Третья волна эпидемии в Москве замедлилась, но расслабляться рано. Победить вирус не дают низкие темпы вакцинации

Ситуация с коронавирусом в Москве в последние дни стабилизировалась. После резкого роста в середине мая числа госпитализаций с диагнозом коронавирус (это один из реально объективных и оперативных показателей заболеваемости) случилось их небольшое снижение. Возможно, это следствие длинных выходных на майские праздники, специально организованных властями для борьбы с надвигающейся на город третьей волной эпидемии: часть из тех, кто уехал на дачу в начале мая, не заразился и не попал в больничные сводки через пару недель. Между тем, неясно, какой будет дальнейшая динамика эпидемии. Проблемы, способствующие возникновению новых вспышек заражений, не устранены: в городе почти остановилась вакцинация; доля тех, кто имеет иммунитет к вирусу, скорее всего недостаточна для того, чтобы остановить эпидемию. При этом в городе уже давно фактически не действуют никакие меры, ограничивающие контакты между людьми.Медудза внесена Минюстом РФ в реестр СМИ, выполняющих функцию иностранного агента

 Что происходит с заражениями в Москве? Все хуже, чем в других регионах?

Новая вспышка в Москве началась еще в конце марта: если в январе и феврале в городе быстро освобождались койки в ковидных отделениях, то в последнюю декаду марта число госпитализаций снова начало расти. Рост этот был медленным по сравнению с бурным всплеском, с которого началась вторая волна эпидемии в сентябре 2020 года.

Однако в середине мая 2021 года рост числа госпитализированных резко ускорился и стал напоминать катастрофические темпы прошлой осени. На это сразу обратили внимание: динамика госпитализаций — едва ли не единственный в России точный и оперативный индикатор темпов распространения вируса.

А что не так с другими показателями?

Официальные данные Роспотребнадзора о числе выявленных заразившихся совсем не подходят для описания и прогнозирования эпидемии. Они зависят не столько от числа инфицированных, сколько от количества сделанных тестов и тактики тестирования. Так, если проверять только родственников и друзей заразившегося, выявленных будет много (относительно числа тестов); если проверять всех подряд (например, работников на предприятиях), то выявленных будет мало (при том же числе проведенных анализов). А когда во время всплеска эпидемии число заразившихся намного превышает количество сделанных тестов, эти данные вообще перестают отражать динамику заражений. Наконец, есть обоснованное подозрение, что многие регионы манипулируют статистикой заражений и смертей. Причем как в публичной базе Роспотребнадзора, так и в закрытых базах для чиновников.

Стандартом при оценке эпидемий считаются данные о смертности. Но с ними тоже есть проблемы — особенно в России. Во-первых, смерть наступает не сразу после заражения, а в среднем через 20-25 дней после него; еще несколько дней (а часто и недель) требуется для регистрации смерти в базе. Во-вторых, в среднем по России данные о смертности постоянно занижаются в разы, а в некоторых регионах — в десятки раз. Считается, что реальные данные о смертности публикует Росстат, который собирает выписки из загсов по всей стране о числе выданных справках о смерти (без такой, например, по закону нельзя похоронить человека). Однако данные эти публикуются с огромной — в среднем в 40 дней — задержкой, поэтому они непригодны для оперативной оценки динамики заражений.

Мэр Москвы Сергей Собянин называл данные о динамике госпитализаций «главным показателем распространения вируса». При этом данные о госпитализации тоже не отличаются абсолютной точностью. Главная проблема — регионы и больницы меняют критерии для госпитализации по мере развития эпидемии: когда инфекционные койки в больницах пустуют, могут госпитализировать всех, у кого есть осложнения, во время больших вспышек, когда больницы заполнены — только «тяжелых».

Однако данные о госпитализациях все равно обычно намного информативнее, чем данные о выявленных заражениях, и вполне подходят для грубой оценки динамики эпидемии. 

Проблема только в том, что данные о госпитализация регулярно публикует лишь российских регионов. До середины января 2021 года мэрия Москвы тоже публиковала их нерегулярно; только с этого момента оперштаб сообщает эти данные ежедневно. 

СВЕРНУТЬ

При этом, судя по собранным сайтом Gogov.ru данным из немногочисленных регионов, сообщающих данные о госпитализациях, нигде из них, кроме Москвы, вспышки заражений не наблюдается.

