Пара заведений для красивой жизни

На улице Лаврентьева открылся большой цветочный магазин (д. 21, рядом с магазином «Наш дом») и скоро откроется ресторан (там, где был раньше овощной), который, по словам одного из рабочих будет называться «Лозана». Оформлен пафосно, чуть ли не со
Читать дальше

Мечта

Я стремлюсь, бегу к тебе, мечта моя,
Как стремится к морю речка горная,
Огибая скалы неприступные.
Сколько мне по камню течь отмерено,
Буду я скалу точить уверенно,
Буду в камне к морю путь прокладывать.
Если путь найти мне не получится,
Если суждено мне раньше высохнуть,
То мои частицы станут тучею.
Все равно вернусь к тебе, мечта моя,
Вместе с ливнем, что из тучи сумрачной
В море безграничное низринется.

Три моря

Три моря схлестнулись во мне и живут
В крови мятежной моей.
И древнюю память их воды несут
Про гордых и смелых людей.
Моря эти - образ глубокой тоски,
О ней пели песни певцы.
И в этих морях омывали клинки
Смелейшие в мире бойцы.
Степная земля в глине плоти моей
И жар отгоревших костров.
На этих кострах уроженцы степей
Своих почитали богов.
Смотрю я, о люди, на цвет ваших глаз -
То темных, то светлых, как лед.
В сознании скрытом любого из вас,
Возможно, легенда живет.

При ранении

При ранении скроешь ли слезы в глазах?
При раненьи от боли душа замирает.
И покажется мне, что блаженствует враг.
И душа оскорбленная мести желает.
Пройдет время - залечатся раны мои.
Будут слезы - но слезы не боли, а смеха.
Вспоминать я с улыбкою буду бои,
Как на славном пути переломные вехи.

Liberty (Festa e Flamurit)

Look around: it's a mess...
But the Sun will rise, yes!
And the mist will melt soon
In the hot afternoon.
And Black Eagle will fly
On red Flag in the sky.
Many heroes are dead.
Nobody is afraid
For the Liberty fight.
And it's price's very high.
We in whole pay this price.
Our Sun soon will rise!

Разбойники с большой дороги вышли на маленькую

Вчера ночью один знакомый шел по безымянной дорожке, что ведет от Лаврентьева к Спортивной. У «Башмачка» его встретил некто, в чулке на голове и с обрезом в руках, и потребовал телефон и деньги. Денег у человека не оказалось, отдал телефон. Бандит не
Читать дальше

Страны-колонизаторы

Страны-колонизаторы,
Все земли сегодня под вами.
Будете лежать завтра вы
С распоротыми животами.
Видели ль, что глотали вы?
Скалу и стальные кинжалы!
Знаете ль, что восстали мы?
Вы не переварите стали!

Против произвола

Разговоры о строительстве жилого микрорайона «Центральный» ведутся уже давно. К сожалению, носят они, в основном, негативный характер: начиная с грязи вокруг стройплощадок и заканчивая слухами об обманутых покупателях квартир.
В середине
Читать дальше

Гармоничная личность

Тот, кто в процессе вузовского обучения изучал педагогику, наверное, помнит, что «основная цель воспитания – гармонично развитая личность». Между тем мало кто может четко ответить на вопрос, что же такое «гармоничная
Читать дальше

Кузьма и Конь.

Кузьма ехал на Коне по плохо пахнущей серой пустыне. Ну, не то, чтобы здесь плохо пахло… а… здесь безобразно воняло все вокруг. Даже редкое Солнце салатного цвета вместо того, чтобы греть Кузьму, умудрялось смердить. (Кто бы мог подумать, что и звезды могут протухнуть?) Поэтому было холодно и плохо пахло. Настроение пыталось соответствовать убожеству окружающей среды, но Кузьма грустить не любил, и, следовательно, не грустил. Тем более, что особого повода грустить не было. Причин не грустить, впрочем, тоже не было. Но не грустить лучше, чем грустить, не так ли? В жизни Кузьмы поводов к чему-нибудь не было практически вообще. Даже особого повода жить – тоже. Но это его никогда не смущало.
Следуя некому сложившемуся за многие месяцы ритму их совместного путешествия, Конь под ним все время ржал. Ржал как-то издевательски, какими-то похабными «ыгры» каждые две минуты. Ржал, естественно, над Кузьмой. Но Кузьма не обращал внимания. Ведь Коней на свете много, особенно таких недалеких, а Кузьма, как ни крути, такой один. Один одинешенек, почти уникум. По крайней мере, никаких других кузьм Кузьма в своей жизни не встречал. Даже пришельцев из параллельных миров он видел двоих. А подобных себе – ни одного. Но Кузьму этот факт ни сколько не огорчал. Двое кузьм – определенно, не по силам этому хрупкому мутному мирку, и так недавно треснувшему по швам под весом собственного самомнения.
А Конь действительно был непролазно туп. Он даже еще ни разу за все время пути не выиграл у Кузьмы в покер. И при этом еще он был болезненно самолюбив. Конь считал себя умным и одухотворенным, думал, что его жизнь, в отличие от жизни Кузьмы, осмысленна и полна впечатлений. Хотя большую часть своей жизни он получал эти «впечатления» из-под междуножья Кузьмы. Тем не менее, Конь имел при себе целую жизненную концепцию с потугой на философию, каковую последовательно излагал всю дорогу. Вся эта его «теория» зиждилась на чем-то вроде «самоотверженного труда на благо общества» и «политики малых дел», а сверху Конь налепил кучу собственных домыслов, замешанных на «богатейшем» жизненном опыте. В свою очередь, постоянный тяжелый умственный труд мешал Коню разглядеть простую мысль о том, что если смысл его собственной жизни – возить на себе Кузьму, жизнь которого бессмысленна, то жизнь Коня, в свою очередь, бессмысленна вдвойне. Если только не считать той пользы, которую он принесет обществу после смерти, на колбасном заводе.

Так что, определенно, Конь был туп. Но это была не проблема Кузьмы. У Кузьмы – эдакого постапокалиптического ковбоя Мальборо – проблем не было в принципе. Такова была его суть и природа.