Микрорайон Центральный - город тьмы?

Проходя мимо стройки Центрального, стал замечать, что работы ведутся даже после полуночи. При этом не могу сказать, что темп роста зданий авральный, да и вообще шевеление на стройке не ахти какое — никак не назвать его ударным (иногда днем бывает
Читать дальше

Администрация сделала ход конем

Предистория вопроса — http://www.dolgopa.org/index.php?ids=86&sub_id=895, затем были поданы иски в суд от Е. А. Смеяна и прокурора города по этому же поводу.
12 января суд прекратил это дело вот с каким определением: 
Читать дальше

После Буратино

Буратино сидел на крыльце театра и тихо сопел. Сегодня его раздражало буквально все, многое копилось давно, а некоторые моменты начались с утра. Его раздражала потрескавшаяся краска на стенах, хрипение папы Карло, парализованного уже 5 лет, его вонючая кровать, слюнявый рот и тупые глаза, все эти прихлебатели, тупые алчные амбициозные артистики, которые хоть иногда, но собирали быдло в зале, и давали некоторый заработок. С кухни послышалось шипение и донеслось зловоние.

- Мальвина, @баный в рот, опять… - нос опустился еще ниже, - какого хрена, ты что специально, мне назло…?

Поднявшись, он решительно толкнул дверь в помещение и, не сбавляя ходу, приблизившись к девочке с голубыми волосами, врезал ей по лицу по пути прихваченной со стола банкой. Удар был так себе, да и Мальвина, немного отклонившись, смягчила его. Так что банка, крякнув о стену, усыпала плиту осколками. Второй удар деревянным кулаком пришелся в цель. Чуть сильнее - и фарфоровая головка раскололась бы. Голубые патлы немытой мочалкой закрыли ее лицо, руки поднять она не решилась. На кулаке остались сопли.

- Опять Мальвина размечталась. Продуктов – х@й, еще и у тебя руки к жопе пришиты, что этот парализованный ублюдок теперь есть будет?

На перемазанное лицо было нельзя было смотреть без отвращения. Спутанные волосы были уже не голубыми, а фиолетовыми. Как всегда некстати вспомнился случай, когда Мальвина заперла его, маленького, в дровяном сарае. Всего лишь за то что он не захотел мыть руки… Боже, как же хотелось ей еще раз врезать!

- Десять минут тебе, чтобы приготовить что-то сносное. Иначе пеняй на себя.

Буратино вышел в соседнюю комнату и, подойдя к кровати с папой Карло, рывком повернул его на бок во избежании пролежней. Рука старика, беспомощно перекинувшись, ударила Буратино по спине. «Черт, убью старика». Но сдержался. Вытерпел. Смирился. Это его карма. Уход за создателем. «Хорошо еще, хоть обосраться не успел,» - подумал Буратино.

- Мальвина, через 2 часа переверни старика.

- Да, - это было первое слово сказанное девочкой с самого утра.

В паху истомно заныло. «Может, подрочить?»

Услышав шорох на крыльце, Буратино встал и, уперев руки в боки, стал ждать когда откроется дверь.

***

1-й сон Буратино.

Тучи, милые большие тучи. Ветер, выгибающий деревья и склоняющий их ветви к ногам. И эти большие капли, нежно опускающиеся на высохшую древесину, скатывающиеся по стволу и впитывающиеся в плоть еще на середине пути. Эти капли наполняют силой каждое соединение, заставляя мышцы разбухать и становиться больше, раскатывая неуклюжую истому в каждый сучок. Дождь заливал лицо, дождь просачивался между пальцами, прохладно остужал пах и звонкой капелью стучал по пальцам ног. Свежесть, всепоглощающая свежесть вдыхалась через нос, она пропитывала уставшее тело целиком, заставляла дышать полной грудью. Одежда прохладной мокрой бумагой облегала его полено. Так и должна выглядеть призрачная мечта, дымка счастья, некоторое избавление. Он стоял, вытянув руки вверх, подставив их дождю, растягивая удовольствие от катящейся по телу капли, улавливая ее движение по текстуре дерева от пальцев рук до земли. Закрыв глаза, Буратино чувствовал, как, врастая в землю, он впитывает ее силу, мудрость и терпимость к миру.