Власти отреагировали на московскую вспышку продлением майских праздников — вместо выходных после 1 мая и перед 9 мая всей стране было указано отдыхать 10 дней подряд; причина — ухудшение эпидемиологической обстановки, которую нужно побороть снижением числа контактов между людьми. Люди уедут на дачу, решил Владимир Путин вместе с чиновниками, отвечающими за эпидемиологию; там гражданам будет сложнее заразиться, чем на работе или в транспорте в городах. Через две недели (именно столько, обычно, в среднем проходит от заражения до попадания в больницу) после середины длинных каникул число госпитализаций действительно стало падать. Впрочем, нет никаких доказательств того, что это эффект от майских каникул, а не совпадение. На снижение заболеваемости указывают и другие оперативные индикаторы распространения коронавируса — например, уменьшение числа поисковых запросов о пропаже обоняния.

/>/>/>/>/>/>Это значит, что третьей волны не будет?

Нет, в этом нет уверенности. В Москве и других регионах, скорее всего, доля имеющих иммунитет к вирусу недостаточна для того, чтобы остановить распространение вируса. В России судя по данным об избыточной смертности, действительно, намного больше, чем в большинстве стран мира, тех, кто получил иммунитет после заражения вирусом. В Москве, по подсчетам «Медузы», таких уже больше половины населения.

Как это можно посчитать?

Как раз с помощью показателей избыточной смертности, рассчитанной по данным Росстата, которые он получает от загсов по всей стране. Зная количество избыточных смертей, (по данным московского Депздрава все они были зарегистрированы у зараженных коронавирусом) можно рассчитать реальное число заразившихся. Для этого нужно знать истинную летальности вируса в популяции (IFR).

Для России этот показатель точно неизвестен; для некоторых западных стран и Китая он был посчитан как 0,66-0,68%. Избыточная смертность с начала эпидемии по конец марта 2021 года составила 477 тысяч. Это значит, что (при предположении, что все они, как и в Москве, связаны с коронавирусом) при IFR в 0,65--0,75% количество когда-либо зараженных с начала эпидемии до конца марта могло составить 63-73 миллиона человек или 43-50% населения. Еще несколько миллионов человек заразились после этого (данные Росстата о смертности за апрель появятся в июне, за май — в июле).

СВЕРНУТЬ

Однако уповать на коллективный иммунитет, полученный при помощи заражений, опасно. Есть риск, что такой коллективный иммунитет не только будет сопровождаться большим числом жертв, но и получится ненадежным.

Почему?

Многие эпидемиологи считают, что при «естественном» коллективном иммунитете в популяции остаются большие группы контактирующих между собой людей без иммунитета. Это люди, которые либо вообще имеют мало контактов за пределами своих социальных групп, либо ограничивали контакты с окружающими во время первых волн эпидемии (например, работали удаленно). Распространение вируса в этих группах может привести к вспышке заболеваемости даже в том случае, если в целом в городе (регионе, стране) будет достигнута граница коллективного иммунитета.

Надежнее выглядит получение коллективного иммунитета с помощью массовой вакцинации: вакцины распространяются по популяции более равномерно, чем вирус. Прививочная кампания затрагивает почти все группы населения (кроме детей, которым пока не делают прививки от коронавируса). Действенность массовой вакцинации как средства борьбы с эпидемией показали Великобритания и Израиль, где после того, как были привиты более 50% взрослых, эпидемия сошла на нет.

СВЕРНУТЬ

Между тем, до получения теоретически более надежного коллективного иммунитета с помощью вакцинации Росси в целом и Москве в частности очень далеко. На этой неделе это признал и мэр столицы Сергей Собянин. По подсчетам «Медузы», на то, чтобы достигнуть целей правительства по достижению «прививочного» коллективного иммунитета, при нынешних темпах вакцинации уйдут годы. 

 

У России, возможно, еще будет относительно спокойное время, чтобы ускорить вакцинацию: скоро начнутся летние каникулы; закроются школы и вузы, — а это одна из главных рекомендаций по сдерживанию эпидемии согласно обобщенному опыту десятков стран, которые борются с эпидемией больше года. С другой стороны, москвичи, в чьем городе эпидемиологическая обстановка явно неблагополучна, разъедутся в отпуска по многим регионам страны, что грозит дальнейшим распространением эпидемии по России.  meduza.io/feature/2021/05/22/tretya-volna-epidemii-v-moskve-zamedlilas-no-rasslablyatsya-rano

  • Оценка: 0
    • Отобразить местоположение
Автор статьи запретил добавлять комментарии

Комментарии (0)

RSS
Автор статьи запретил добавлять комментарии