«Я не знаю, чем лечить ребенка» В России заканчиваются качественные лекарства для пациентов с муковисцидозом. Одна из причин — импортозамещение

В России несколько тысяч человек больны муковисцидозом. Врачи говорят о недостаточном качестве лечения для них

Муковисцидоз — это генетическое заболевание, при котором в разных органах накапливается густая слизь, что, в частности, мешает дышать и вызывает предрасположенность к инфекциям.

Чтобы поддерживать стабильное состояние, пациенту с муковисцидозом нужно постоянно принимать многочисленные лекарства. В среднем пациент живут около 37 лет, наибольшая продолжительность жизни в США. На данный момент прогноз продолжительности жизни для новорожденных с муковисцидозом там превышает 40 лет.

В России муковисцидозом больны около четырех тысяч человек. Средняя продолжительность жизни с таким диагнозом меньше, чем в США — около 25-27 лет. Главная причина в том, пациенты в России получают менее качественную помощь. Как объяснил «Медузе» пульмонолог Василий Штабницкий, речь как о недостатке квалифицированных специалистов, так и о дефиците качественных препаратов.

 

«Плюс генетическая терапия, которая доступна во всем мире, но недоступна в России, — говорит Штабницкий. — Уже зарегистрированы как минимум три препарата, которые, если их принимать с рождения, могут вообще предотвратить муковисцидоз. В России этого нет».

Пациентам в России приходится бороться за качественные лекарства. Теперь нужные препараты могут исчезнуть совсем

Мать ребенка с муковисцидозом и глава региональной общественной организации «На одном дыхании» Ирина Дмитриева рассказала «Медузе», что до 2013 года ситуация с обеспечением качественными лекарствами россиян с муковисцидозом постепенно улучшалась, но затем врачам запретили указывать в рецепте торговое название конкретного препарата — только основное действующее вещество. Это вместе с политикой госзакупок лекарственных препаратов, где главным критерием выбора поставщика является цена, а не качество лекарства, привело к тому, что большинство российских больниц закупает дженерики — то есть препараты, которые копируют дорогие оригинальные.

При этом больницы закупают самые дешевые дженерики — зачастую из-за низкого качества они могут привести к ухудшению состояния пациента, отмечает пульмонолог Василий Штабницкий. Добиться назначения оригинального препарата все-таки можно, если при приеме дженериков возникают нежелательные побочные эффекты. Однако их должна зафиксировать специальная врачебная комиссия — на это обычно уходит несколько месяцев. В итоге семьи пациентов с муковисцидозом зачастую сами покупают дорогостоящие оригинальные препараты, чтобы не допустить ухудшения состояния, рассказала Дмитриева.

Из-за того, что больницы закупают дешевые дженерики, иностранным производителям стало невыгодно продавать некоторые препараты в России. Это стало одной из причин того, что производители начали отзывать свои лекарства с российского рынка (в конце августа первый замруководителя фракции «Единая Россия» в Госдуме Андрей Исаев сообщил, что поданы заявки на отзыв 900 препаратов).Ирина Дмитриева пояснила «Медузе», что несколько месяцев назад родителям пациентов с муковисцидозом стало известно, что в Россию прекращены поставки трех антибиотиков — «Колистин», «Фортум» и «Тиенам». Первый препарат необходим для ежедневного применения, остальные — при обострениях. У «Тиенама» и «Фортума» в России зарегистрировано более десяти дженериков, у «Колистина» их нет вообще. При этом в России сложилась практика, что даже если дженериков зарегистрировано достаточно, то найти их в аптеках не так просто.

Василий Штабницкий отмечает, что даже при наличии альтернатив в виде дженериков и других схожих по функциям антибиотиков ситуация фактически критическая, так как для больниц будут закупать самые дешевые альтернативы. При этом состояние пациента с муковисцидозом может ухудшиться даже на дорогом относительно качественном дженерике. А в случае ухода с рынка лекарства нельзя будет ни купить самому, ни получить по решению врачебной комиссии.

«Это катастрофа для тех, кому эти препараты жизненно необходимы, — считает пульмонолог. — Сейчас более всего слышны голоса пациентов с муковисцидозом, но вообще это ходовые антибиотики, которые нужны практически всем пациентам в реанимации».

О том же говорит директор профильного благотворительного фонда «Кислород» Майя Сонина. «То, что дают [в качестве альтернативы], страшно применять. Либо это не помогает, либо ухудшает состояние», — подчеркивает она.

