У России было время, чтобы подготовиться ко второй волне ковида, — но теперь скорые захлебываются от вызовов, а мест в больницах больше нет. Репортаж «Медузы» из Новосибирска

У федеральных и региональных властей в России было несколько месяцев, чтобы подготовить систему здравоохранения ко второй волне коронавируса. Когда осенью эта волна пришла, оказалось, что мест и критически необходимого оборудования в больницах снова не хватает, а службы скорой помощи в крупных городах захлебываются от количества вызовов. По просьбе «Медузы» журналист «Тайги.инфо» Петр Маняхин рассказывает об этом на примере Новосибирска — крупнейшего муниципалитета России, где ситуация с COVID-19 в конце октября была одной из самых сложных в стране.

 Одна семья, две смерти

В начале октября живущая в Новосибирске 83-летняя бабушка москвички Олеси Плотниковой почувствовала себя плохо. У нее обострились хронические проблемы с почками. Скорая увезла пенсионерку в урологическое отделение новосибирской БСМП № 2. Через несколько дней у женщины поднялась температура, начался кашель и пропало обоняние. Ее соседки по палате тоже начали кашлять. Однако бабушку выписали без теста на коронавирус, несмотря на очевидные симптомы, рассказывает «Медузе» Олеся Плотникова.

Пенсионерка жила в одной квартире с женой своего сына, у которой рак молочной железы в стадии ремиссии, а также ее 81-летней матерью — у нее деменция, с постели она не встает уже около полутора лет. Спустя двое суток после выписки из больницы состояние бабушки Олеси Плотниковой ухудшилось. 12 октября скорая госпитализировала ее уже в центральную районную больницу в поселке Кольцово под Новосибирском — клиника была дежурной по инфекционным вызовам.

Еще через два дня заболели мать Олеси (у нее поднялась температура) и вторая бабушка (началась одышка). Им удалось вызвать участкового врача из поликлиники № 2. «Он пришел, всех посмотрел, всем померил сатурацию. У бабушки была сатурация 84%, а 80 — это критическая совсем. У мамы тогда была высокая температура уже не первый день, бабушка была уже холодная, она плохо дышала. Был кашель и диарея, — рассказывает Олеся. — Врач не предложил вызвать скорую и сказал следить, чтобы она дышала».

Когда меньше чем через сутки после ухода врача пожилая женщина начала задыхаться, семье удалось «с криками и угрозами» вызвать скорую.

ЧТО ТАКОЕ УРОВЕНЬ САТУРАЦИИ И КАК ЕГО ИЗМЕРЯТЬ

Ее госпитализировали в ту же БСМП № 2, где к тому моменту открыли ковидное отделение. На следующий день родственникам сказали, что у пациентки 99-процентная сатурация, и потребовали забрать ее домой, сославшись на отсутствие мест для более тяжелых больных, рассказывает Плотникова. Еще спустя сутки в больнице сообщили Олесе, что пенсионерку перевели в другое отделение БСМП.

«Еще через сутки я позвонила [в отделение больницы] на [улице] Якушева, другая врач мне сказала, что ее никуда не перевели, — рассказывает Плотникова. — Ей стало плохо, и ее перевели в реанимацию, а в реанимации она через сутки скончалась».

По словам Олеси, в свидетельстве о смерти не указана ее причина. Других документов семье не предоставили. Еще через неделю в кольцовской больнице умерла и другая бабушка Олеси. Ей успели сделать ПЦР-тест на коронавирус, он оказался положительным.

«В моей истории меня поражает халатность, — говорит Плотникова. — Человек, лежавший в урологическом отделении, говорил, что у них в палате все кашляли. Им не сделали анализы, ее отпустили домой, не дали рекомендаций. Вирус сейчас везде, но они в одной больнице лоцировали и ковидных, и людей с другими патологиями — это просто катастрофа и кошмар».

3 ноября министр здравоохранения области Константин Хальзов, отвечая на вопрос «Медузы» о родственниках Плотниковой, признал, что заболевшей в больнице бабушке Олеси должны были сделать тест на коронавирус при появлении симптомов. «Во всех госпиталях, которые оказывают неотложную помощь, есть „красная“, „желтая“ и „зеленая“ зоны. Если пациент поступает, а потом у него появляется температура, таких пациентов должны переводить в „желтую“ зону, проводить исследования и понимать, температура связана с обычным ОРВИ или это ковид», — сказал чиновник.

