
0
avatar
Variag_3 +5.92
Смешные истории. Военные байки     Байка первая

В начале Великой Отечественной войны на фронт попал колхозник-сибиряк не совсем призывного возраста, лет эдак около шестидесяти. Тогда в военную мясорубку пополнение слали со всех сторон. Только бы продержаться. В его документах значилось, что нигде никогда не служил, военной специальности не имеет. 

Поскольку был деревенский, определили его возницей при полевой кухне. Раз крестьянин, значит с лошадьми точно управиться. Выдали старинную трехлинейку времен гражданской войны и подсумок с патронами. Принялся наш пенсионер доставлять еду на передовую. Работа несложная, но очень ответственная, ибо голодный солдат – не солдат. Война — войной, а обед должен прибыть по расписанию. 

Конечно, случались и опоздания. А попробуйте не опоздать под бомбардировкой! Уж лучше кашу, пусть и холодную, но в целости и сохранности довезти, чем подбирать с земли горячую жижу из разбомбленной полевой кухни. Так он проездил где-то месяц. Однажды, как обычно, поехал возница в очередной рейс. Сначала завез обед в штаб, а потом и на передовую потрусили со своей сивкой-буркой. Ехать от штаба до окопов было минут тридцать. 

По рации на передовую сообщили: 

— Порядок, кухня выехала. Ждите! Ложки готовьте. 

Солдаты ждут час, второй, третий. Забеспокоились! На дороге тихо. Бомбежки рядом не слыхать, а кухни нет! Звонок в штаб. Связист отвечает: 

— Не возвращались! 

Послали трех бойцов по маршруту следования кухни. Проверить, что случилось. Спустя некоторое время солдаты наблюдают следующий пейзаж. На дороге лежит убитая лошадь, рядом стоит простреленная в нескольких местах кухня. На колесо кухни присел пожилой мужик и курит. 

А у его ног сложены семь немецких трупов в защитных маскхалатах. Все убитые — здоровущие мужики, отлично экипированные. Видать, диверсанты. 

К штабу подбирались, не иначе. Солдаты глаза таращат: 

— Кто это сделал? 

-Я, — спокойно отвечает пожилой нестроевик. 

— Как тебе удалось? – не верит старший группы. 

— Однако, вот из этой берданы всех и пострелял, — возница предъявляет свое антикварное ружьё. 

Отослали гонца в штаб, начали разбираться. Оказался нестроевой пенсионер потомственным охотником-сибиряком. Из тех, кто реально белке в глаз попадает. Пока месяц на передовую ездил, свою винтовку от неча делать хорошенько пристрелял. Когда напали, укрылся за повозкой и положил всю диверсионную группу из своего бердана. 

А немцы особо и не таились, перли дуриком прямо на кухню. Проголодались? Или может, у возницы дорогу до штаба уточнить хотели? Совсем не ожидали, что хилый русский дедуля их одного за другим носом в пыль ткнет. Не знали фрицы русской пословицы «Воюй не числом, а умением!». 

Наградили потом пенсионера медалью и в снайперы перевели. Дошел до Праги, где после ранения был комиссован. После войны потом эту историю своим внукам рассказывал, объяснял, за что его в первый раз наградили.           ДАЛЬШЕ       vegchel.ru/?newsid=28066
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.