Родители детей с муковицсидозом проводят одиночные пикеты и собирают тысячи подписей

21 ноября родители детей и подростков с муковисцидозом, запустили петицию с обращением к президенту Владимиру Путину и просьбой сделать так, чтобы лекарства остались на рынке. «В России около 4000 пациентов с муковисцидозом. Сейчас они фактически обречены на медленную и мучительную смерть. Помогите нам вернуть лекарства. Помогите спасти наших детей», — говорится в обращении. Петицию подписали больше 125 тысяч человек. Кроме того, родители и пациенты выходят на одиночные пикеты с плакатами «Верните нам лекарства».

«Я не знаю, чем лечить ребенка. У меня на два месяца [осталось] „Колистина“. Что я буду делать — я не знаю», — пояснила в разговоре с «Медузой» Ирина Дмитриева.

Глава фонда «Кислород» Майя Сонина говорит, что уже сейчас из-за постепенной замены оригинальных лекарств на некачественные аналоги, в больницы стало поступать больше детей в терминальном состоянии. Особенно сложная ситуация в регионах.

При этом компании, продающие в России «Фортум», «Тиенам» и «Колистин», пока очень осторожно официально комментируют возможный уход с российского рынка.

«Мы получили первые сообщения о возникшей проблеме в этот понедельник и сейчас собираем всю доступную информацию, чтобы понимать позиции всех заинтересованных сторон. Наш приоритет сейчас — полное прояснение сложившейся ситуации», — сказали «Медузе» в пресс-службе GSK Россия. На вопрос о том, остаются ли в России хоть какие-то запасы «Фортума» и планируется ли возобновить его поставки, в пресс-службе не ответили.

 

В пресс-службе компании «Тева» на вопрос о доступности «Колистина» заявили, что «из-за неожиданных технических и производственных проблем с поставщиком, произошла временная задержка поставок препарата в Российскую Федерацию». Сейчас компания работает с Минздравом и производителем антибиотика, чтобы возобновить поставки. В «Теве» подчеркнули, что уже импортировали «определенное количество» упаковок антибиотика и оценивает возможность продолжения такого импорта от других поставщиков. Ранее фонд «Кислород» сообщал, что летом 2019 года поставки антибиотика приостанавливались из-за технической ошибки в документации. В компании «Р-Фарм», на мощностях которого упаковывался «Тиенам», на запрос «Медузы» не ответили.

Публично ни одна из трех компаний пока не подтверждает, что окончательно уводит необходимые препараты с российского рынка. Однако в благотворительных фондах уверены, что это произойдет. «Из-за политики нашего государства по импортозамещению компаниям просто невыгодно работать в России. Им ввозить дороже, чем они могут здесь заработать», — уверена Ирина Дмитриева.

Минздрав уже поручил проверить ситуацию. Врачи говорят, что похожий кризис и с лечением других пациентов

После волны протестов глава Минздрава Вероника Скворцова поручила Росздравнадзору провести комплексную проверку обеспечения лекарствами пациентов с муковисцидозом и подготовить подробный доклад с предложениями по улучшению ситуации. В Минздраве добавили, что профильному главному внештатному специалисту министерства также дано поручение проработать необходимость корректировки клинических рекомендаций по лечению муковисцидоза.

Родители детей с муковисцидозом восприняли эту новость критически. «Насторожила фраза об обеспечении лекарствами. Нам не нужно обеспечение лекарствами, нам нужны качественные лекарства», — подчеркивает Дмитриева.

При этом пульмонолог Василий Штабницкий в разговоре с «Медузой» отметил, что проблема с заменой оригинальных препаратов на дешевые дженерики есть не только у пациентов с муковисцидозом. «Мы узнали о проблемах с „Фортумом“, „Тиенамом“ и „Колистином“ из-за этой волны, потому что пациенты с муковисцидозом говорят об этом громче других. То же самое и с другими препаратами. Оригинальных осталось очень мало. Эту проблему нужно решать системно. Но боюсь, что сейчас в ручном режиме решат эту конкретную ситуацию и сделают вид, что проблемы с, допустим, инсулином у нас нет», — подчеркивает врач. meduza.io/feature/2019/11/28/ya-ne-znayu-chem-lechit-rebenka

  • Оценка: ?
    • Отобразить местоположение

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.