При этом, по словам Хальзова, сатурация 84%, при которой участковый терапевт не стал госпитализировать бабушку Олеси, не относится к однозначным показаниям для лечения в больнице: «Там целый комплекс симптомов». В приемной главврача БСМП № 2 не ответили на звонки «Медузы».

Нет скорых, нет тестов, нет мест в больницах, нет кислорода

Незадолго до того, как умерли обе пенсионерки, за медицинской помощью решила обратиться и мать Олеси: она не могла сбить температуру, которая держалась выше 39. Скорую помощь, по словам Плотниковой, пришлось ждать около 11 часов. Это не исключительный случай: к середине октября новосибирцы стали массово жаловаться на долгое ожидание скорой. Фельдшер центральной подстанции и глава местной ячейки профсоюза «Действие» Сергей Комлев рассказывал, что вызовы «висят» на станциях по 40 часов.

«„Висят“ задыхающиеся пару часов (130 минут), что не так уж и продолжительно в последнее время, — писал Комлев. — С чем это связано? Ответ прост: система здравоохранения города развалена. В службе скорой помощи дефицит кадров».

Главврач новосибирской скорой Ирина Большакова тогда подтвердила изданию НГС, что время ожидания действительно может приближаться к двум суткам. Она признала «очень серьезный» рост вызовов с температурой и повышенную нагрузку на скорую и поликлиники. Министр здравоохранения региона Хальзов говорил, что количество вызовов врачей на дом выросло в четыре раза. Он же объявил об увеличении количества ковидных скорых с 27 до 35 машин на область — такое число бригад Хальзов назвал «беспрецедентным».

Ожидание врачей из новосибирских поликлиник тоже растянулось на несколько суток, следует из обращения местных общественников, которые потребовали отставки Хальзова. Это связано не только с большим количеством вызовов, но и с заболеваемостью среди самих врачей. Так, в новосибирской поликлинике № 27 к 29 октября не осталось ни одного здорового терапевта (областной минздрав признал проблему и решил отправить на работу туда ординаторов). А поликлиника № 2 в райцентре Искитим под Новосибирском и вовсе закрылась из-за болезни сотрудников — ее пациентам предложили обращаться в скорую. В пресс-службе Минздрава подтвердили, что ожидание врача составляет около суток, а инфекционные бригады работают по 12 часов.

/>/>/>/>/>/>Очередь из машин скорой помощи у 11-й городской больницы Новосибирска. 23 октября 2020 годаОчередь из машин скорой помощи у 11-й городской больницы Новосибирска. 23 октября 2020 годаЕлена Волжанкина / Коммерсант

Помимо первичной диагностики, поликлиники должны заниматься и наблюдением за пациентами с установленным диагнозом COVID-19. Сейчас в стационары Новосибирска берут только тех, у кого компьютерная томография (КТ) показала поражение легких более 50% и понижена сатурация, рассказывает «Медузе» новосибирский врач и подтверждают трое пациентов. При этом КТ-аппаратов, которые могут выявить поражение легких, в поликлиниках региона практически нет, ими оснащены даже не все ковидные стационары, говорит собеседник в медицинской среде.

Отвечая на вопрос «Медузы» об этом, Хальзов заявил, что таких узких критериев госпитализации в регионе нет: «К каждому пациенту индивидуальный подход. Там и сатурация, и поражение легких, и температура несколько дней».

Перегружены не только городские, но и сельские стационары. «Тайга.инфо» писала, что в районной больнице Куйбышева пациенты лежат на лестничных клетках. Региональный Минздрав признал, что в больнице не хватает коек, хотя всем пациентам нужна кислородная поддержка и круглосуточное наблюдение.

Куйбышевская больница — межрайонный инфекционный госпиталь, куда должны были отправлять пациентов с ковидом из соседних городов и сел, рассказывает «Медузе» реаниматолог одной из районных больниц. «По приказу все подтвержденные ковидные пневмонии должны лечиться в межрайонном центре. Например, наши — в Куйбышеве, но там все забито. Люди лежат на лестничной площадке. Мы не можем никого отправить, — говорит врач. — Мы неделю назад кое-как отправили туда нашу сотрудницу 45 лет с сопутствующими заболеваниями. И это оказался летальный случай. На работе заболела».

В первую волну коронавируса сельских пациентов увозили в Новосибирск, однако осенью городские стационары быстро оказались перегружены. Позже койки закончились и в крупных райцентрах вроде Куйбышева. Теперь врачи ожидают переполнения небольших больниц.