Без желания, но он начал просыпаться.

***

Услышав шорох на крыльце, Буратино встал и, уперев руки в боки, стал ждать, когда откроется дверь.

Пьеро занимался продажей билетов на площади и своим рылом зазывал зрителей в театр. Из каждой пачки в 50 билетов он пи@дил три в свой карман. Эта и была так называемая рента за его услуги. Продавая спи@женные билеты, он исправно пропивал деньги. Причем делал это с шиком столичного альфонса, почесывая свой х@р. Три билета – три пузыря. Первый выливался стремительно. Обжигая глотку, последней каплей падал в нутро. Второй размеренно орошал желудок. Ну а третий выпивался на ходу по дороге домой.

И вот это чмо открыло дверь.

- Привет Бур, ты уже дома! - весело воскликнул Пьеро.

- Деньги…

- Вот так всегда, ни тебе здрасьте, ни тебе привет, ни аплодисментов, продолжительных оваций, сразу деньги.

Разговаривать Буратино не хотел. Прямой удар помог ему сразу почувствовать в руке деньги. Счищая с кулака остатки краски и фарфора, он прошел в комнату. В пачке была приличная сумма, за все билеты (без трех конечно)!

- Эй, Гной, ты что, продал все билеты?

- Да, - глухо донеслось из комнаты. Пьеро замазывал морду, и подправлял краски.

- Как?
- Как? @бало у меня располагающее.

- Не дерзи, сука. Кому продал?

- Откуда я знаю? Подошел хер, и купил все, что оставалось. Говорил, что придет с коллективным просмотром. Может, на@бал, но деньги принес все. Ты че такой загруженный?

Буратино не хотел продолжать разговор:

- Закрой пасть.

Деньги хорошие, и как раз во время. Зря врезал, но извиняться не хотелось. Пьеро стоял около плиты и одной рукой гладил Мальвинину задницу, а другой хватал что-то со сковородки. Все плохое он забывал так же быстро, как и хорошее. Сплюнув на пол, Буратино тупо уставился на слюнявое пятно и удивился своему хамству. Пьеро и Мальвина также испуганно смотрели на него. «Да что со мной, черт побери?». Клоун вытащил руку из девчачьих трусов и, оглядываясь, пошел к себе в комнату, что-то бормоча под нос.

Пьеро любил материться сам с собой, тихо упиваясь этим набором звуков. Он матерился только трезвым, пьяным же становился почти интеллигентом, стараясь дотянуться до статуса Буратино. Он даже называл его не как все, стараясь подчеркнуть свою близость. Как-никак, некоторое время вместе драли Мальвину, доведя до совершенства те места, что смогли найти. А когда Буратино устроился сзади, он не стал возражать. Именно поэтому Пьеро рассчитывал на некоторое снисхождение. Он называл его «Бу» когда у него было отличное настроение, «Бур» когда был пьян, «Буран» когда был в восхищении, «Полено» когда он его избивал, «Буратино, даа» ну вы понимаете в какие моменты. Короче говоря, Пьеро хотел быть похожим на Буратино.

Было уже 3 часа дня. Полуденное солнце начало опускаться. Тени удлинились. Старика перевернули, а после того, как вернулся паяц-Пьеро, мир пришел в некоторое равновесие. Мальвина что-то приготовила и пичкала этим папу Карло (такова была ее обязанность). Пьеро возился с засранными простынями (такова была его обязанность). Буратино смог выйти наружу без чувства чего-то невыполненного. Схватил по пути бутылку, прихлебывая, он направился к выходу.

На заднем дворе он разорвал ширинку на бумажных шортах.

***

2-й сон Буратино

Он шел по дороге к новому театру. Брусчатка была подогнана так плотно, что образовывала сплошное каменное полотно. Светило солнце и слегка подсушивало древесину. Театр казался единым целым, неделимым зданием, белым и красивым. Колонны, словно исполинские сосны, держали величавый портик. Подойдя к первой ступени, он остановился. Полноценный образ исполинского великолепия начал незаметно распадаться на кассу, на толпу желающих купить билет и уже купивших и проталкивающихся внутрь. Поднявшись по ступеням к входу, Буратино разглядел тучных билетеров, нервно рвущих «контроль» на толстом картоне зеленых листиков.

