«В нашем доме выбили двери и окна, но нам некуда переезжать». Исповедь переселяемых москвичей

Блог им. Сергей.   Сергей.
Сегодня должен начаться снос дома №1 по улице Генерала Глаголева в рамках программы реконструкции Москвы. Между тем в этом  доме все еще живут люди. Застройку района компания «Крост» ведет уже несколько лет, жители обвиняют ее в запугивании и давлении. По их словам, из хороших квартир в элитном районе «Крост» переселяет их в неликвид, а на месте пятиэтажек строит гигантские коммерческие кварталы. Переселенцы выходили на акции протеста, писали в прокуратуру и мэрию, указывали на то, что «Крост»незаконно уничтожает парк Павшинской поймы, однако результатов сопротивление не принесло. 

На сегодняшний день застройщику удалось выселить большую часть квартала. За месяц до сноса строители начали выбивать двери и окна в квартирах, а вещи, которые не успели забрать переехавшие, были украдены. Внучка и дочь живущей в доме пенсионерки — Александра и Татьяна Халматовы — рассказали The Insider, как застройщик совместно с управой избавлялся от них и почему переселение переросло в боевые действия.

Александра Халматова

Бабушкин дом находится в 82-м квартале района Хорошево-Мневники и относится к старой программе реконструкции района, реновация этот район не затрагивает.

Весной я приехала к бабушке и увидела на дверях подъезда объявление, что концерн «Крост» начнет строительство на месте ее дома после сноса пятиэтажек. Мы позвонили по указанному телефону, представитель компании сказал, что может предложить два варианта для переезда — либо в Митино в квартиру с балконом, либо в Мневники без балкона с меньшей площадью. На вопрос, почему не в соседние дома, ответ был: это коммерческие дома, для вас «жирно» будет. Позже к моей бабушке пришли представители концерна. И не просто представители, а прорабы будущей стройки.

В этом подъезде основными жильцами были одинокие старушки в возрасте 85-89 лет, сами понимаете, какие это старые, больные и ранимые женщины. Их созвали на улицу перед подъездом и начали запугивать, что если они не согласятся переехать в предложенные варианты, то их переселят по суду. Я бы на месте бабушки даже двери им не открыла. Но это старая гвардия, им сказали собраться — они и собрались. Это больше всего и возмущает.

Наша семья несколько лет собирала деньги, чтобы купить квартиру бабушке напротив дома моей тети, чтобы она не только каждый день могла навещать свою старенькую маму, но и наблюдать из окон вечерами, горит ли у нее свет, чтобы не волноваться, все ли у нее в порядке. Не было никаких писем от официальных лиц по поводу расселения, не собиралось общее собрание жильцов дома, просто пришли строители и сказали: «Собирайте манатки».

Создается впечатление, что поставлена задача максимально напугать жителей дома, чтобы они и не думали отстаивать свои права и сразу соглашались на предложенные варианты в других районах («скажите спасибо, что не в Новую Москву»), а то и ускорить их кончину от стресса. И с «чистой совестью» можно на месте этого дома строить коммерческое жилье.

Татьяна Халматова:

Мама не хочет уезжать, но на двери уже появилось объявление, что дом снесут 12 декабря. Я живу рядом, мы можем забрать ее, но страшно, что квартиру разграбят.

Наш дом уже разбомбили, хотя в нем все еще живут люди. Выбили все окна, двери, отрезали газ, маме зачем-то отрубили телевизионную антенну. Это похоже на месть, потому что я состою в активистской группе и много ору, они так маму решили обидеть. Из других квартир, там, где люди выехали, выкинули ванны и унитазы. У некоторых жильцов, которые уже уехали, но собирались вернуться за вещами, все разграбили. Управа сказала: «Вы знаете, почему мы унитазы и ванны срезаем? Чтобы там никто не поселился».

По закону человек после получения свидетельства о регистрации собственности должен покинуть свое жилье в течение 30 дней. Это время ему дается, чтобы собрать вещи. У нас же получается, что никаких документов на руках нет, даже еще предложения нормального — куда переезжать, а ты уже живешь как будто на войне после бомбардировки.

Отключение газа тоже произошло незаконно, они даже объявления не повесили. Нас осталось тут 15 человек, они не пришли к людям, не принесли электрические плитки, не сказали, что газ опасен, не захотели по-человечески предупредить. Некоторым людям, которые еще живут, говорят: «Вы договор подписали, вам плитка не положена. Выезжайте быстрее».

Дома наши не ветхие, всего 40% износа, если сравнивать с новыми, наши дома гораздо лучше и простоят дольше тех, что тут понастроили. Сносят нас потому, что еще в 1999 году, при Лужкове, был заключен экспериментальный инвестконтракт с компанией «Крост» на реконструкцию двух кварталов — 82-го и 75-го, район Хорошево-Мневники. Этот несчастный район стал притчей во языцех в Москве, когда его начали курочить.

