Почему госпитализации ни о чём не скажут.Александр Драган аналитик открытых данных

СМИ / Телевидение   Сергей.

Напомню, что на прошлой неделе крупные федеральные и московские СМИ получили новые гайдлайны, как рассказывать об эпидемии. Теперь заболеваемость отодвинута на задний план, о новых антирекордах писать не следует, а главной метрикой, которую стоит озвучивать, стали новые госпитализации.

«Наконец-то разумный подход», «давно пора», «заболевшие не важны, важны тяжёлые», — пишут люди. И на первый взгляд всё это правильно и справедливо. Госпитализации — один из ключевых показателей, особенно важный на фоне ненадёжной российской статистики. Проблема лишь в том, что происходит этот разворот на фоне самой сильной вспышки с начала эпидемии, а число госпитализаций, которое неожиданно стал публиковать федеральный оперштаб, на самом деле бесполезно.

Для начала покажу простой график. Это динамика госпитализаций по Москве и по стране в целом с начала эпидемии с поправкой на население:

3606778
Диаграмма: Telegram@Драган про ковид.
Создано с помощью Datawrapper

 

Всё, что известно о суточных госпитализациях в России — это короткая красная кривая.

Данные всего за шесть дней. И уже один этот график безо всех комментариев показывает, почему показатель госпитализаций, который стал публиковать Стопкоронавирус, мало для чего пригодаен.

Что мы узнали? За последние шесть дней в России госпитализировали почти 50 тысяч человек, на выходных госпитализации держались на уровне 6 тысяч, в будни — от 9 до 10 тысяч. И эти показатели нам примерно ничего не дают.

Проблема 1: нет исторических данных

Сколько людей попало в больницы с ковидом 18 января? 18 декабря? На пике осенней волны? А на подъёме? А в прошлые три волны? С какой скоростью росли госпитализации в прошлые волны? Ничего этого мы не знаем: исторических данных о новых госпитализациях по стране попросту нет.

А федеральный оперштаб, который под конец второго года эпидемии вдруг озаботился тем, чтобы мы наконец увидели один из ключевых показателей, никакие исторические данные публиковать не считает нужным. Поэтому работать с этим нельзя: референсов нет, опираться не на что, и анализировать нечего. 

Проблема 2: неизвестна нагрузка на стационары

Знать, сколько людей попадает в больницы, важно, но это не позволяет понять, какова фактическая загрузка больниц. Сколько коек занято по стране? А это неизвестно, хотя это второй ключевой показатель.

Известна ли выписка из больницы? Нет, вместо этого публикуется только лукавое число «выздоровевших».

Известно ли число больничных смертей? Также нет — о смертности мы узнаём с задержкой в полтора месяца из публикаций Росстата.

Известно ли среднее по России время пребывания в больнице? Также нет. А без ответов на эти вопросы невозможно оценить ни загруженность стационаров, ни скорость их заполнения, ни ближайшие перспективы.

Что значат эти 9 тысяч госпитализаций за сутки по стране? Это много или мало? Какой был уровень в начале прошлых волн? А с какой скоростью они тогда росли? Без ответа на все эти вопросы невозможно оценить то, что происходит сейчас.

Проблема 3: неизвестно, как менялся процент госпитализированных от заболевших

Можно посчитать, какова сейчас доля госпитализаций среди выявленных, но это лишено смысла. В России исторически серьёзнейший недоучёт заболеваемости, и это не новость. Недоучёт сохраняется и сейчас, на фоне новых максимумов. Это становится ещё очевидней, если оценить, какая доля людей среди выявленных попадает в больницы.

За прошлые 6 дней было 49,9 тыс. новых госпитализаций. Московский оперштаб любит считать долю госпитализированных за сутки от выявленных за эти же сутки, что в корне неправильно: больной не сразу попадает в больницу, и от начала болезни и положительного теста до госпитализации проходит в среднем около 5 дней, поэтому корректно считать с учётом этого лага, и оценивать именно среднее — это позволит избежать недельных колебаний.

Что получается по России? С учётом 5-дневного лага, за предшествующие 6 дней было выявлено 176 тыс. случаев. 28,3% от выявленных спустя пять дней были госпитализированы. О чём это говорит, кроме колоссального недоучёта здесь и сейчас? Ни о чём.

Исторических данных нет. Какой была эта доля в прошлые волны — неизвестно. И сравнение с другими странами здесь бессмысленно. В США доля госпитализаций на порядок ниже — около 2,9%. Значит ли это, что в штатах кладут в больницы в десять раз реже? Конечно, нет. В Великобритании доля ещё ниже — 1,5%, во Франции или Дании — 0,7−0,8%. Ещё примеры: в ЮАР при омикроне доля госпитализаций 7−9%, в Молдове — под 15%, в Украине — 25−30%. 

В России же на 3−4 выявленных приходится 1 госпитализированный — и это в разы больше по сравнению со многими странами. Что даёт это знание? Примерно ничего. Тем более что эта доля зависит от тестирования, выявляемости, достоверности статистики, иммунной прослойки, уровня вакцинации и критериев госпитализации — а все эти показатели значительно разнятся от страны к стране.