Число госпитализированных в Новосибирской области даже по официальной статистике растет быстрее, чем количество коек. По состоянию на 30 октября больницы были готовы принять 5212 пациентов с COVID-19 и подозрением на него, говорила главный терапевт региона Оксана Дуничева. При этом в статистике областного оперативного штаба на эту дату зафиксировали уже 5379 госпитализированных с коронавирусом.

Под работу с ковидом в Новосибирской области постоянно перепрофилируют новые стационары, но и их мощностей недостаточно, а многие просто не готовы к приему инфекционных больных. «Я реаниматолог. У нас в больнице фактически нет „красной“ зоны, — говорит „Медузе“ врач районной больницы. — Я зашел к ковидным больным, посмотрел, потом пошел к другим больным. Понятно, что я переодеваюсь, но это не стопроцентная защита».Но даже тем, кого удалось госпитализировать, больницы уже не могут обеспечить жизненно необходимую терапию. «Сейчас проблема в том, что не всех мы можем обеспечить кислородом. Троим мы можем в реанимации обеспечить [кислород], сейчас они там и лежат. А кто-то еще если будет нуждаться, это уже проблема, — говорит реаниматолог. — В специализированных госпиталях ситуация лучше, но они уже переполнены».

Кислородного оборудования не хватает и в городских стационарах. Местные активисты, которые во время первой волны собирали деньги на респираторы врачам, теперь занялись кислородными концентраторами. Новосибирские больницы попросили у волонтеров 220 таких устройств, рассказывает «Медузе» соосновательница проекта Anticovidnsk Наталья Одегова. Сейчас волонтеры собирают на них деньги.

Константин Хальзов при этом сказал «Медузе», что больницы, где принимали ковидных пациентов в первую волну, «полностью оснастили». А летом власти, по его словам, закупили 470 кислородных концентраторов, которые стояли на складе неиспользованными до начала второй волны. 

Тестов на коронавирус тоже остро не хватает. Так, в самом крупном ковидном стационаре Новосибирска — больнице № 11 — в конце октября прошел пикет пациентов: им не делали тесты, которые нужны для выписки. Одновременно чиновники регионального Минздрава заявили, что теперь бесплатно тесты можно получить только «по показаниям, которые определяет врач».

В большинстве частных лабораторий запись на тестирование — на неделю вперед, убедился корреспондент «Медузы». Крупнейшая сеть лабораторий «Инвитро» перестала продавать наборы для самостоятельного взятия мазка, а перед офисами «Гемотеста», который работает в порядке живой очереди, еще до открытия филиалов собираются десятки людей.

Лекарств тоже нет

Рост заражений и госпитализаций в Новосибирске медики заметили в конце сентября, рассказывают «Медузе» врачи. Число положительных тестов в регионе, о котором отчитывается федеральный оперштаб, начало расти в начале октября. Сейчас оно стабильно держится на уровне 180 выявленных зараженных в день, при этом число госпитализированных растет куда быстрее.

Из-за невозможности добиться госпитализации, теста или осмотра врача жители региона занимаются самолечением, даже тогда, когда оно не рекомендовано. Его назвала «вынужденным» даже глава территориального управления Росздравнадзора Елена Хрусталева, выступая в горсовете Новосибирска. С самолечением чиновница связала и отсутствие препаратов, которые врачи пытаются использовать для борьбы с ковидом, в городских аптеках. Проблему с лекарствами признал полпред президента в Сибири Сергей Меняйло. 

/>/>/>/>/>/>Инфекционный госпиталь для пациентов с COVID-19, открытый на базе новосибирской больницы № 12Инфекционный госпиталь для пациентов с COVID-19, открытый на базе новосибирской больницы № 12Валерий Титиевский / Коммерсант

В основном дефицит касается антибиотиков, которые новосибирские врачи массово назначают пациентам с СOVID-19, — несмотря на то, что антибактериальная терапия не нужна большинству заболевших («Медуза» подробно рассказывала почему), а также может привести к развитию устойчивости микроорганизмов к лекарствам; притом что сами препараты в этих условиях не могут получить те, кому они действительно нужны.

Новосибирские власти пытаются бороться с дефицитом лекарств. Мэр Анатолий Локоть отчитался, что 30 октября приехала фура с антибиотиками левофлоксацином, азитромицином и цефтриаксоном. Лекарства поступили в муниципальную аптечную сеть; их, по расчетам властей, должно было хватить на 10 дней.

