Лев Толстой как доказательство террористических намерений. Что программа «Время» рассказала о деле «Сети»

СМИ / Телевидение   Сергей.

Кирилл Клейменов в программе «Время» начал свой комментарий по поводу дела «Сети» словами:

«Крайне непростая тема, просто тяжелая — приговор суда по так называемому делу «Сети». Группу молодых и не очень людей обвинили по тяжким статьям — в подготовке терактов и тому подобному. Коллеги мои из разных либеральных изданий вот уже неделю, как ведут настоящую кампанию против решения суда под девизом „Осудили ни за что”. Ребята просто играли в лесу в военно-спортивную игру „Зарница”, а их пытали в подвалах ФСБ и пытками выбили показания.

Мне никакого удовольствия не доставляет то, что я сейчас скажу. Никакого. Я уважаю коллег и их позицию. Но и молчать неправильно. И вот почему. Есть видео, оно доступно. На нем видно, чем осужденные по этому делу занимаются. Стреляют из разных видов оружия, из гранатометов, например. Разливают коктейль Молотова по бутылкам и учатся его применять. Такое видео — его снимали, кстати, сами осужденные — никакими пытками не получить. Оно либо есть, либо нет. А оно есть. И, думаю, его видели мои коллеги. Видели, но их это не пугает. Моих коллег не пугают вооруженные люди с коктейлями Молотова. Если они, эти люди, против власти, коллеги мои им сочувствуют».

Тема оказалась для Клейменова настолько непростой, что он даже решился на рискованные слова о современной российской власти:

«Я никого не обвиняю. Я просто констатирую: власть нашу есть за что не любить. И я понимаю тех, кто не любит. Но у нас уже было так: сочувствовали террористам, освобождали из зала суда под аплодисменты, статьи восторженные писали. Потом всех рукоплескателей и газетных гуманистов к стенке поставили те, за кого они боролись с режимом. Да ладно бы только их. Миллионы как корова языком слизала».

Клейменов, очевидно, вспомнил процесс Веры Засулич, в 1878 году оправданной судом присяжных, хотя она не скрывала, что застрелила петербургского градоначальника Федора Трепова. Мотивом для убийства стал противозаконный приказ Трепова о наказании розгами политзаключенного-народовольца. Адвокат Петр Александров в своей речи говорил о «честном и благородном порыве» Засулич, а председательствовавший на процессе выдающийся юрист Анатолий Кони, напутствуя присяжных, призвал их учитывать личность подсудимой, подчеркнув, что судят «не отвлеченный предмет, а живого человека».

Достаточно спорным остается вопрос о том, насколько прямой была причинно-следственная связь между оправданием Засулич и большевистским переворотом, в результате которого «всех газетных гуманистов поставили к стенке». Сама Засулич, кстати, этот переворот не приняла, называла контрреволюционным. Но важнее другое: Клейменов сравнивает процесс Засулич, совершившей политическое убийство, с процессом так называемой «Сети» — группы молодых людей, которые никому не принесли вреда.

В сюжете Юрия Липатова, последовавшем за комментарием Клейменова, говорится о доказательствах причастности осужденных к террористической деятельности. И доказательства выглядят, мягко выражаясь, странно. Основной упор сделан на снятые самими фигурантами дела видеосюжеты об их тренировках: они отрабатывают боевую тактику, стреляют из разного оружия, включая гранатометы, штурмуют заброшенное здание. Но все эти приемы командного боя, все это оружие — всего лишь элементы страйкбола, военно-имитационной игры, вполне официально признанной в России. Телеканал «Звезда» освещал турниры по страйкболу, многочисленные интернет-магазины торгуют страйкбольным оружием. Стреляет оно пластиковыми шариками и не может причинить существенных травм.

Правда, в показанных в программе «Время» видео одно отличие от правил страйкбола есть:  осужденные пользовались самодельной зажигательной смесью, «коктейлем Молотова». Но с каких пор увлечение пиротехникой, опять же не причинившее никому реального вреда, приравнивается к терроризму?

Другое «доказательство» — найденная у них «литература анархистского толка». Какая именно, автор сюжета не говорит, но в кадре «Суеверие государства» Льва Толстого, «Наемный труд и капитал» Карла Маркса и «История анархо-синдикализма» сотрудника Института всеобщей истории РАН Вадима Дамье. Затем появляется страница неопознанной книги с… биографией писателя Андрея Платонова. Уж не это ли пытаются выдать за доказательство террористической деятельности?

Прокурор в кадре заявляет, что в ходе обысков у осужденных нашли две гранаты Ф-1. А чуть раньше, без комментариев, показали гранаты совсем другой, более современной модели — РГН, — о происхождении которых ничего не говорится. Муляжи таких гранат и страйкбольные варианты, начиненные пластиковыми шариками или крупой, свободно продаются в интернет-магазинах.

Тему пыток, с помощью которых у осужденных выбили признательные показания, Клейменов и Липатов обходят. В кадре появляется зампред пензенской ОНК, он же атаман местного «Союза казаков» Евгений Пучков, но говорит почему-то не о том, как обращались с подследственными, а о собранных следствием доказательствах.

И самое удивительное. Клейменов с пафосом провозглашает:

«Да, никого не убили, только хотели. Но то, что они сделали — организация, подготовка, намерения, — все это зафиксировано на камеру, все это не просто бытовое преступление. Это — терроризм, создание террористической организации. И да, это страшнее, чем просто преступление, даже совершённое. Вот такой юридический парадокс».

Парадокс, правда, не юридический, здесь в том, что ни Клейменов, ни Липатов не говорят ни слова о том, какие теракты так называемая «Сеть» планировала, кого собиралась убить. Лишь казак из ОНК Пучков туманно заявляет, что «у них была программа проведения актов в отношении известных лиц, как-то: артисты, представители власти, чтобы вызвать общественный резонанс». Осужденные проводили тренировки по страйкболу, экспериментировали с зажигательными смесями, читали Толстого, Маркса и историю анархизма. И Клейменов хочет, чтобы зрители поверили, что все это страшнее реальных убийств.    theins.ru/antifake/202863 

  • Оценка: +4
    • Отобразить местоположение
Автор статьи запретил добавлять комментарии

Комментарии скрыты (1)

Автор статьи запретил добавлять комментарии