Великолепие парадного фойе раскололось на злых бабищ из гардероба, -даже не смотревших на выдаваемые номерки и вещающих вещи куда попало, - на тетку, продающую программку с таким остервенением будто избавлялась от листовок кандидата в мэры кота Базилио (этот толстый полосатый ублюдок оклеил ими весь город, раздавал на каждом перекрестке, облепил листовками телеги и ездил с ними по городу, оря благим матом: «Я обделаю весь город камнем», - чем достал всех горожан, которые, тем не менее, за него проголосовали. Но об этом ниже…). Фойе стало не самым страшным откровением.

Закулисье… Грязь, бутылки, подтанцовка сидит на занавесе и догоняется красненьким, как всегда доступным, портвейном «777». Все три гребаных музыканта спали прямо посередине сцены, кто-то нассал у канатной системы, а на лестнице, ведущей к гримеркам, самым непостижимым образом по полу, стене, потолку была размазана вчерашняя блевотина. Лицо Артемона в треснувшем зеркале слегка делилось на 40 неровных частей. Хотя и без зеркала его избитое рыло выглядело не лучше. Из соседней комнаты неслись не стоны, нет, это было рычание с каким Пьеро драл Мальвину завалив ее на подоконник. К этому Буратино привык, это был тот ритуал, с которым он был готов мириться, ведь после блядства Пьеро мог спокойно читать свою роль. Мальвине было все равно.

Сцена была гнилая, занавесь трухлявый, артисты тупые, музыки не было. Персонал воровал, блядовал и пил, более того, он везде блевал так , что единственный вменяемый человек – уборщица, старая лиса Алиса, не успевала отмывать этот гадюшник.

Буратино затошнило и он проснулся.

***

Выйдя на задний двор, он разорвал ширинку на бумажных шортах.

- Нахрена я это сделал? - пробормотал Буратино. - Березовый сок, что ли, отливать?

Штаны бумажными лоскутами лежали на земле. Шагнув из цветного круга, он отправился на площадь. Голый по пояс. Снизу. Проходя мимо будки, Буратино на секунду задержал свой взгляд. Конура Артемона была завалена тряпками. Из нее торчала лапа с длинными, давно не стриженными ногтями. Можно было бы вытащить за лапу облезлого пса из конуры, но это не произвело бы никакого впечатления на Артемона. Кумар распространялся на несколько метров вокруг. Где пудель нашел траву, и кто научил его курить, было для Буратино загадкой. Однако тот, кто это сделал, бросил семя в благодатную почву.

Боже мой, еще какие-то три месяца назад Артемон вместе с лисой Алисой пришел проситься на работу в театр. Они были, как казалось, не безнадежны! Но только рыжая лиса проявила себя нормальным существом и исправно, качественно и с терпением убирала театр. Артемон же показал себя полной сукой. Охраняя театр, за минет пропускал кого ни попадя в гримерку к Пьеро. А тот, паскуда, давал ему за это хлебнуть спирта (неразбавленного). То, что наступало после этого, сильно веселило клоуна. Лиса Алиса, получая скудное жалованье приоделась, шерсть потихоньку начала лосниться, по-видимому, и душа у нее начала успокаиваться. Зачерпнув воды из бочки, Буратино ливанул в конуру. Лапы втянулись и все опять замерло.

- Э, сука, охранник пи@данутый, вылазь, свинья! Собакой тебя назвать - язык не поворачивается, - орал он в дырку логова Артемона, колотя палкой по крышке. - Ты единственный из нас, кто лижет яйца. Ты и это рыло.

Со рекламной листовки на него смотрел мэр города кот Базилио. Он подошел к плакату и рванул его со стены.