Снизилась ли доля госпитализаций в России по сравнению с прошлыми волнами? Вероятнее всего, да. Но мы это предполагаем — а увидеть это снижение в динамике нельзя.

Проблема 4: неизвестно, учитываются ПЦР+ или все

Как формируется показатель новых госпитализаций — неизвестно. Это только госпитализированные с положительным ПЦР — или все, кто попал в ковидный госпиталь, независимо от результатов теста?

Это не праздный вопрос. Хватает регионов, чьи оперштабы формально отчитываются о числе госпитализированных, но при этом учитывают только ПЦР+ пациентов.

Например, Татарстан. Традиционно здесь в больницы попадают считанные десятки заболевших, но ковидарии при этом забиты. Например, на середину октября в стационарах лежало 6,2 тыс. пациентов, хотя госпитализировали всего по 25−30 человек в сутки. Чтобы до такой степени заполнить больницы, Татарстану потребовалось бы госпитализировать столько людей на протяжении 230 дней и всё это время никого не выпускать из больниц.

Или вот Башкирия. Даже сейчас. Официально пациентов в стационарах 157, при этом в стационарах лежит в 8 раз больше людей — свыше 1300.

И это не единственные примеры — ранее в том же были замечены Краснодарский край (который после ряда публикаций, моих и Михаила Зеленского, решил указывать не только пациентов с «подтверждённым» коронавирусом), Белгородская и Липецкая области и др.

Кто входит в федеральную сводку: все, кто попал в ковидные стационары за сутки, включая «неподтверждённых»? Вероятнее всего, да. Но мы это только прдеполагаем.

Проблема 5: госпитализации запаздывают

Для общественного здравоохранения первостепенны именно госпитализации: чиновникам и управленцам необходимо понимать, каковы резервы, какова скорость заполнения коек, каковы дальнейшие прогнозы.

На индивидуальном же уровне важна заболеваемость — что происходит вокруг вас здесь и сейчас. Именно здесь заложены ваши персональные риски и вероятность заразиться в ближайшее время. Именно заболеваемость, её масштабы и скорость её прироста — это то, что в норме должно определять личную стратегию поведения. Сходить на концерт или лучше остаться дома? Выбраться в ресторан — или заказать ужин? Отправиться на вечеринку — или в другой раз?

Госпитализации для оперативных оценок не годятся: это показатель запаздывающий. Те, кто заболел сегодня, в статистику выявленных попадут через несколько дней, а те, кто среди них ухудшится, попадут в больницу только дней через 5. Во время быстрого роста госпитализации всегда будут сильно отставать и догонять заболевших. Госпитализации — неподходящий параметр для оценки рисков, в отличие от заболеваемости. А заболеваемость я советую отслеживать по ковид-специфичным поисковым запросам — самостоятельно или у Алексея Ракши — более надёжного инструмента у нас нет.

Вместо постскриптума

Подчеркну ещё раз: госпитализации предельно важны — и были важны всегда, с первых дней эпидемии (а не только сейчас, когда потребовалось показать, что заболевает очень много, а в больницы попадает куда меньше). Но в том виде, в каком их предлагает Стопкоронавирус, они попросту бесполезны. Именно сейчас. Именно для вас.

Всё, что покажет динамика госпитализаций от федерального оперштаба, мы и так узнаем заранее: по поисковым запросам или по выявленным случаям (которые отражают динамику заболеваемости, но порой сильно недооценивают её масштабы и амплитуду).

В этой ситуации было бы правильно опубликовать весь исторический ряд данных о госпитализациях. Это обычная история в большинстве стран: и для США, и для Канады, и для Центральной и Западной Европы, и для Украины, и для Молдовы, и для ЮАР. Во всех странах эта статистика публикуется и обновляется каждый день и доступна всем — наряду с другими критичным показателями, такими, как число занятых коек, пациенты в реанимациях, больные на ИВЛ и пр.

И то, что до настоящего момента ни оперштаб, ни минздрав не предоставляли информации о новых госпитализациях и занятом коечном фонде (исключение только совещания членов правительства по коронавирусу, где изредка звучит число занятых коек), — это по-настоящему позорная история. Может, пора наконец сделать эти данные доступными? Особенно в свете новой риторики, которой придерживаются оперштабы и крупные СМИ: именно «число госпитализаций является наиболее важным показателем».

В ситуации, в которой такая статистика была бы доступна сразу, вопросов возникло бы куда меньше. Пока же нынешний переход на госпитализации в вакууме — это не забота о достоверности, как деклаируется, а попросту манипулятивное смещение общественного внимания с одного показателя на другой, который здесь и сейчас не значит примерно ничего. Какие для этого применяются приёмы и как это выглядит в СМИ — я на днях подробно разбирал.

Больше про ковид, эпидемию и статистику — у меня в телеграме Драган про ковид.

 

Оригинал echo.msk.ru/blog/a_dragan/2970304-echo/

  • Оценка: 0
    • Отобразить местоположение
Автор статьи запретил добавлять комментарии

Комментарии (0)

RSS
Автор статьи запретил добавлять комментарии