Однако уже вечером 2 ноября, по данным сайта сети, в некоторых аптеках не осталось этих препаратов. По телефону корреспонденту «Медузы» объяснили, что все они раскуплены. «В аптеках специфичных лекарств нет. Азитромицин, левофлоксацин — этого [тоже] нет», — говорит «Медузе» один из врачей, занимающийся лечением ковида, и добавляет, что не понимает, какие рекомендации давать выписывающимся пациентам. В городских интернет-аптеках нет и антикоагулянтов, фигурирующих в назначениях ковидных пациентов, убедился корреспондент «Медузы».

В городе наблюдаются очереди в аптеках; некоторые новосибирцы пытаются найти нужные препараты в соцсетях. Потерявшая двух родственниц Олеся Плотникова отправила антибиотики из Москвы посылкой — для своей матери, которую уже выписали из больницы, говорит она «Медузе». 

Министр здравоохранения Константин Хальзов признает «большой» дефицит препаратов. «Люди выкупают все, что поставляется. Процесс идет, что называется, с колес», — сказал министр.

«Теперь ковид пришел по-настоящему»

Еще в конце сентября региональные власти утверждали, что «регион готов к любому сценарию, поскольку система здравоохранения наработала опыт противодействия коронавирусу». «В случае необходимости инфекционные госпитали будут развернуты быстро и в достаточном количестве, — заявляла пресс-служба правительства со ссылкой на вице-губернатора Юрия Петухова. — Кроме того, в Новосибирскую область уже поступила первая партия вакцины против коронавируса — она предназначена для медработников, которые находятся в группе риска по заражению».

Впрочем, по данным на 1 октября, в Новосибирскую область поступило только 42 дозы вакцины «Спутник V». В Минздраве Даже 12 октября, когда число госпитализированных превысило рекорд первой волны, губернатор Новосибирской области Андрей Травников уверял, что система здравоохранения «справляется». На новые ограничительные меры региональные власти решились спустя еще неделю: ограничили работу ресторанов ночью и продлили школьные каникулы на неделю. К 3 ноября региональный оперштаб ввел одну новую меру — уменьшил заполняемость стадионов с 50 до 30%.

Врач, занимающийся лечением коронавируса, говорит «Медузе», что «весной [медики] только почувствовали [эпидемию], а теперь ковид пришел по-настоящему». По его словам, за полгода у новосибирских врачей не появилось новых ресурсов, тогда как административная подготовка к новой вспышке практически не велась. «Сейчас сложнее. Единственное, что стало больше информации по лечению», — говорит врач.пообещали, что до конца 2020 года регион получит 2421 дозу.«Время развертывания второй волны коронавируса уложилось в три-четыре недели, а первая волна длилась пять месяцев, — отвечает на это глава регионального Минздрава. — Поэтому объем пациентов, который был за это количество времени, колоссальный. Мы уже развернули почти в два раза больше коек. Представить когда-то кому-то, что мы под ковидную инфекцию развернем 5,5 тысячи коек, было просто нереально». Поэтому говорить о том, что власти не готовились ко второй волне, «неуместно», заключил министр.

* * *

После смерти бабушек Олеся Плотникова подала жалобы в Минздрав и Росздравнадзор. «Я бы хотела не столько чтобы в моем кейсе разобрались и сказали, кто виноват. А чтобы было проведено какое-то расследование о том, как на самом деле обстоят дела в больницах Новосибирска. Чтобы тот ужас, который есть, те баги процесса госпитализации и логистики больных были устранены, — говорит она. — Волонтеры, которые пытаются что-то сделать с препаратами и кислородом, собирают на это деньги, а больницы получают втык за это. Врачей, главврачей, которые принимают помощь от волонтеров, вызывают на ковер. И скорая, которая не едет по 12 часов. Ничего не предпринято, чтобы не распространять ковид. Приезжают только на совсем тяжелых и возят трупы».   meduza.io/feature/2020/11/05/u-rossii-bylo-vremya-chtoby-podgotovitsya-ko-vtoroy-volne-kovida-no-teper-skorye-zahlebyvayutsya-ot-vyzovov-a-mest-v-bolnitsah-bolshe-net

  • Оценка: ?
    • Отобразить местоположение
Автор статьи запретил добавлять комментарии

Комментарии (0)

RSS
Автор статьи запретил добавлять комментарии