- «Дорогие избиратели…», - прочитал Буратино. - Кусок говна тебе избиратель! «…Я избираюсь мэром, чтобы вы смогли почувствовать себя защищенными…». Видал я таких блядских лицемеров! Наверное Дуремар уже костюмчик новый себе покупает. Продал всех, ирод китайский (почему «китайский», Буратино не знал, но в тот момент подумал что это самое страшное ругательство). «…Покрою улицы камнем…» Вот это да! «…каждой суке - по мужику…» Неужели? «…Дрочить на площади запрещу…» Вот говно, а так хотелось! «…профессиональная команда…» Ха-ха! «…льготы малоимущим, песочницы детям, скамейки пенсионерам, домино пьяницам, больше игровых автоматов и легальных проституток…» Что за дерьмо… Слышишь, Артемон, тебе, наверное, курильню от администрации построят, - проорал он будку, еще раз ебанув палкой по крыше. – Слышишь, дерьмо собачье, о тебе заботиться будет и жопу до выборов подтирать, и ноги брить, и качели бесплатно поставит. Да пошел ты…

Миновав арку, Буратино вышел на площадь, осветив своими причиндалами улицу. И все как будто замерли, обернувшись к нему - так нелепо он выглядел. Такого эффекта Буратино не ожидал. Пройдя еще вперед на три метра, он заорал:

- Пошли все в шопу!!! - и с гордым видом вернулся в тень арки.

«Какого х@ра я так себя веду?», - подумал он, присаживаясь на ступеньку крыльца.

Темнело быстро. Космос проявлялся все отчетливее и яснее. Звезды зажигались все ярче и все чаще. Тише становилось и на улице.

«Где-то там страна счастливых Буратино, - отхлебывая из бутылки и смотря на яркие огоньки шептал он, - они ходит в новых штанах, @бутся целыми днями, пьют без головной боли».

Температура на улице опускалась и яйца приятно холодились прижимаясь к деревянному крыльцу.
«Там много денег, халявных денег, новых денег. Постоянно теплые дни, круглосуточные кабаки. И у каждого Буратино свое дупло, которым можно меняться с другими буратинами, и никто тебе слова не скажет. Там не надо думать о жизни и заботиться об уродских прихлебателях».

Мир успокаивался, яйцам стало еще прохладней.

«Мечтал же о нормальной жизни! Вроде и театр был неплохой, и папа Карло прикольный. Все же налаживалось, почему же я оказался в глубокой жопе? Папа Карло на@бнулся на лестнице, и вот теперь мы его кормим и убираем за этим почти бесполезным телом. Какого хрена? Разве для этого он живет?»

Яйцам стало совсем холодно, и Буратино поднялся. Он вошел в дом. Темная прихожая. Вонючая комната, тошнотворная комната папы Карло. Чуланы Мальвины и Пьеро. Скучная его комната. Дом вызывал у Буратино тоску и уныние. Только одна комната в этом доме не будила отрицательных чувств - кабинет папы Карло.

«К @беням»,- подумал Буратино. С кровати сипел папа Карло.

- Ну и нафига мне все это? - Буратино смотрел в темноту засыпающего дома. Дома, который он считал верхом уюта, когда папа Карло вводил их сюда в первый раз. Бремя было для него невыносимым. Тяжелым морально, неподъемным физически. Невозможно бороться с пороками и гнилью, можно им только потакать. Невозможно перевоспитать время и эпоху, им можно только соответствовать. Невозможно заснуть в беде, в ней можно только забыться. Невозможно проснуться в другом мире, туда можно сознательно перейти.

Ударом кувалды он открыл дверь в кабинет папы Карло. Дверь, не открывавшаяся 6 лет, поддалась легко, с глухим звуком упав на пол. Камин смотрел на Буратино, жадно разинув пасть. А дрова, сложенные в поленницу, выглядели дальними родственниками. Буратино с отвращением вдохнул запах масла для растопки. Скорее всего, так и должна пахнуть смерть. Сначала нерешительно, но с каждой секундой все сильнее и сильнее нажимая на флакон, Буратино поливал поленья, пока бутылка, жалобно пернув, не закончила капать. Осторожно взяв свечу, он поднес ее к поленьям. Веселый огонь мгновенно охватил деревянную горку в камине, слегка опалив стружки волос Буратино.

Происходившее в камине действо завораживало его. Пляска пламени была великолепна, а жар сушил его до потрескивания. Оранжевый свет заполнил комнату, гудение трубы убаюкивало, жар сулил комфорт. Буратино не решался.