То, что строят на его месте, называют не Wellton Park, а «Город-ад» — дома по 33 этажа стоят на расстоянии 25 метров друг от друга, просто ужас. Потом город начал программу «Жилище», которая продлена до 2021 года, в которой сказано, что реконструкция проводится для улучшения жилищных условий москвичей. Когда пришел Собянин, эту фразу из программы убрали и заменили на «создание благоприятной среды». Этой весной мы обнаружили на двери записульку, приклеенную к подъезду, где нас информируют, что дом готовится к сносу. Конфликт начался с первого звонка представителю компании, потому что он предложил нам взамен два адреса — они стоят на северо-западной хорде, там будет строиться огромный мост, который соединит наш район с Филями. Эта новая магистраль, мост будет проходить на уровне 5-6 этажа этого дома.

«Крост» думал быстро, нахрапом взять людей, первая фраза от них звучала так: «Либо вы поедете на Народного ополчения, дом 3, либо мы вам предлагаем Митино, но если вы не согласитесь, то вас переселят через суд».

Это принуждение к сделке, запугивание и, конечно, тем людям, у кого психика похуже, стало страшно, они поехали смотреть квартиры и пришли в ужас. Им предложили дома-пеналы, с длинными узкими комнатами без балконов, зато кухни в квартирах чуть побольше, чем в «хрущевках». Пошла волна возмущения, причем, в первую очередь, из-за подхода — через угрозы нас заставляли переехать в дешевые плохие квартиры. Начался конфликт, мы писали письма на имя Собянина, на имя руководителя этого концерна «Крост» Добашина, но приходили отписки.

В ночь на 11 декабря в доме 37к2 по Проспекту Маршала Жукова произошел пожар. Из-за плотности застройки пожарные не смогли подъехать к горящему дому вплотную и потушить огонь оперативно.

В доме сейчас остались в основном те, кто под давлением согласился на ужасную квартиру — и они либо доделывают ремонт, либо ждут договора. У нас было основное требование: мама должна жить рядом, ей 85 лет, мы специально покупали эту квартиру — я вижу ее окна, смотрю, спит она или нет, все ли у нее в порядке, и, случись что, я в любой момент могу прибежать. Я долго боролась, чтобы жители проголосовали вообще против сноса, но не получилось. В итоге «Крост» предложил нам дом через дорогу, и мы согласились.

Про улучшение среды говорить не приходится, в предложенной квартире очень маленькие комнаты, но рядом парк, это важно, потому что у мамы заболевание легких. Нам дали ключи, чтобы мы могли посмотреть квартиру, они разрешили зайти туда всего один раз. Мы даже кофточку иногда ходим в магазин мерить два раза, а тут все-таки квартиру выбираем. Ответ был: идет переселение, поэтому «один смотровой — один просмотр».

Мало того, что сносят хороший дом — его можно было поставить на капитальный ремонт — так они еще и топчут достоинство людей. Мы вызвали для экспертизы нового жилья независимую фирму, они накатали три листа строительных дефектов. По факту нужно будет не просто делать ремонт — обои переклеить, а ликвидировать строительные недоделки. Я сказала «Кросту», чтобы они дали нам на это деньги, иначе не будем подписывать договор.

Но по каким-то причинам эти люди не дают нам спокойно переехать, затевают войну, вырубают газ — превращают нашу жизнь в ад просто потому, что им надо снести дома именно в этом году, у них такой план. Почему город им в этом помогает, мне непонятно.

Все, что творит «Крост», противозаконно, у них нет ни одного документа ни на снос дома, ни на установку забора, который уже стоит. Дело в том, что «Крост» через суд размежевал эти строительные площадки, а мы взяли и зарегистрировали права на землю.

Таким образом, по законодательству это наша общая долевая собственность, у нас есть все документы, и у них никак не получается получить бумагу на снос — собственник должен дать разрешение на это, и правовой акт необходимо регистрировать в Росреестре.

Владелец этого дома теперь не только Москва, но еще и жители, в Росреестре мы поставили запрет на сделки с нашим имуществом, землей и квартирами без нашего участия. Теперь, чтобы снести дома, «Крост» обязан организовать собрание собственников и получить разрешение. И мы им этого сделать не дадим!

Если бы у нас было правовое государство, мы спокойно могли бы получить не только компенсацию за квартиру, которая находится в конкретном месте, в престижном районе рядом с Серебряным бором, это золотая земля, но и деньги на переезд и ремонт.

«Крост» ставит здесь 58-этажный дом, причем они хотят его сделать коммерческим, сколько же денег они заработают! При этом у нас же запрещена точечная застройка. Получается следующее — люди криком кричат, у них под окнами роют котлован, и хотят поставить в спальном районе три огромные башни.

Кроме нас борьбу ведут дома №9, №11, их расселяют уже полтора года, они живут рядом со стройкой, у меня даже к подъезду подъехать нельзя, там все лесами закрыто. Им тоже предлагают неликвид, как и нам — 30 метров от Звенигородского шоссе, все ободранное, грязное, без вентиляции, ужасное качество домов. И мы сейчас уже бьемся за то, чтобы они нам дали гарантии, чтобы весь наш квартал не сделали коммерческим.

<На запрос редакции с просьбой объяснить происходящее с домами 82-го квартала района Хорошево-Мневники«Крост» не ответил — The Insider>

  • Оценка: +8
    • Отобразить местоположение

Комментарии (0)

RSS
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.