Полено. Первый надрез, снявший с него кору. Нога, которую он чувствовал даже лежащую на столе. Первые бумажные обноски, букварь в котором он рисовал обнаженную Мальвину, первый удар семихвостки Карабаса-Барабаса, бутылка рома, от которой у него чуть не выпали глаза, удар от которого он летел 4 этажа, пьяные сопли с Пьеро, групповуха с Мальвиной. Удар, хвативший папу Карло, руководство театром, своя собственная плетка-семихвостка, первых карманные часы, первый подкупленный коп, лиса Алиса, извинявшаяся перед ним. Заблеванная сцена и обоссаный занавес, дерьмо в утке старого маразматика, пьяная ухмылка Пьеро, сифилитический нос Артемона. И спокойная жизнь Карабаса-Барабаса… Все это вмиг отразилось в игре огня изразцового камина. Часы пробили час ночи, тем самым словно подтолкнув Буратино к действию. Он смело шагнул в камин и уселся на поленьях…

Пьеро спал. Раскинул ноги и сбив одело к стене, оголил свое барахло. Мальвина свернулась калачиком со всех сторон подоткнув под себя одеяло, чтобы ни один его миллиметр не свисал. Артемон до сих пор и не просыпался. А папа Карло открыл глаза и пошевелил пальцами, впервые за 6 лет…

Жизнь как ни странно, продолжилась... и после Буратино.

***

Эпилог

Карабас-Барабас продавал орехи на площади трех театров. Один театр был сгоревшей его мечтой, второй муниципальный, третий «Театр папы «Карло». Сожалел ли он о чем либо? Нет. Он был счастлив, получая твердый заработок и ни от кого не завися. Летом и зимой, в будни и выходные орехи пользовались отличным спросом. Совсем недавно он начал экспериментировать с орехами в меду… Впереди было еще столько идей и планов. И, Самое Главное, он был одинок в своем Счастье.

Бассейн МФТИ заработал

Стоимость одного сеанса — 100 рублей. Для детей скидки нет.
При себе желающим поплавать надо иметь медицинские справки, фото 3 на 4 и шапочку
Читать дальше

Как вернуть деньги

Здравствуйте.

Полтора года назад мы заключили соглашение со строительной фирмой о долевом строительстве дома. Срок сдачи был установлен на 2 квартал 2005.

За полтора года был построен только фундамент и мы решили деньги забрать. Расторгли договор. Нам выдали соглашение, в котором фирма обязуется вернуть деньги в течение 30 дней. Но через полтора месяца нам вернули только половину суммы, а остальное обещают со дня на день вот уже месяц. Мы посылали им письмо с просьбой вернуть деньги до 15 декабря (по соглашению о расторжении фирма должна была вернуть деньги до 15 ноября). Как нам поступить? Подавать ли в суд? На что можно рассчитывать?

Спасибо за консультацию!

Митинг у администрации против отмены льгот

Сегодня утром с 10 часов у администрации стали собираться жители города, чтобы выразить свой протест против закона о монетизации льгот. Причем никто толком не мог сказать, кто же явился инициатором пикета. Кто-то узнал об этом от старших по домам,
Читать дальше

Красовский пугает

Досуг и отдых / Театр и кино   SubEditor
Основатитель театра «Город» участвует в проекте «Триллер: игры со страхом». Это цикл из пяти постановок (Упыри, Франкенштейн, Недоразумение, Парфюмер, Сны мертвеца), Красовский режжисировал две — «Франкенштейн» и «Парфюмер»
Читать дальше

DNT-что за клуб?

Уже долгое время наблюдаю как в нашем городе «гоняют» разбитые девятки, шестерки и деже копейки с, так называемыми спортивными глушителями, и наклейками «DNT». Похоже эти ребята насмотрелись таких пацанских фильмов, как «бумер», «форсаж» и.т.д. потом
Читать дальше

Мелочи жизни

1. На станции появился уличный игровой автомат. Как будут контролировать доступ детей к нему — непонятно. Кстати, летом на рынке такой уже ставили, но быстро сняли.
2. На елочных ярмарках осталось немало непроданных елок. Говорят, их раздавали под
Читать дальше

Постновогоднее…

Вот и вплыли мы в новый, 2005 год! С чем всех и поздравляю. Хотелось бы начать новый год с обсуждения – и как оно? Как оно у вас прошло?
Мы были в «Горняке». Привезли оттуда массу впечатлений. Тридцать первого всю ночь вокруг нас
Читать дальше